Сколько государства должно быть в экономике

Сколько государства должно быть в экономике

Автор  20 февраля 2017
Оцените материал
(2 голосов)

В Беларуси мы говорим «экономика», подразумеваем «государство». Мы говорим «государство» подразумеваем экономика. В этом суть нынешней белорусской модели. И в этом её врождённый дефект.

Формально у нас нет диктатуры пролетариата. Функции собственника, производителя, финансиста, регулятора и контролёра выполняет номенклатура. С очень слабыми механизмами сдержек и противовесов, без гражданского контроля, вне контекста независимой судебной власти. Конфликт интересов приводит к деградации систему государственного и корпоративного управления. Отсюда коррупция, бесхозяйственность и скандально низкая производительность труда.

В Беларуси диктатура номенклатуры, обезличенной, анонимной и безответственной. Поэтому мы не знаем авторов и спонсоров проектов законов, постановлений и указов. Поэтому мы нам неизвестны авторы и бенефициары тысяч государственных инвестиционных программ. Статистика и финансовый анализ показывают, что в них «похоронены» десятки миллиардов денег налогоплательщиков.

Ресурсы страны, включая землю, воду, недра, инфраструктуру и ~80% коммерческих активов – это формально наше, народное, принадлежит обществу. Фактически всё это богатство находится в руках властных политиков и номенклатуры. Они, распорядители чужого, т. е. нашего, являются реальными хозяевами, которые сами себя назначают, финансируют и контролируют.

Второй параметр для определения размера государства в экономике – размер государственного бюджета, т. е. доля нерыночного сектора экономики. В Беларуси он составляет 41 – 43% ВВП. Распорядители чужого доминируют не только в секторах экономики, которые относятся к командным высотам (энергетика, финансы, земля, недвижимость, добывающая промышленность, водоснабжение, транспорт, крупные промышленные предприятия), но также в секторах с преимущественно малым и средним бизнесом. К тому же, они влияют на значимую часть потребительского рынка через государственные закупки, политику зарплаты и социальных трансфертов.

Третий параметр размера государства в экономике – объём регуляторных издержек, т. е. цена, которую платит бизнес за выполнение требований и обязательств государства. Это издержки на уплату налогов (время, зарплата, расходы на организацию рабочих мест, транспортные расходы, покупка программного обеспечения и т. д.), получение разрешений, лицензий, квот и прохождение иных процедур, без которых нельзя вести легальный бизнес, затраты на общение с контрольными и надзорными органами, а также штрафы и наказания. Регуляторные издержки входят в цену товаров и услуг, делая их менее конкурентоспособными. В странах Евросоюза регуляторные издержки оцениваются на 11% ВВП, в США – на 15% ВВП. Принимая во внимание низкий уровень качества белорусского законодательства, его противоречивость и субъективность таких трактовок, как «обоснованный», «целесообразный», «нормальный», «законный» (а не лжепредпринимательский), «вред» и «ущерб», с учётом непропорционального размера штрафов, времени, которое тратят руководители предприятия на согласование разного рода вопросов в органах госуправления, регуляторная нагрузка в Беларуси составляет ~18% ВВП.

Ни одна страна в мире за всю историю современной цивилизации не обеспечивала быстрые, долгосрочные, инклюзивные темпы роста, имея такой гигантский размер государства в экономике. Темпы роста ВВП важны не только, как некий формальный показатель, а как индикатор конкурентоспособности, адекватности понимания потребностей отечественных и иностранных потребителей, а также социальности экономической политики. Без экономического роста невозможно обеспечить благополучие пенсионеров, динамичное развитие молодёжи, создать качественную систему образования и здравоохранения.

Многочисленные исследования оптимального размера государства в станах с разным уровнем развития показывают, что размер нерыночного сектора (государственный бюджет) для развивающихся, переходных стран должен быть до 20% ВВП, для развитых – до 28% ВВП. При этом основным собственником активов в этих странах должны быть частные лица. Южная Корея, Япония, Ирландия, Чили, Швеция, Китай, Тайвань в те периоды своей истории, когда они были бедными и развивающимися, имели совокупные госрасходы в пределах 12 – 17% ВВП. Сегодня в одной из самых успешных моделей для экономического роста (Сингапур, Гонконг) доля госрасходов не превышает 20% ВВП.

Беларусь имеет слишком высокую налоговую нагрузку, слишком тяжёлое регуляторное бремя, что в условиях низкого качества государственного и корпоративного управления и истощения традиционных источников роста (особые отношения с Россией, доступ на её внутренний рынок, кредитная и ресурсная поддержка) создаёт угрозу экономической безопасности и устойчивости белорусской модели.

Выход из этого тупика показывает экономическая теория и история. Первый шаг – резкое сокращение налоговой нагрузки, до 20 - 25% ВВП при соответствующей корректировке бюджета. Сегодняшнюю громоздкую, противоречивую, высокозатратную налоговую систему необходимо заменить введением ввести трёх универсальных налогов: налог с розничной продажи (плоская шкала ~15%), подоходный налог с физических лиц (10%) и акцизы на энергетические товары, табак и алкоголь.

Второй шаг – честная, открытая приватизация государственных активов, с ориентацией на национального инвестора. Доля государственных активов не должна превышать 15 - 20%.

Третий шаг – радикальное сокращение функций государства, отказ от тотального государственного контроля и надзора, дерегулирование, дебюрократизация и либерализация экономических отношений. Беларуси выгодно иметь малое, прозрачное, гибкое, мобильное и электронное правительство. Оно не должно заниматься бизнесом, а направлять свои усилия и ресурсы на создание конкурентных по степени гарантий собственности, налоговым и регуляторным издержкам условия для работы производителям товаров и услуг.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!