Будет рост, а денег не ждите

Будет рост, а денег не ждите

Автор  07 декабря 2016
Оцените материал
(2 голосов)

Правительство клонов Остапа Бендера

Белорусские власти окончательно и бесповоротно оторвались от земли. Одни члены правительства попали в нирвану, другие с головой погрузились в утопию, третьи предпочти экономической науке советское шаманство. Вся эта правительственная фантасмагория проходит на фоне заверений А. Лукашенко, что вокруг враги и война, а Беларуси нужна военная экономика. Чувства острого сюрреализма добавляют ставшие регулярными визиты в Минск делегаций бизнеса разных стран на инвестиционные форумы. Официальная пропаганда утверждает, что французские, итальянские, латвийские, польские и турецкие инвесторы толпятся в очереди поддержать своими деньгами белорусскую военную экономику. Наконец, картинку белорусского города из страны волшебника Оз своими мазками заканчивают Всемирный банк, Европейская комиссия и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Они готовы работать с государственными заводами и авторитарной вертикалью, увлекать номенклатурных начальников грантами в надежде на трансформацию их мировоззрения.

Так хочется взлететь…

Аксакалы белорусской Вертикали из кожи лезут вон, чтобы доказать А. Лукашенко свою незаменимость, профпригодность и правильность избранного курса. Премьер-министр А. Кобяков, вице-премьер В. Семашко, глава Совета Республики Михаил Мясникович и министр экономики В. Зиновский попеременно убеждают А. Лукашенко, что белорусская экономика не только дошла до дна, но уже от него отпрыгнула. Причём, прыжок такой динамичный, что в 2017 году нас ждёт очередная волна реиндустриализации, инвестиционный бум и рывок потребительского спроса. По мнению В. Семашко, предприятия Минпрома в следующем году увеличат объём производства на 11,3%: «Я доволен и счастлив тем, что мы выжили, преодолели кризис. По всем признакам вижу, что рецессия закончилась».

Острота номенклатурного зрения позволяет Владимиру Ильичу Семашко увидеть даже чёрную кошку в тёмной комнате, даже если её там нет. Надёргать вырванных из контекста и среднесрочных трендов цифры и представить их в качестве доказательства тезиса о начале экономического роста всей экономики белорусские министры научились давно. В 2015 году белорусская промышленность сократилась на 6,6%. Дальше следите за руками. В I квартале 2016г. объём промышленного производства по сравнению с I кварталом 2015г. сократился на 4,3%, во втором квартале получился рост на 1,1%, в третьем – падение на 1,9%. В январе – сентябре 2016г. падение составило 1,7%, в январе – октябре 2016г. по сравнению с аналогичным периодом 2015г. минус 1,5%. Но если очень хотеть показать рост промышленности, то об этих цифрах можно умолчать, а сделать акцент на других. Например, в октябре 2016г. по сравнению с сентябрём 2016г. промышленный рост составил 3,6%. В третьем квартале 2016г. по сравнению со II кварталом рост составил 2,9%, а во втором по сравнению с первым – на 1,8%.

Концентрация внимания на отдельных промышленных товарах и умолчание о других может создать иллюзию благополучного завершения кризиса. За сентябрь 2016г. производство транспортных средств и оборудования в стоимостном выражении увеличилось на 82%, что позволило увеличить показатель роста за 10 месяцев этого года на 4,1%. Физический объём производства машин для внесения органических удобрений в октябре увеличился по сравнению с сентябрём на 17,4%, что позволило сократить падение за январь – октябрь 2016г. до 15,3%. Тракторов в октябре 2016г. было произведено на 4% больше, чем в сентябре, а за 10 месяцев 2106г. – на 3,8% больше, чем за аналогичный период 2015г. Можно подать производство подшипников, как успех 2016 года. За 10 месяцев их физическое производство увеличилось на 20,4%, но если упомянуть, что по состоянию на 1.11.2016г. на складах накопилось подшипников в объёме 13,4 раз больше среднемесячного объёма производства, то возникают сомнения в целесообразности промышленного роста такой ценой. Какой смысл производить станки для обработки металлов, если на складах скопилось их на 7,2 месяца производства, по карьерным самосвалам – на 4,7 месяцев, по автомобилям-самосвалам для бездорожья – на 5 месяцев, прицепам и полуприцепам – на 5 месяцев, велосипедам на 4,4 месяца.

Стабильно сложной остаётся положение производителей лёгкой промышленности. За январь – октябрь 2016г. производство шерстяных тканей увеличилось на 1,1%, в октябре по сравнению с сентябрём – на 9,4%. Вал есть, но он не на пользу, а во вред, потому что на 1.11.2016г. на складах скопилось шерстяных тканей на 8,9 месяцев производства. Сумок «наклепали» на складах на 3,5 месяца производства, обуви – на 5,7 месяцев, а предметов и аксессуаров из натурального меха – на 26 месяцев. Т. е. более двух лет можно не работать и распродавать изделия.

Наконец, в главных промышленных секторах белорусской экономики роста даже при государственной поддержке нет. В стоимостном выражении производство кокса и продуктов нефтепереработки за январь – октябрь 2016г. по сравнению с аналогичным периодом 2015г. сократилось на 11,4%, производство химических продуктов – на 7,2%, производство резиновых и пластмассовых изделий – минус 6,5%, металлургическое производство – минус 1,8%.

Производство есть, а денег нет

Руководители правительства в традиционной для себя манере делают акцент на валовом производстве, а не на финансовых результатах такой деятельности. Правда о восстановлении экономического роста в значительной мере кроется именно в денежной части деятельности промышленности.

За январь – сентябрь 2016г. прибыль организаций промышленности от реализации продукции, товаров, работ и услуг составила BYN5287 млн., что на 3,9% меньше, чем за аналогичный период 2015г. При этом чистая прибыль за этот же период оказалась больше на 35,2%, увеличившись до BYN1794 млн. При этом рентабельность реализованной продукции сократилась с 12,3% в январе-сентябре 2015г. до 10,2% в 2016г. Долги по кредитам и займам увеличились до BYN35,6 млрд., (роста с начала 2016г. на 3,5%), а просроченные долги по кредитам выросли с начала года на 81,9%, до BYN1,44 млрд.

Оказывается, рецессия промышленности закончилась, вот только объём просроченных долгов по кредитам составляет 80% от объёма чистой прибыли. Просроченная кредиторская задолженность на 1.10.2016г. составила BYN2,84 млрд., что на 14,5% больше, чем было в начале года. Все эти цифры подтверждают гипотезу о лоббистском сговоре «красных» директоров, представляющих старую промышленную структуру белорусской экономики с одной стороны и их партнёров из Совмина, исполкомов, концернов и Минпрома.

Обычно выходу из рецессии предшествует значимое увеличение роста инвестиций в основной капитал. В январе – октябре 2016г. этот показатель сократился на 19,5%. И это после сокращения инвестиций в 2015г. на 15,2% и на 5,8% в 2014г. Причём доля импортных машин, оборудования, транспортных средств составила 72% инвестиций, вложенных в активную часть основных средств (в январе-октябре 2015 г. было 67,2%). Это значит, что краткосрочный, фрагментальный рост по отдельным товарным позициям обеспечен не за счёт внедрения технологических новинок, а за счёт загрузки уже имеющегося технологического оборудования и машин.

В условиях продолжающегося сокращения экспорта товаров, при неблагоприятной ценовой конъюнктуре на товары белорусского экспорта (в январе – сентябре 2016г. средние цены экспорта снизились на 16%, импорта – на 9%) и обострении проблем производителей с доступом к финансам научно обоснованного, фактически подтверждённого выхода из рецессии белорусской экономики в целом и промышленности в частности нет. Но это совсем не значит, что вице-премьер В. Семашко и премьер А. Кобяков будут уволены. А. Лукашенко может в очередной раз войти в положение руководителей Совмина, отругать их перед камерами (для проформы) и дать старой команде очередной срок для исправления ситуации. Дело в том, что из старой кадровой обоймы ничего путного уже не вытрясешь. Она предсказуемо ограничена в своих ментальных конструкциях и управленческих парадигмах. Она представляет зону управленческого комфорта для главы страны. Так получилось, что эта зона в значительной мере совпала с зоной затяжной рецессии и социальной деградации.

Финансовая деятельность коммерческих организаций Беларуси, январь – сентябрь 2016г.


 
Январь-сентябрь
2016 г.

Январь-сентябрь

2016 г.
в % к
январю-сентябрю 2015 г.

Справочно
январь-сентябрь
2015 г.
Выручка от реализации продукции, товаров, работ, услуг, млн. руб. 126 505,8 109,6 115 405,0
Себестоимость реализованной продукции, товаров, работ, услуг, млн. руб. 101 111,1 110,5 91 479,9
Прибыль, убыток (-) от реализации продукции, товаров, работ, услуг, млн. руб. 9 388,9 98,3 9 546,9
Прибыль, убыток (-) до налогообложения,
млн. руб.
4 981,8 111,8 4 455,1
Чистая прибыль, убыток (-), млн. руб. 3 657,7 118,0 3 099,6
Рентабельность реализованной продукции, товаров, работ, услуг, % 9,3 х 10,4
Рентабельность продаж, % 7,4 х 8,3
Количество убыточных организаций, единиц 1 592 113,3 1 405
Удельный вес убыточных организаций
в общем количестве организаций, %
21,0 х 18,6
Сумма чистого убытка убыточных организаций, млн. руб. 1 619,8 61,9 2 617,2

Источник: Белстат РБ, ноябрь 2016г.

 

Состояние расчётов коммерческих организаций Беларуси, на 1.10.2016г.

  На 1 октября 2016 г. В % к
1 января
2016 г.
1 сентября
2016 г.
Суммарная задолженность, млн. руб. 97 603,5 106,0 99,5
из нее просроченная 9 713,3 133,5 101,4
Удельный вес просроченной суммарной задолженности в общей суммарной задолженности, % 10,0 х х
Кредиторская задолженность, млн. руб. 38 333,3 108,6 99,6
из нее просроченная 6 931,1 119,5 99,96
Удельный вес просроченной кредиторской задолженности в общей сумме кредиторской задолженности, % 18,1 х х
Внешняя кредиторская задолженность, млн. руб. 8 696,8 97,3 94,1
из нее просроченная 1 220,5 102,6 96,3
Удельный вес внешней просроченной кредиторской задолженности в общей сумме внешней кредиторской задолженности, % 14,0 х х
Задолженность по кредитам и займам, млн. руб. 59 270,2 104,4 99,4
из нее просроченная 2 782,2 187,9 105,3
Удельный вес просроченной задолженности по кредитам и займам в общей сумме задолженности
по кредитам и займам, %
4,7 х х
Дебиторская задолженность, млн. руб. 29 723,3 110,2 100,6
из нее просроченная 7 270,2 120,3 100,6
Удельный вес просроченной дебиторской задолженности в общей сумме дебиторской задолженности, % 24,5 х х
Внешняя дебиторская задолженность, млн. руб. 6 807,2 97,9 95,4
из нее просроченная 1 019,0 97,5 95,0
Удельный вес внешней просроченной дебиторской задолженности в общей сумме внешней дебиторской задолженности, % 15,0 х х

Источник: Белстат РБ, ноябрь 2016г.

 

 

Подпишись на новости в Facebook!