Бубнёж-трындёж на неэмиссионной основе

Бубнёж-трындёж на неэмиссионной основе

Автор  15 августа 2016
Оцените материал
(5 голосов)

Почему белорусские власти заговорили об экономическом росте

Белорусское правительство не только верит в чудеса. Оно их иногда делает. Правда, даёт своё собственное определение чуда, окрашивая его национальным орнаментом скрытых смыслов и значений. Получается, как с демократией. Она в Беларуси есть? Конечно, но только её определение и понимание в нашей стране отличается от классического.

Премьер-министр А. Кобяков и министр экономики В. Зиновский выразили согласованную позицию Совмина по состоянию экономики Беларуси по итогам I полугодия 2016г. Экономический рост восстанавливается на неэмиссионной основе. Курс экономической политики выбран правильно. Инвестиционные приоритеты сработали. Доверие людей к банковской системе восстановлено. В общем, модель «Хрустальный сосуд» после косметической чистки и настройки продолжает себя оправдывать и радовать VIP-начальников. И опять белорусские распорядители чужого справились с кризисом без либерализации цен, приватизации, ликвидации тупиковых коммерческих проектов и особых реверансов в сторону предпринимателей и инвесторов. В общем, не Совмин, а команда социальных миротворцев и экономических чудотворцев. 

Основания для диагноза «рост»

Важным аспектов в работе правительства Беларуси является выбор шкалы сравнений и точки отсчёта. Если на темпы падения экономики посмотреть творчески и с нужного угла зрения, то вполне можно говорить о восстановлении экономического роста. В январе 2016г. по сравнению с январём 2015г. ВВП снизился на 4,3%. За январь – февраль 2016г. по сравнению с аналогичным периодом 2015г. ВВП Беларуси упал на 4%. Для сравнения в январе – феврале 2015г. ВВП сократился на 0,8%. I квартал 2016г. темпы падения сократились ещё больше – до 3,6% (в аналогичном периоде 2015г. было минус 2,1% ВВП).

Во II квартале 2016г. темпы падения ВВП продолжали замедляться. В январе – апреле 2016г. – до 3% (за аналогичный период 2015г. было минус 2,7%), в январе – мае 2016г. – минус 2,8% (в январе – мае 2015г. было падение 3,1%). Наконец, в I полугодии 2016г. ВВП сократился на 2,5%, в то время как в январе – июне 2015г. он упал на 3,4%. Т. е. если посмотреть на тренд изменения ВВП с начала 1995г. по август 2016г., то на графике линия ВВП с января по июнь 2016г. идёт вверх. Вот эта тонкая красная линия и стала основанием для оптимизма Совмина и его неожиданного вывода о том, что белорусская экономика уже растёт и к концу года обязательно выйдет в настоящий плюс.

Меряться темпами падения ВВП – явно не одно и то же, что сравнивать темпы роста экономики, но если очень хочется, то при определённом психологическом настроении А. Лукашенко и в рамках использования статистики для пропагандистских целей накануне парламентских выборов «продать» темпы снижения ВВП за восстановление экономического роста можно. Главное остерегаться международных сравнений и методологических нюансов. Вот Чехия, например, в этом году растёт со скоростью 2,7% ВВП после роста на 4,2% ВВП в 2015г. Словакия в 2015г. выросла на 3,6% и в этом планирует увеличить свой валовой продукт на 3,3%. Польша в 2015г. выросла на 3,6% и в этом году будет примерно столько же. И это если не брать Вьетнам (6,7% роста в 2015г. и 6,5% в этом), Китай (6,9% и 6,5% соответственно) или Индия (7,3% и 7,5%).

Вот такой внешний контекст, который, по версии белорусского правительства, виноват в проблемах белорусской экономики. В 2016г. мировая экономика вырастет более чем на 3%, если не произойдёт сдувание пузырей на фондовых рынках развитых стран и не активизируются войны. Совмин в пылу своего чудотворчества принял программу развития экономики на 2016-2010гг., в которой пообещал расти быстрее, чем мир. Похоже, руководители Совмина сами поверили в своё агрегированное чудачество. Теоретически оно может стать былью, если творчески подойти к оценке темпов роста мировой экономики. Всегда же можно надёргать список стран, которые будут хуже нас.

Основания для диагноза «рецессия»

А. Кобяков честно признался, что положительные результаты, с его точки зрения, были достигнуты за счёт государственной поддержки избранных промышленных и аграрных предприятий. Он специально сделал акцент на слове «неэмиссионный». Это лишь отчасти верно. Главный вопрос не столько в денежной эмиссии, а в том, является ли монетарная и фискальная политика достаточно жёсткой для обеспечения макроэкономической стабильности. Можно временно сбавить обороты денежного печатного станка, но сохранить для номенклатурных любимчиков доступ к не рыночного дешёвым кредитных ресурсам, в том числе за счёт долгов. Да, монетарная политика в целом в I полугодии 2016г. стала жёстче, чем была до этого, но из этого правила, к сожалению, есть очень большое исключение. Оно в значительной мере сводит на нет позитивный эффект от более грамотной монетарной политики Нацбанка. Речь идёт о коммерческих номенклатурных любимчиках, которые слишком-большие/важные-чтобы-обанкротиться и чтобы быть отключёнными от государственной помощи. Их список жёстко не фиксирован, а скорее напоминает гармошку, которую растягивают лоббисты, в том числе под прикрытием необходимости восстановления экономического роста. Вместо напряжённой работы по ликвидации структурных искажений, вывода из системы токсичных активов правительство продолжает их безусловную поддержку. Когда закончится ресурс относительно лёгких внешних кредитов, когда внутренние резервы будут проедены, Беларусь заплатит за приведение в порядок этих несколько сотен субъектов с индульгенциями на коммерческие «убийства» дороже, чем если бы она занялась ими в этом году.

В январе – июле 2016г. объём наличных денег в обращении (М0) увеличился на 9,8%, агрегат (М1) увеличился на 1,6%, рублёвая денежная масса сократилась на 0,2%, а широкая денежная масса (М3) выросла на 0,7%. Эти цифры показывают силу характера руководства Нацбанка, который сознательно не пошёл на конфликт с Совмином по либерализации цен и из тактических соображений перешёл на ручное регулирование ставок по кредитам и депозитам. Динамика задолженности по кредитам расширяет представление о сути кредитно-денежной политики. За январь – май 2016г. этот показатель увеличился на 6,7%, а просроченная задолженность выросла на 37,5%, до Br20,36 трлн. (неденоминированных рублей). Однако если сравнить объём долгов по кредитам по состоянию на 1.06.2016. (Br605,98 трлн.) и по состоянию на 1.06.2015г. (Br457,72 трлн.), то он в годовом выражении увеличился на 32,4%. В условиях затяжной рецессии такая кредитная динамика ставит под сомнение жёсткость монетарной политики в целом.

Гораздо больше претензий к бюджетно-налоговой политике. Белорусские власти взяли курс на расширение присутствия государства в экономике, на вытеснение частного капитала и навязывания госинвестиций и госпотребления.

Согласно утвержденному в декабре 2015г. консолидированному бюджету РБ на 2016г. доходы были запланированы в объёме Br288925,5 млрд. (неденоминированных) или 29% ВВП. Из этой суммы налоговые поступления должны были составить Br246037 млрд. (24,7% ВВП). Расходы консолидированного бюджета на 2016г. были изначально запланированы в объёме Br272272 млрд., 27,3% ВВП. Сам ВВП должен был составить Br995777 млрд. и в реальном выражении за 2016г. вырасти на 0,3% при среднегодовом курсе Br/$ = $1 – Br18689.

При подведении итогов выполнения бюджета за I полугодие 2016г. Минфин заявил уточнённый годовой план по доходам консолидированного бюджета на 2016г. Br293445 млрд. (на Br4,52 трлн. больше, чем было предусмотрено в первой версии закона о бюджете), по расходам – Br282484 млрд. (на Br10,21 трлн. больше). При этом изначально запланированные темпы роста ВВП не пересмотрены. Динамика экспорта, инвестиций в основной капитал не изменены.

Получается вот такая неприятная, непонятная загогулина. В условиях очевидного провала ВВП, экспорта и инвестиций, когда запланированная цена на нефть ($50 за баррель) оказалась ниже, а инфляция – в пределах 12%, распорядители чужого запланировали рост как доходов, так и расходов. Заявленное бюджетное благоразумие не стало реальностью. Не могла материализоваться и приватизация. О ней вообще все забыли в свете активного лоббирования VIP-номенклатурой схемы «акции в обмен на качественное доверительное управление»

Во главе угла стала задача во что бы то ни стало показать, что правительство справляется с поставленными президентом задачами в сложных внешнеэкономических обстоятельствах. Совмин справился с ней, как умел, в том числе словесной эквилибристикой. Осталось подождать оценки главного зрителя этого номенклатурного мельтешения.

 

 Ярослав Романчук

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!