Дебтовая экономика

Дебтовая экономика

Оцените материал
(2 голосов)

Баланс и дисбаланс: макроэкономический аспект

Дебтовая, или долговая экономика есть разновидностью слабой экономики, вялых элит и опасного популизма. В отдельности, или в одном флаконе. Относится это и к Беларуси, причем в последние 10 лет процесс пошел высочайшими темпами. Почему?

Ответ на эти вопросы может быть синтетическим, сложным. Начнем с общей макроэкономической ситуации. Элиты страны по-разному относятся к заимствованиям. В свое время Румыния при Чаушеску набрала долгов, и рассчитывалась с кредиторами в режиме жесткой экономики. Это оказало воздействие на политическую ситуацию, в итоге режим Чаушеску прекратил существование.

Нечто похожее было в Польше при Гереке. Набрали кредитов, пришло время расплачиваться, ввели жесткую экономию, население стало протестовать, так как вверх пошли цены. Кому же это понравиться. Процесс оказал сильное влияние на общество, позже протестное движение привело к "Солидарности". Последствия знают все.

Есть ли некие общие черты усиления зависимости, как в развитии внутренней и внешней задолженности. Конечно есть. Главный признак – ситуация в сфере макроэкономического равновесия. И, что же конкретно?

Фундаментальный признак наличия или отсутствия внешних и внутренних долгов – норма сбережения домашних хозяйств. Второй фактор – сбережения капитала, что для нас весьма проблематично.

Стоит провести девальвацию, как происходит и обесценение капитала (переменного, оборотного) делового сообщества страны. Урон от мягкой монетарной политики не только и не столько в ценах, сколько в подрыве накопления капитала в стране. Скажем, был в белорусских рублях миллионов долларов, девальвация прошла – вы владеете оборотным капиталом уже в 700 тысяч долларов. А в 2011 году реально внутренний капитал бизнеса, вообще, был подорван.

По сути дела капитал белорусских деловых кругов сведен к маргинальным величинам, или близко к ним. По этой причине бизнесмены стали брать больше кредитов. И это при ставках в 35-40% и более того. Кстати, именно такие ставки банковского процента являются запретительными. Деловые люди не должны брать такие кредиты. Государственные предприятия берут, не обращая внимания на риски. Типа, нам все спишут. Бизнес тянется за ними, влезают в кредитную наркоманию, медленно и верно идут к собственному банкротству. Ситуация разрастается как раковая опухоль.

Кто отвечает за все это? Формально – никто. Списывают не некий «мировой кризис», проделки мировой финансовой олигархии, ошибки русских партнеров, которые опустили рубль ниже плинтуса. Если бы так! На нынешний момент в стране создан порочный круг депозитной и кредитной политики, заложниками которой стало все население страны.

Акселерировалась разгонка инфляции, которая объективно стала вести к следующей девальвации. Этот воронкообразный процесс может набирать силу вне желаний политиков и назначенного ими правительства. Они превращаются только в регистраторов данного кумулятивного процесса. Страна входит в фазу бифуркации, когда борьба против инфляции, или рост бюджетного дефицита уже не дают желаемых результатов.

И таким образом, практически синхронно, денежная круговерть приводит циклически к обесценению национального капитала, с одновременным усилением возможностей иностранного капитала по скупке собственности и активов страны с высокой степенью заимствования.

Это было в России в 90-х годах, когда 70% бюджета уходило на погашение иностранных кредитов. Потом дефолт и новое перераспределение собственности и активов, особенно в банковском и промышленном секторах.

Грозит ли это нам? Пока не очень. Главная подкладка – наличие общенародной собственности в рамках 130 млрд. долларов. Но и продавать ее – это далеко не лучшее, что можно делать в таких ситуация. Можно использовать инфляционный налог и брать деньги для возврата долгов из карманов всего населения. Аналогично действует и рост коммунальных тарифов, введение новых параметров в сфере пенсионного обеспечения.

Что лучше: продавать собственность, созданную предшественными поколениями, или расплачиваться доходами нынешнего работоспособного поколение. Ответ прост: долги пошли на нынешних. Трогать «чужую» для полисимейкеров собственность будет нарушением социальных отношений в стране. Разрушением фундаментальных принципов взаимоотношений разных поколений жителей страны.

Стоит задуматься и о том, что в 90-ые при символической зарплате в 30-40 долларов, норма сбережений домашних хозяйств была около 17%. Как только стали влезать в долги она снизилась до 4%. Люди перестали делать сбережения. И на что надеяться? Кто-то возьмет деньги в долг, а кто будет возвращать? Немой, или «не мой» ответ

Рейтинговый и «ценовой» аспект долгов

Динамичные экономические системы, сначала Япония, затем Китай жили без долгов. Точнее они не заимствовали на мировых институциональных рынках. В чистую, на основе определенной ценностной психологической основе. Китай остался верен этому принципу, с Японией сейчас иная ситуация. По итогам прошлого года (2015) Центральное Разведывательное Управление США исполнило свою обязанность вычислять пороги экономической и социальной безопасности, и предложило аналитические данные на этот счет.

Посмотрим на эти данные внимательно.

Удивительные вещи происходят в мировой экономике, если проводит компаративные исследования. Именно в 2015 году Япония возглавляет список стран с высокими «публичными долгами». По отношению к ВВП долги достигли 227% (в национальной валюте). Затем следует Зимбабве (205%) и Греция (182%). США в первой группе должников (73.6%), Германия (71.7%), Россия (13.5%, 160-ое место), Беларусь на 124 месте (36.4%), что не так плохо.

Менее всего общий долг: Ливия (6.6%), Таджикистан (6.5%). И самый лучший показатель у такой страны (территории) как Веллис и Футуна (5.6%, 176-ое место). Китай отличается невысокой степенью общих долгов, всего 16.7% от ВВП.

Что это означает? В списке мировых долгов мы находимся в последней трети стран с малыми совокупными заимствованиями. Именно эти данные ЦРУ предоставляет американскому правительству, и оно делает соответствующие выводы. Да и для МВФ указанные показатели также важны.

Теперь о Беларуси. У нас внешний долг по всем сегментам (правительство, финансовый сектор, бизнес) находится около 40 млрд. долларов. Он немного уменьшается по мере выплат и обслуживания процентов. Но почему он такой, специалисты знаю, что он раньше был гораздо меньше.

Ответ на эти вопросы содержится в приоритетах экономической политики. Строго говоря, субсидирование промышленности, высокая социальная субсидарность привели к потребности (именно потребности, а не желания) жить не по средствам. Это стало государственной политикой. Как только стали выставлять приоритеты достижения 1000 зарплаты в месяц, при существующей патерналистской политики, при росте заимствований стал быстро увеличиваться весь совокупный долг, который специалисты измеряют как “Public Dept”.

Когда персональная ответственная сумма долгов установилась на уровне 4000 долларов на каждого, включая стариков и младенцев, большинство не стало возмущаться, а сомневаться в этих цифрах. Часто и так: «я ни у кого, ничего не брал». Кстати, внутренний долг на 1 января 2016 года составил 103.5 трлн. рублей. Пока он прирастал на 10 трлн. рублей ежегодно. Для его погашения привлекаются госзаймы, облигации, ценные бумаги. Можно и осуществлять кредиты за счет резидентов. В мировой практике бывают ситуации, что внутренний долг компенсируется внешними займами. Был такой случай в России, когда А.Чубайс «перехватил» деньги (100 млн. долларов) у Сороса для быстрого закрытия бюджетных разрывов. В других случаях, за рубежом есть крупный капитал, который может давать деньги взаймы правительству. И это не возбраняется.

Конечно, правительства менялись, уходили и приходили новые чиновники, но итог прост. Цена правительства в прошлом году составила 4 млрд. долларов. Это деньги, которые мы отдали за экономические ошибки, за высокую субсидарность экономики и социлаьной сферы.

Где же решение проблем? В налогах, увеличении пенсионного возраста? В том, чтобы из стажа вычеркивался период учебы в университетах, время ухода за детьми? Всплеск общественного недовольства определенно запрограммирован.

И правильны ли эти действия? Нет это неправильно. Проблемы сформировались остро именно сейчас, когда на ¼ упал экспорт во все страны, и на 1/3 – в Россию. Ценовой конкуренции мы стали не выдерживать.

Доминанта действий – своя собственная промышленность и сельское хозяйство. Не вводить ограничения на людей, не давить бизнес налогами и проверками, а стимулировать экономическую активность. Особенно малый и средний бизнес.

Получается, что другого не дано. А брать в долг еще – дорога в никуда. Ни от ЕАЭС, ни от МВФ. Каждому есть над чем подумать. И выбрать другой путь.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!