2016: расписание на послезавтра. И …далее

2016: расписание на послезавтра. И …далее

Оцените материал
(2 голосов)

Наши точки бифуркации: "дауншифтеры с лопатами"?

В событийности есть свои точки бифуркации, которые выявляют состояние экономики и общества. У нас появилась возможность увидеть себя не просто со стороны, а четко понять, что мы? И где? Ситуация со снегом точно отражает экономический феномен страны. Тракторы стоят нераспроданные под снегом, на улицах громадные "Кировцы", а возле домов - буйство погоды, завалы и заносы.

Вот и противоречие: большие тракторы МТЗ стоят нераспроданные, а малых и не видно. И не слышно, когда они заработают у подъездов. Мы далеко ушли вперед в обеспечении всего человечества тракторами. Так далеко, что сами остались без них. Именно теми, которые нужны для механизации уборки улиц, нашего пространства бытия.

Еще в 30-х годах прошлого века Дж.Майнард Кейнс писал, что катаклизмы, природные катастрофы способствуют развитию экономики. Правильно, они увеличивают спрос на технику, материалы, служат «толчком». Стимулируют производство и сбыт сами потребности людей.

Есть они у нас? Естественно! И этой зимой стало понятно, что курс на «большую» экономику сделал нас смешными в условиях мирового потепления. Кругом тают льды, а у нас снега некуда девать. И кто-то будет говорить, что кризис. Спрос упал. Да уж. Новый спрос и не родился. Тракторы для уборки внутри дворов? Нет их. Легче принять дурацкое правило, чтобы каждый автовладелец лопатой метал снег под другую машину. Торжество глупости? Конечно. Развиваем «лопатную экономику».

В нашей экономике не просто кризис. Кризис в головах тех, кто «управляет» предприятиями, ломает голову, что делать с ненужными грузовиками, тракторами. Мотоциклов стали выпускать в 4 раза меньше, автобусов в 2. Значит не те мотоциклы, а квадроциклы нужны. Не здоровые автобусы, а мини, небольшие экономичные, удобные. Велосипеды взрослые 3-х колесные, с электроприводом, посмотрите в интернете ассортимент. И выпускайте на радость людям.

Второй урок «Эммы». Отметим, что «мировой кризис» здесь не при чем. Население городов ждало, когда дворники-пенсионеры (как правило) уберут гектары снега. Это синдром «киевского карнавала». Когда все чего-то ждут

В чем ошибка? В первые минуты должно было сработать правило: дополнительные деньги на уборку. Все, кто хочет, могут и лопатами физкультурить (раз не доросли до минитехники). Важно – скорость экономической реакции. Проблема есть? Запускаем индивидуальный и малый бизнес. «Сноу-клиннинг» - адаптивная форма сотрудничества города и его жителей.

Номенклатура охамилась. Стали присылать приказивки СМС - «убрать снег». Интересно, президенту и премьеру прислали таким приказы? Кстати, зачем пенсионерам высылали, старым и немощным?

С этого места – подробней. Как говорил Мюллер. 2016 год не столь важен в простом динамическом ряду событий. Не столь важна дискуссионность реформ: делать их или нет. У нас всегда остается шанс быть «дауншифитерами с лопатами». Легко и радостно. Особенно, если это сопровождать пропагандистскими обрядами о некоей собственной экономической модели.

2016 год может стать годом осмысленного отношения к нашему долговременному будущему. И цифры прироста ВВП, доходов и прочего практически значения не имеют. Если думать локально и действовать также, то просто надо купить пару новых лопат и ждать очередного урагана. Если не «эмми», то «Томми»

У нас приближается не ураган, а цунами. Которое поможет подняться, или, наоборот, наглодаться холодной и просить спасения. А руку никто может и не протянуть.

Кстати, аналогичная ситуация и в России, где удар пришелся по самому слабому месту в экономике – углеводородному сектору. Десятки лет (даже еще в СССР) русские политики сетовали на наркотическую зависимость от нефти и газа, что делала всю хозяйственную философию убогой, построенной на сырье. Уход цен к началу 90-х годов делает российскую экономику и общество весьма уязвимыми. И, что же им делать? И, что делать нам?

Для российских элит самым эффективным способом формирования новой экономики становится американский вариант промышленной политики. Как таковой в США промышленной политики нет. Многосекторальная, конкурентная система, где 98% - это малый и средний бизнес, не нуждается в дирижистской политике в промышленном секторе.

Но, что у них есть? В США вся система промышленной политики строится на бюджетных расходах на военно-промышленный комплекс и передовую науку, работающую на военные цели. Не стоит наивничать – именно военные инновации и становились в истории, в современном развитии передовых стран главными акселераторами экономических достижений.

Россия двинулась в этом направлении. Найдя такой полигон как Сирию, и отрабатывая там новейшие вооружения (особенно в электронике и РЭБ), военно-промышленный комплекс России развивает новое судостроение, авиационную и космическую отрасль, создает роботизированные системы на земле, в воздухе и на море. Это, скорее всего, пока единственный вариант формирования новых мультипликаторов в такой большой стране.

А нам? Нечто иное? Естественно.

Логин: «Новая экономика». Пароль - «экономика знаний»

Ставим задачи по наращиванию выпуска МТЗ и МАЗов в 2016 году. Поедем в Зимбабве (страна удивительно похожая) продавать наши тракторы. Если делать так, то ничего не изменится. И никакими указами, приказами тракторный не станет лидером в производстве новой техники, не только аграрной, но и «общественно-необходимой», как написал бы К.Маркс. Смазывать экономическую телегу не надо, лучше сделать новую «платформу». Это будут способны осуществить реструктурированные предприятия.

Самое время сказать, как же будем жить дальше? Делать реформы наперевес с лопатами? IT технологии в форме СМС-приказов, как проявление «административного восторга»? Комбайны и тракторы? И восстанавливать объемы выпуска и экспорта этой техники в 2016 году. И то тех пор, пока в США появятся «GOOGLE-тракторы».

И если американские гугломобили на испытаниях наездили 3.5 миллиона миль, то создать простой пахотный трактор с диджитальным позиционированием будет проще. Об этом вам расскажет ректор БГУ. И нигде он не будет пересекать трассу перед гугл-комбайном. Оцифровку страны мы сделаем очень точную. Причем сами. И не только для русских крылатых ракет.

Пароль для нас и производственников – «новая экономика». Отзыв – «экономика знаний». А начинать надо сейчас. И не терять время. Именно в журнале «Дело» не первый год, и не первый раз приходится об этом писать. Уже дошло, эти термины стали использовать чиновники в официальных документах. Как слова, хотя основная работа по реализации этого феномена впереди. И не только в 2016.

А, что же конкретно и сегодня? Не надо придумывать заоблачных задач. Отталкиваемся от реалий. Упало производство и сбыт – думайте, работайте инженеры и технологи. Ищите, творите. Обустраивайте собственные предприятия.

Кстати, анализ общей ситуации в белорусской экономике показывает, что главной фигурой становится специалист-инженер. Желательно легко работающий с 3-D технологиями. И нужна нам своя отрасль производства таких устройств, ускоренное развитие этих технологий. Но все категории инженеров становятся золотым фондом страны. Программиста подготовить проще.

Вторая сторона вопроса об инженерах – наелись мы менеджеров и маркетологов. Переколбасили с ними, выпускаем столько, что они только толкаются в отделах кадров, пишут «CV». Всеобщий восторг от терминов маркетинг, мерчендайзинг, брендинг, менеджмент привели к формированию такого «около» профессионального экономического планктона. Знают, как продать товар с ГМО или толкнуть залежалые туфли 47 (как-то обнаружил в ГУМе, в отделе женской обуви такие). Оставим маркетологию, менеджмент в покое. Хотя и не будем мешать проводить смешные тренинги московских финтифлюхтеров. Любят они провинцию, ох как любят.

Инженеры, технологи, конструкторы – новый качественно развивающийся класс новой экономики. Думающие «индивидуи», типа тех, что сделали первый персональный компьютер в гараже. Упустили наши политики и чиновники такой феномен, как «гараж». В собственном доме, где единство материи, практики и теории познания. В отдельно взятом «прогрессивном молодом человеке».

Теперь задачи для полисимейкеров. Моя гипотеза развития такова. Итак – вперед через синтез. Что может быть в нашей программе развития страны на 5-15 лет? Много чего, но главное – инсайд, внутренний образ страны. Причем не для кого-то а исключительно для себя. Не любование «хрустальным сосудом», а жесткая и интенсивная работа.

Основные усилия направлены по следующим векторам.

  • Создаем «новую экономику», построенную на человеческом капитале. Новый бизнес, новые люди, к слову, не надо никакой регистрации начинаний (в течение 3-х лет), если доходы малых бизнесов и ИП меньше суммы в 2000 долларов в месяц. Открыл счет и работай, получилось – тогда укрупняйся, развивайся. У нас не так. Пока 2/3 ИП и малого бизнеса не работает. Зарегистрированы, но они не субъекты экономики. Смысл этого в формировании высокой степени деловой активности, свободное движение товаров и сырья, материалов для любой производственной деятельности.
  • Постепенно, но упрямо формируем кластеры бизнеса (дом-улица-минигород). Не надо втаскивать их, и любую новую экономическую активность в Минск. Да, мегаполисы пока в лидерах, но по отдаче на 1 душу этого не скажешь. Мегаполис в Мексике или Германии – это их тараканы, а для нас ставка делается на главного носителя преобразований – человека, цкнтральной фигуры «экономики знаний». Собственно, вообще, лучше не трогать «пустые» места в Минске. Строим новые экономические центры и минигорода на расстоянии от имеющихся областных и иных «центров». Минск уже перестал быть форейтором прогресса, скорее он «тормоз», причем фиолетового цвета.
  • Не трогаем крупные предприятия. Никакой приватизации, иначе просто все остановится, приватизаторы с маузерами и гранатометами будут бегать друг за другом. Новую экономику создаем на «собственной базе». Мы строим НОВУЮ ЭКОНОМИКУ – наша главная парадигма. Действующие большие и громоздкие заводы поддерживаем только по программе сохранения рабочих мест. Или по программам создания новых рабочих мест. Только на эти цели на 1.5-2 года расходуем бюджетные деньги. Никаких затрат на покупку сырья, материалов. Только вкладываемся в усиление активности на каждом рабочем месте. С нее и начинается реструктуризация.
  • Министерства и директорат пусть делают, что умеют. Их лучше не трогать. При президенте создаем «Центр стратегических инициатив развития экономики». Как обычно это делали при крупных проектах даже в советское время (названия были другими, но суть та же).
  • Отдаем землю в экономическое использование (за деньги) на 9, 19, 49 лет. Получился проект (новое предприятие, завод, ИТ лаборатория и т.п.) – навечно. Нашим людям деловым и умным нужны земля и ум. Деньги не столь важно. Соберут, увлекут, да и банки ловят хорошие проекты.
  • Передача земли (приватизация) сельским жителям. Выполним эсеровский лозунг «Землю – крестьянам». Большевики его украли, но ничего и не сделали. Восстановим историческую справедливость февральской революции. Самое время именно в 2016 в феврале. Один указ – и всенародная радость. И работа на себя, не на банк, облапо и прочих «социально близких».

Даже реализация курса на выполнение 2-3 из названных тезисов уже создаст фрагменты новой экономики, будет уводить страну из наркотической зависимости. Углеводороды – крест России, который, отнюдь, не деревянный, скорее каменный, окаменевший за длительное время.

Второй мощный заряд «Стратегии развития страны» (программы, направлений – эти названия устарели, надоели, замылились) – ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ. Всеобщее бесплатное высшее образование, при котором учились и президент и все премьеры. Выбросить на интеллектуальную помойку истории тезис о том, что «образование - есть сфера оказания услуг». Образование было и есть форма интеллектуального развития страны, главный принцип прогресса всех. Достойное дело и дорогое.

Что это значит? Образование переходит в новое качество. Оно есть главный и самый обеспеченный ресурсами и деньгами объект развития. Доходы в этом кластере в 2 раза выше, чем в промышленном секторе. Инвестиции в ум и интеллект самые эффективные. Об этом свидетельствуют судьбы и президента и многих людей, ставших гордостью нации.

А реформы? О которых годами заклинают многие мои коллеги. Они не потребуются в этом случае. Реформы – всегда были формами отечественной самоглупости. У нас (в рыночной актуализации) они начинались с экономической реформы Косыгина, потом бездарная кооперативная и бизнес профанация 80-90 годов. Затем накачка нефтедолларами и кредитами (уже 40 млрд. должны). И опять – реформы?

Не надо. Создадим новую экономику. А реформировать те или иные проблемные сферы попросим профессионалов-экономистов. У них это получится. У политиков – никогда!

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!