Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2016 году

Экономическое положение, деловой климат в Беларуси и мире в 2016 году

Автор  05 апреля 2016
Оцените материал
(13 голосов)

Аналитическое обоснование к Национальной платформе бизнеса Беларуси - 2016.

После продолжительного периода стагнации экономика Беларуси оказалась в рецессии. В 2015г. валовой внутренний продукт (ВВП) сократился на 3,9%. За 2011-2015гг. среднегодовые темпы роста ВВП составили всего 1,2%.Это более чем в четыре раза меньше, чем в среднем в развивающихся странах мира и более чем в шесть раз меньше, чем в быстро развивающихся странах Юго-Восточной Азии.

В 2014г. ВВП Беларуси в долларовом выражении составил рекордные для нашей страны $75831 млн. [1] или $8020 на душу населения. В 2015г. ВВП в долларовом эквиваленте составил $54944 млрд. или ~$5815 на душу населения. Беларусь начала четвёртую пятилетку с ВВП в долларовом эквиваленте $55087 млн. (по итогам 2010 года) или $5800 на душу населения. По состоянию на 1 января 2016г. ВВП на душу населения $5815. Получается, что за пять лет, с 2011г. по 2015г. ВВП Беларуси в долларовом выражении уменьшился на $143 млн., а ВВП на душу населения увеличился на мизерные $15. Таким образом, макроэкономическая разбалансировка, ручное управление экономическими процессами в рамках доминации госсобственности, широкое распространение дискриминационных практик частного бизнеса привело к сокращению ВВП Беларуси в 2015г. на $20,89 млрд. и стагнации данного показателя в среднесрочной перспективе.

В 2016 году негативные тенденции усугубились. За январь – февраль 2016г. ВВП сократился на 4%, промышленное производство сократилось на 5,6%, объём перевезённых грузов упал на 14,5%, инвестиции в основной капитал сократились на 24,6%, оптовая торговля ушла в минус на 8,6%, розничная – на 0,2%. Инфляция (индекс потребительских цен) в январе – феврале 2016г. по сравнению с декабрем 2015г. составила 4,8%, на услуги – 11,8%. Индекс цен производителей промышленной продукции составил 6,4%.

В период 1997-2006гг. среднегодовая инфляция в Беларуси составила 61,8%, в 2011-2015гг. среднегодовая инфляция в развитых странах составляет 1,2%, в развивающихся – 6%, в СНГ – 9,3%, а в Беларуси – 32,4%. В долгосрочном периоде 1995 - 2015гг. Беларусь является мировым лидером по инфляции.[2]

В январе 2016г. экспорт товаров сократился на 21,1%, импорт – на 10,9%. Отметим, что кроме машиностроения, автомобилестроения в начале года резко сократились доходы от экспорта калийных удобрений (на 37%) и нефтепродуктов (на 33,3%). В 2015 году по сравнению с 2014г. экспорт товаров Беларуси сократился на $10,47 млрд., импорт – на $11,1 млрд. Экспорт товаров и услуг в 2015г. составил $32837,4 млн., что на 24,2% меньше (на $10,47 млрд.), чем в 2014г. Импорт товаров и услуг сократился на 25,4% (на $11,13 млрд.), составив $32663,1 млн.

Резкие изменения потоков экспорта и импорта товаров в 2015г. привело к уменьшению размера дефицита счета текущих операций до $2,1 млрд. (3,8% ВВП). В 2014 год этот дефицит составлял $5,2 млрд. или 6,9 % ВВП. В 2015г. за экспорт товаров поступило денежной выручки на сумму $26,3 млрд. (в 2014 году $34,7 млрд.). Поступления в евро составили 40,4 % всех денежных поступлений от экспорта товаров, в российских рублях – 35,3 % (в 2014г. было 39,5 %), в долларах США – 22,3 % (в 2014г. было 18,7%).

Сохраняется высокая волатильность на валютном рынке. Br-рубль не удовлетворяет требованиям, предъявляемым к современному средству сохранения ценности и надёжному платёжному средств. В 2015г. Br-рубль по отношению к $-доллару потерял 56%, по отношению к евро – 40,4%, RUR-рублю – 23,3%. На 01.01.2011г. курс белорусской валюты к $-доллару находился на уровне Br3000/$1. На 11.02.2016г. курс составил Br22069/$1. Девальвация в 7,4 раза. С 1 января 2016г. по 21 марта 2016г. Br-рубль изменился следующим образом: по отношению к $-доллару подешевел на 9,2%, по отношению к евро – на 12,7%, по отношению к RUR-рублю – на 15,9%. Если темпы девальвации I квартала 2016г. сохранятся, то курс Br-рубля к концу года может составить ~Br25500-26000, евро – Br28500 – 30000, RUR-рубля – Br410 – 430/RUR1 (соответственно без четырёх нулей после деноминации).

Все эти данные позволяют констатировать опасную макроэкономическую разбалансированность, институциональную слабость, применение дефективных инструментов экономической политики в условиях высокой неопределённости и законодательной нестабильности.

Традиционные источники роста белорусской модели истощились или близки к истощению. Российский интеграционный грант (цены на нефть, газ, электроэнергию, условия доступа на рынок, особенности расчётов) в период 1998 – 2014гг. составлял ~15% ВВП Беларуси ежегодно. В 2016г. он сократился на 2 – 3% ВВП. В условиях изменения структуры производства России, неблагоприятного режима торговых отношений с Евросоюзом ресурс капитализации старой, в большинстве своём советской промышленности исчерпан. Правительству нет оснований надеяться на возвращение благоприятной конъюнктуры на удобрения, металлы и нефтехимические товары. В условиях рецессии курс правительства на увеличение размера нерыночного сектора экономики (размер доходов и расходов органов государственного управления) представляет ошибочным. В 2014г. доходы органов госуправления составили 40,3% ВВП, расходы – 39,2% ВВП, в 2015г. доходы бюджета составили 42,7% ВВП, 41,2% ВВП . Увеличение инвестиционных и потребительских расходов государственного сектора в условиях чёткой информации об аллокации токсичных активов, структурных перекосов и институциональных брешей рискует обернуться усугублением существующих проблем и увеличением объёма «омертвлённого» капитала.

Внешние кредиты также были одним из основных источников обеспечения устойчивости белорусской модели. Рост внешней долговой нагрузки не сопровождался ускорением темпов роста экономики. По состоянию на 1.01.2016г. внешний долг государственного сектора в расширенном определении и внешний долг частного сектора, гарантированный государством, составил $23050 млн. (39,2% ВВП). По сравнению с 1.01.2010г. ($13907 или 25,2% ВВП) этот показатель увеличился на $9,14 млрд. или на 65,7%. За четвертую пятилетку (на 01.01.2011г. было $16853 млн.) он увеличился на 36,8%. По состоянию на начало 2011г. валовой госдолг составлял 30,6% ВВП.

Валовой внешний долг Беларуси на 1.01.2016г. составил $38275 млн. (69,7% ВВП), что на $1,75 млрд. меньше, чем было на 1.01.2015 ($40024 млн.). За период 2011-2015гг. этот показатель увеличился на $9872 млн. или на 34,8%. Валовой долг на начало 2011г. составлял $28403 или 51,6% ВВП. В 2011г. валовой внешний долг на душу населения на начало 2011г. составил $2996, по итогам 2015г. - $4029, на 34,5% больше.

В 2015г. обязательства правительства Беларусь по внешнему государственному долгу в форме кредитов и займов увеличились на $1,2 млрд. За 2015 год правительство на валовой основе привлекло внешних государственных займов на $2,2 млрд. По данным Нацбанка финансовые средства поступили от правительства и банков России ($1,6 млрд.), банков КНР ($528,1 млн.) и МБРР ($72,9 млн.). На погашение внешнего государственного долга в форме кредитов и займов потрачено более $1 млрд. долларов.

Увлечение валютными кредитами привело к резкому росту расходов по их обслуживанию. Существенное ухудшение внешней долговой позиции Беларуси сужает свободу маневра в выборе антикризисных мер. Рецессия промышленности, рост складских запасов (Br36,8 трлн. или 73,5% к среднемесячному объему производства на 1.03.2016г., на 01.01.2016г. было Br33480 млрд. или 68,7%), ухудшение платёжной и финансовой дисциплины – всё это указывает на опасность ускорения деиндустриализации белорусской экономики.

Основные показатели платежного баланса Республики Беларусь за 2011–2015 годы, млн. $

Показатели 2011 2012 2013 2014 2015

I. Текущий счёт

Сальдо счета текущих операций

-5,052.5 -1,862.2 -7,567.3 -5,221.6 -2,073.7
в процентах к ВВП -8.6% -2.9% -10.4% -6.9% -3.8%
Сальдо внешней торговли товарами и услугами -1,208.9 2,834.0 -2,340.9 -482.8 174.3
в процентах к ВВП -2.1% 4.5% -3.2% -0.6% 0.3%
Экспорт товаров и услуг 46,537.1 51,886.0 44,046.1 43,311.9 32,837.4
в процентах к ВВП 79.1% 81.7% 60.5% 57.1% 59.8%
Импорт товаров и услуг 47,746.0 49,052.0 46,387.0 43,794.7 32,663.1
в процентах к ВВП 81.2% 77.3% 63.7% 57.8% 59.4%
2. Финансовый счет. Чистое кредитование (+) / чистое заимствование (сальдо финансового счета) -4,014.0 -961.2 -8,492.3 -5,670.7 -1,298.3
в процентах к ВВП -6.8% -1.5% -11.7% -7.5% -2.4%
Чистое привлечение прямых иностранных инвестиций -3,876.9 -1,308.1 -1,983.9 -1,788.6 -1,465.7
в процентах к ВВП -6.6% -2.1% -2.7% -2.4% -2.7%
Изменение резервных активов 2,790.6 81.0 -857.4 -1,410.3 -620.1
в процентах к ВВП 4.7% 0.1% -1.2% -1.9% -1.1%
ВВП в млрд. рублей 297,157.7 530,355.5 649,110.7 778,094.7 869,701.7
ВВП в млн. долларов США 58,799.0 63,470.9 72,808.6 75,831.5 54,944.1

Источник: Платёжный баланс, международная инвестиционная позиция и валовой внешний долг Республики Беларусь. Нацбанк Беларуси, март 2016 http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2015.pdf

Основные показатели международной инвестиционной позиции Республики Беларусь за 2009-2015 годы, млн. $

Показатели 1/1/2011 1/1/2012 1/1/2013 1/1/2014 1/1/2015 1/1/2016
Международная инвестиционная позиция -25,845.6 -28,719.2 -29,917.3 -39,105.6 -41,832.9 -41,053.7
в процентах к ВВП -46.9% -48.8% -47.1% -53.7% -55.2% -74.7%
Иностранные активы 11,681.7 17,375.6 17,287.2 15,642.5 14,323.4 13,553.8
в процентах к ВВП 21.2% 29.6% 27.2% 21.5% 18.9% 24.7%
Из них: международные резервные активы 5,030.7 7,915.9 8,095.0 6,650.9 5,059.1 4,175.8
в процентах к ВВП 9.1% 13.5% 12.8% 9.1% 6.7% 7.6%
В месяцах импорта товаров и услуг 1.6 2.0 2.0 1.7 1.4 1.5
Обязательства перед нерезидентами 37,527.3 46,094.8 47,204.5 54,748.1 56,156.3 54,607.5
в процентах к ВВП 68.1% 78.4% 74.4% 75.2% 74.1% 99.4%
Из них внешний долг 28,402.7 34,023.1 33,766.0 39,621.1 40,023.8 38,275.0
В процентах к ВВП 51.6% 57.9% 53.2% 54.4% 52.8% 69.7%

Источник: Платёжный баланс, международная инвестиционная позиция и валовой внешний долг Республики Беларусь. Нацбанк Беларуси, март 2016 http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2015.pdf

За четвёртую пятилетку (2011-2015гг.) число убыточных организаций в белорусской экономике увеличилось в 3,5 раз, а по состоянию на 1.02.2016г. – в 5,4 раз: в 2011г. убыточными были 468 организаций, по состоянию на 1 феврале 2016г. – 2510 единиц[4]. В 2011г. убыточными были 5,4% организаций, на 1.02.2016г. - 33,3%.

В период 2011-2015гг. сумма убытков в номинальном выражении увеличилась с Br6375 млрд. до Br42807 млрд. или в 6,7 раз. По состоянию на 01.02.2016г. сумма убытков сократилась до Br26,1 трлн. Тем не менее, это больше, чем чистая прибыль, заработанная всей белорусской экономикой в 2015г. (Br25,9 трлн.).

По состоянию на 1 марта 2016г. проблемные активы белорусских банков составили Br46,2 трлн[5]. В феврале они увеличились на Br4,35 трлн. или на 10,4%. Январь 2016г. дал резкую прибавку токсичных активов: с Br27,7 трлн. до Br41,8 трлн. Т. е. с начала года проблемные, токсичные активы выросли на Br18,5 трлн.

2016-ый год белорусская банковская система начала с долей проблемных активов Br27,7 трлн. или 6,83%. На начало 2015г. эта доля составляла 4,37%. На 1.03.2016г. их доля составила почти 11%. При остром напряжении финансов коммерческих организаций банковская система подвержена серьёзным рискам. На 1 февраля 2016г. 47,8% промышленных предприятий были убыточными[6]. Они накопили долгов на Br19,3 трлн. Чистый убыток всей промышленности составил Br15,46 трлн. При этом долги промышленности перед банками увеличились до Br375,66 трлн. Причем на 1 февраля 2016г. по сравнению с 1 февралем 2015г. просроченные долги по кредитам составили Br8,58 трлн., увеличившись за год в 2,6 раза. Финансовое положение сельского хозяйства ещё хуже. При сохранении текущих тенденций и продолжении старой экономической политики 11% плохие активов банковской системы в начале 2016г. могут превратиться в 30 – 35% в конце. И это не самый плохой сценарий.

На 1 февраля 2016 года внешняя дебиторская задолженность коммерческих организаций Беларусь превысила Br73 трлн. В январе 2016г., когда следовало бы ожидать применения адекватных антикризисных мер, в том числе по управлению дебиторской задолженностью, она выросла ещё на Br3,5 трлн. (5%). Просроченная часть внешней дебиторской задолженности составила Br11,7 трлн., увеличившись за январь 2016гю на 12,0%.

Объём внешней кредиторской задолженности коммерческих организаций Беларуси на 01.02.2016г. составил Br94,65 трлн. показав рост в январе на Br5,26 трлн. или на 5,9%. Внешняя просроченная кредиторская задолженность увеличилась на Br2,1 трлн. или на 17,8%. По состоянию на 1.02.2016 года она составила Br14 трлн.

Традиционным источником роста белорусской экономики было искусственное стимулирование внутреннего спроса. Правительство на протяжении последних десяти лет финансировало многочисленные программы модернизации государственных предприятий, повышало зарплату без привязки к повышению производительности труда. Результатом такой активности стало искажение структуры капитала и занятости, рост объёма «омертвлённого» капитала (машины, оборудование, недвижимость, складские запасы, проблемная дебиторская задолженность)

В натуральном выражении[7] производство шин в 2011г. составило 5169 тыс. штук, в 2015г. – 3911 тыс. штук, тракторов в 2011г. – 66,8 тысяч, в 2015г. – 34,3 тысяч, грузовых автомобилей – 23,3 тысячи и 6 тысяч соответственно, автобусов 2162 и 795 штук, станков для обработки металла 5,3 тысячи и 1,1 тысяча, бумаги и картона – 357,3 тысячи тонн в 2011г. и 292,2 тысячи тонн в 2015 г., холодильников и морозильников – 1197 тысяч и 899 тысяч, телевизоров – 404 тысячи и 22 тысячи, велосипедов – 176 тысяч и 59 тысяч, обуви – 17,1 млн. пар и 9,9 млн. пар, трикотажных изделий 64 млн. штук и 38 млн. штук. Даже по колбасным изделиям произошло сокращение: 289,8 тыс. тонн в 2011г. и 225,6 тыс. тонн в 2015г.

Государственная программа развития цементного производства предполагала увеличение производства цемента до 10 млн. тонн. В 2011г. производство цемента составило 4,6 млн. тонн, в 2015г. – 4,64 млн. тонн. Национализация двух ведущих белорусских производителей кондитерских изделий «Спартака» и «Коммунарки» сопровождалось обещаниями правительства радикально улучшить качество управления и работы этой отрасли. В 2011г. в Беларуси было произведено шоколада и кондитерских изделий 71,5 тысяч тонн, в 2015г. – 55,4 тысяч тонн. Парадоксально, но ускорение темпов деиндустриализации совпало с ускорением интеграции Беларуси и России.

Белорусские власти из года в год не выполняют свои же планы по привлечению прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В 2015г. их поступление в Беларусь (с учетом изъятия) составило $1,6 млрд., что на 15,8 % меньше, чем за 2014 год. При этом почти 69% этой суммы ($1,1 млрд.) пришлось на реинвестированную прибыль белорусских нефинансовых организаций и депозитных организаций. По данным Нацбанка «поступление прямых инвестиций в форме инструментов участия в капитале (с учетом изъятия) составило 279,3 млн. долларов, что в 2,3 раза меньше, чем за 2014 год. Операции с долговыми инструментами (долговые обязательства перед зарубежными совладельцами без учета торговых кредитов) обеспечили чистый приток этого вида прямых иностранных инвестиций в размере 143,6 млн. долларов (за 2014 год – 316,1 млн. долларов)[1]». Основной объем привлеченных ПИИ поступил из России. В 2015г. чистое принятие обязательств по прямым инвестициям перед резидентами России составило $622,6 млн. Из них реинвестирование доходов составило $567,9 млн. (91,2%).

Напряжение в денежно-кредитной системе Беларуси

Динамика основных компонентов денежной массы Беларуси показывают, что последние два года Нацбанк более ответственно подходит к инъекциям денег в обращение. Сказывается накопление опыта предыдущих ошибок, а также кризисных явлений в экономике. Наконец, ни один институциональный международный кредитор не будет поддерживать правительство, которое застряло в инфляционной зоне 15 – 20%.

Количество наличных денег в обращении на 1.03.2016г. оказалось меньшим, чем на начало 2015 года. С начала 2014г. по 1.03.2016г. показатель М0 вырос на 10,2%. Аналогичная ситуация по денежному агрегату М1. С 01.01.2014г. по 01.03.2016г. он увеличился только на 6,9%. Динамика рублёвой денежной массы (М2) также следует такому же паттерну. За 2014г. этот показатель вырос на 14,5%, за 2015г. сократился на 0,4%, а за период 01.01.2014 – 01.03.2016г. вырос на 3,6%. В истории Беларуси не было периода более жёсткой денежной политики, но, как показывает развитие кризисных процессов, этого мало. Есть ещё валютная составляющая финансового рынка Беларуси. Справиться с ней без системных, скоординированных действий со всеми властями невозможно.

За 2014г. широкая денежная масса (М3) увеличилась на 23,9%, в 2015г. – на 36,5%, а за январь – февраль 2016г. – уже на 8%. Таким образом, за время 01.01.2014г. по 01.03.2016г. этот показатель вырос на неприлично высокую величину 82,6%.

По мере роста недоверия людей и бизнеса к неадекватным антикризисным мерам белорусских властей доверие к банковской системе также падает. После первого квартала 2016г. даже самые большие оптимисты не надеются на устойчивый рост Br-рублёвых и валютных депозитов. Нацбанк старается приостановить их отток, убедив вкладчиков оставлять деньги, преимущественно на рублёвых депозитах, но при этом по сниженным ставкам.

За 2014г. рублевые депозиты населения выросли на 20%, в 2015г. – на 1,5%, а в январе – феврале сократился на 8,9%. Сегодня рублевых вкладов в банковской системе почти столько же, сколько было на начало 2014г. На данном этапе пока трудно сказать, когда остановится тренд на сокращение рублевых вкладов.

Валютные вклады населения в 2014г. увеличились на 9,7%, в 2015г. – на 1,8%, а в январе – феврале 2016г. сократились на 3,3%. С начала 2014г. по 01.03.2016г. валютные депозиты населения увеличились всего на 8,9%. Ручное управление ставками по депозитам на фоне острого валютного дефицита у правительства явно нервирует и население, и коммерческие банки, и Нацбанк. Дальнейший отток денег и банковской системы может нарушить хрупкий денежный баланс и резко увеличить соблазн резко активизировать денежный печатный станок. Трудно себе представить, чтобы Нацбанку удалось сократить объём рублевого кредитования на 7 – 10%, чтобы заставить правительство и государственные коммерческие организации вернуть в оборот хотя бы часть замороженного капитала.

Отдельные параметры банковской системы и монетарной политики Беларуси, в млрд. Br

Показатель На 01.01.2014 На 01.01.2015 На 01.07.2015 На 01.01.2016 На 01.03.2016
Депозиты физических и юридических лиц в банках, млрд. Br 172677 213784 263865 294582 317379
Депозиты физических и юридических лиц в иностранной валюте, $ млн. 11 301 11580 11769 11782 11589
Депозиты физических лиц в Br-рублях, млрд. Br 33018 39612 49330 40205 36638
Депозиты физических лиц в иностранной валюте, в млн. $ 7289 7993 8133 8213 7941
Динамика задолженности по кредитам, выданным банками, в млн. 259391 313989 357397 376714 410361
Динамика задолженности по кредитам в Br-рублях, млрд. 129115 154294 151215 160953 160060
Динамика задолженности по кредитам в иностранной валюте, млн. $ 13699 13476 13436 11619 11652
Наличные деньги в обращении, млрд. Br (М0) 12302 13924 15434 14236 13556
Денежный агрегат М1, млрд. Br 37099 41765 43725 42733 39641
Рублёвая денежная масса (М2), млрд. Br 79331 90845 100325 90496 82167
Широкая денежная масса (М3), млрд. Br 193307 239443 294539 326939 353061

Источник: Нацбанк Беларуси, 2014-2016гг.

Цена бюрократии или тяжесть регуляторного бремени

Помимо налоговой нагрузки серьёзным препятствием на пути развития бизнеса, повышения страновой конкурентоспособности является система принятие решений и связанное с этим регуляторное бремя. В феврале 2016г. министр экономики Владимир Зиновский приоткрыл суть механизмов влияния отраслевых и территориальных лоббистов на принимаемые Совмином и Администрацией президента[8].

В систему принятия решений Беларуси по определению параметров экономической политики вовлечены около 30 министерств и комитетов, пять концернов, Комитет госконтроля, Национальный банк, Национальная академия наук, Администрация Президента, суды, прокуратура, НЦЗПИ и руководство семи регионов. Это значит, что каждый согласованный документ содержит, как минимум, пятьдесят подписей. Каждая из них – это результат проведения длительных переговоров с вовлечением тысяч человек. Министр экономики возмущается: «Когда мы решаем проблему согласования того или иного документа, представляете, сколько эти документы идут по кругу. Приходится не то, что месяцы, иной раз и до года их согласовывать». Источник сложностей, по мнению В. Зиновского - лоббирование узковедомственных интересов. Качество ответов и замечаний участников процесса согласования «в 90% случаев сводится» именно к лоббизму. В результате мы имеем законодательство не для устойчивого развития экономики, а для отражения интересов узки корпоративных интересов. «Пересечение функций регулятора и собственника, низкий приоритет секторальных и межотраслевых вопросов - причина бумажного вала в документообороте. Это делает практически невозможным качественную отработку документов», - констатирует министр экономики.

В 2015 году Министерством экономики было поставлено на контроль более 2,5 тыс. поручений Совета Министров. Для рассмотрения и согласования в этот орган власти пришло около 400 проектов указов и декретов, 77 проектов законов, почти 700 проектов постановлений правительства. Оценим регуляторную нагрузку на налогоплательщиков от внутрибюрократических законодательных согласований.

Допустим, что над каждым проектом акта законодательства работает 30 человек (разумеется, с разным режимом вовлечения) в 50 разных структурах. Они посвящают ему в среднем два часа в день в течение полугода (допустим, что за шесть месяцев проект документа согласовывается). Получается ежедневно на согласование одного документа тратится 3000 человеко-часов (ч-ч) или 144 тысяч ч-ч. за полгода. Ежегодно на согласование приходит около 1200 документов. Значит, на их согласование оценочно тратится около 173 млн. ч-ч. Средний человеко-час белорусского государственного служащего, включая топ начальников, которые тоже вовлечены в этот процесс, стоит ~$6 (с учётом отчислений в ФСЗН). Это значит, что расходы налогоплательщиков только на зарплату госслужащим на согласование документов превышает миллиард долларов в год! И это только часть затрат. Согласователи работают в обустроенных офисах, пользуются автомобилями, услугами связи, современной техникой. Самая консервативная оценка этих расходов составляет ~$350 млн.

Таким образом, налогоплательщики Беларуси тратят на законотворческий процесс более $1,3 млрд. На выходе мы получаем акты законодательства, которые тормозят экономическое развитие страны, увеличивают издержки бизнеса по выполнению требований государства.

Оценку министра экономики В. Зиновского подтвердил премьер-министр А. Кобяков в начале 2015г.: «Многие министры сводят свою работу к тому, чтобы получить побольше денег из бюджета и получить льготы для подведомственных организаций, которые не предусмотрены… А поскольку это какие-то исключительные случаи, то, естественно, что их коллеги - Минфин, Минэкономики - пишут замечания, они против. И потом вся эта склока приходит в правительство, где в ручном режиме начинается определенное регулирование баланса интересов»[9].

Холдинги как неэффективная организационно-правовая форма

Одной из основных форм реструктуризации в Беларуси является холдингизация. Создание финансово-промышленных групп представлялось способом улучшения качества государственного управления, повышением конкурентоспособности белорусской экономики и обеспечение устойчивых темпов экономического роста. Анализ деятельности почти ста холдингов, созданных в Беларуси, показывает, что холдингизация не дала ожидаемый результат.

По итогам трёх кварталов 2015г. управляющая компания холдинга ОАО «Забудова» получила более Br40 млрд. убытков. Очевидно, холдинг, созданный летом 2010 года, не обеспечил устойчивое развитие входящих в него предприятий. Летом 2014г. был создан холдинг на основе ОАО «Гомсельмаш». В него вошли, среди прочих, Светлогорский машиностроительный завод, Гомельский завод литься с нормалей. Все эти заводы, включая производителя комбайнов, находятся в зоне коммерческого бедствия. Созданы холдинги вокруг ОАО «Амкодор» (лето 2012) и «БАТЭ» (осень 2011г.), что не спасло предприятия – якоря от опасной траектории роста коммерческого неблагополучия. То же самое касается цементных заводов, объединённых в Белорусскую цементную компанию. Власти до сих пор не признали грубой ошибки в стратегии развития цементного рынка Беларуси и региона. Цементные заводы увеличили производственные мощности, а сегодня не знают, как их загрузить. Чтобы из хоть как-то поддержать, власти заставляют дорожников резко увеличить использование цемента при строительстве дорог.

Провальным оказался холдинг «Белавтомаз» (создан весной 2012г.). Сегодня ни МАЗ, ни Барановичский автоагрегатный завод, ни ВолМет, ни другие члены этого объединения. В мае 2012г. был создан холдинг «Мясомолпром». В него вошли Борисовский мясокомбинат, Слуцкий мясокомбинат, Слуцкий сыродельный комбинат, Молодеченский молочный комбинат и ещё четыре предприятия. Его участники устойчиво закрепились на верхушке списка самых убыточных акционерных обществ Беларуси. Не менее проблематичным является холдинг «Белорусская металлургическая компания» (создан в июле 2012г.). Большинство государственных заводов в холдинге «Горизонт», созданном в апреле 2010 года, включая производителя телевизоров «Горизонт», стали проблемными активами.

Несмотря на все эти факты, белорусские власти используют такой же подход в деревообработке. Холдингизация превратилась в форму монетизации номенклатурных связей, относительно безопасный способ канализации бюджетных ресурсов под прикрытием модернизации и повышения конкурентоспособности государственных предприятий.

Альтернативой холдингизации является полноценное развитие частного малого и среднего бизнеса, децентрализация системы принятия финансовых, инвестиционных, производственных и потребительских решений. Выбор организационно-правовых форм конкуренции на внутреннем рынке, равно как и режима интеграции в международную систему разделения труда должны осуществлять частные собственники ресурсов.

Российский фактор

Формально в 2015-2016гг. белорусско-российские отношения находились на подъёме. Заработал Евразийский экономический союз. Регулярно проходят заседания органов управления Союзных государством. Встречаются президенты и премьеры, но интеграционные образования остаются во многом дефективными, не обеспечивающими свободу перемещения денег, товаров, услуг и рабочей силы. Изъятия и ограничения, в том числе по нефти и нефтепродуктам, транспортным и финансовым услугам, выхолащивает суть Таможенного союза.

Несмотря на обилие формальных интеграционных проектов между Беларусью и Россией нет даже полноценной зоны свободной торговли. Интересы монополистов и крупного бизнеса были ошибочно отождествляются с национальными интересами. По-прежнему существуют сотни мелких и крупных торговых барьеров между Беларусью и Россией. Лоббизм отраслевых, корпоративных интересов предполагает творческую интерпретацию интеграционных соглашений. Парадоксально, но первый год работы ЕАЭС сопровождается углубляющимся кризисом доверия между полисимейкерами. Он выражается в разных трактовках законодательства по определению качества и страны происхождения товаров, доступа товаров третьих стран на таможенную территорию ЕАЭС, режима торговли нефтью и нефтепродуктами, участия коммерческих организаций России и Беларуси в государственных программах и закупках друг друга, монетарной политики, в частности отношение к девальвации и предоставлении ликвидности участникам рынка, а также формат государственной поддержки экономики в рамках контрциклической политики.

Особенность белорусско-российских отношений в их сильной ассиметричности. Москва на протяжении многих лет предоставляла Беларуси возможность покупать нефть и газ по льготным ценам. Среднегодовой энергетический грант России для Беларуси был около 15% белорусского ВВП. Результатом такого нефтегазового уклада стала блокировка реформ белорусской экономики. У правительства не было стимулов раскрепощать предпринимательство, улучшать институты развития и роста.

Российские власти рассчитывали на то, что такой формат отношений с официальным Минском создаст благоприятные условия для вхождения российского капитала, поддержки его внешней политики. Такой расчёт не оправдался. Белорусские власти сформулировали свою внешнюю политику, отличную от российской. При этом Беларусь остаётся страной и наибольшим числом торговых ограничений по отношению к российским товарам. Заручившись поддержкой целого ряда мощных лоббистов внутри России, президент Беларуси обеспечивает своеобразный карт-бланш в интерпретации белорусско-российских интеграционных образований.

В 2015 году резко сократился нефтегазовый интеграционный грант России в пользу Беларуси. В свою очередь, у Беларуси появился соблазн монетизировать статус члена ЕАЭС в преодолении санкций в отношении товаров из ЕС, Украины и Турции. Вышли наружу разные взгляды на макроэкономическую политику, торговый протекционизм и внешнюю политику. Увеличилось количество товарных претензий друг к другу. Бреши в договоре о создании ЕАЭС, соглашении о создании Союзного государства наполняются новыми смыслами. На начало 2016 год правительство России и Беларуси не сумели договориться о приватизации МЗКТ и МАЗа. Не согласованными остаются важные вопросы поставок газа в Беларуси (цена) и продуктов нефтепереработки из Беларуси в Россию. Белорусская сторона заявляется об убыточности такого рода поставок на российский рынок, несмотря на то, что получает сырую нефть по ценам гораздо ниже мировых.

В 2015г. экспорт товаров из Беларуси в Россию сократился с $15,18 млрд. в 2014г. до $10,39 млрд. В 2015г. (минус 4,79 млрд.). Наибольшее сокращение пришлось на нефтепродукты (минус $692,2 млн.), тракторы и седельные тягачи (-$247,4 млн.), грузовые автомобили (-$219,75 млн.), сыры и творог (-$163,6 млн.), прутки из нелегированной стали (-$158,63 млн.), молоко и сливки (-$157,87 млн.), изделия из цемента, бетона (-$120,52 млн.), с/х машины (-$114,77 млн.), колбасы (-$113,83 млн.) и мебель (-$102, 1 млн.).

Импорт товаров из Беларусь из России в 2015г. сократился с $22,19 млрд. в 2014г. до $17,14 млрд., на $5,05 млрд. Наибольшее сокращение произошло по нефти (-$1,96 млрд., природный газ (-$696,2 млн.), легковые автомобили (-$277,53 млн.), и двигатели (-$99,5 млн.)

Характер изменений торговых потоков между Беларусью и Россией свидетельствует не только о конъюнктурном кризисе белорусской экономики, но об усугублении структурных дисбалансов. С учётом сохранения рецессии российской экономики в 2016г., прогнозов о высокой вероятности её стагнации в ближайшие 15 – 20 лет перед правительством Беларусь остро стоит задача диверсификации экономики, нейтрализация накопленных дисбалансов и искажений в выбранной социально-экономической модели. В условиях рецессии, макроэкономических дисбалансов, коррупционности российских правовых и экономических институтов Беларусь остро нужна диверсификация экономики, в первую очередь, за счёт резкой интенсификации инвестиционных, торговых, производственных и институциональных отношений со странами Европейского Союза.

Попытки снизить темпы падения вместо полноценной программы создания Новой экономики

Указ Президента Беларуси № 78 от 23.02.2016г. «О мерах по повышению эффективности социально-экономического комплекса Республики Беларусь»[10] отражает взгляды белорусских властей на характер кризиса в белорусской экономике, а также определяет меры по выходу из него. Вопреки логике развития кризисных явлений данный документ расширяет полномочия и возможности распорядителей чужого (политиков и чиновников), создаёт доступ номенклатурным фаворитам к государственной поддержке, усугубляет токсикацию экономики неизбежными инвестиционными и производственными ошибками.

В указе № 78 бездоказательно констатируются весома сомнительные тезисы. Например, «за годы независимости страны сформировано государство для народа». На фоне тарифных качелей по тарифам на ЖКУ, падения зарплаты 70% населения до $200 – 220, очевидного роста доли платной медицины и образования, фактически лишнего миллиона беларусов на рынке труда глава страны констатация формирования в стране «государства для народа» весьма сомнительна. По уровню зарплаты и пенсии, качеству рынка труда, возможности самозанятости и создания семейного бизнеса Беларусь явно проигрывает тем странам, которые в значительно большей степени выбрали в условиях кризиса экономическую свободу, частную собственность и интеграцию в международную систему разделения труда. Усиление торгового протекционизма (введение ограничений на посылки из-за рубежа, перемещения товаров через границу физическими лицами), ужесточение правил работы ИП по товарам лёгкой промышленности), введение налога на «тунеядцев», резкий роста налогов на землю и недвижимость, повышение арендных платежей – всё это резко снизило способность домашних хозяйств и малого бизнеса гибко реагировать на кризисные явления в экономике.

Указ № 78 переключает внимание с внутренних причин кризиса на внешние. Их указано целых пять – и ни одной внутренней: «нарастание негативных явлений в мировой экономике, сокращение спроса на наших традиционных экспортных рынках, резкое падение цен на нефть и сырьевые товары, геополитическая нестабильность». При таком поверхностном диагнозе едва ли стоит ожидать адекватных мер по ликвидации структурных искажений, детоксикации капитала, раскрепощения предпринимательства и расширении сферы экономической свободы.

Судя по содержанию указа № 78, белорусские власти не считают причинами острого кризиса низкое качество государственного и корпоративного управления, вытеснение частных инвестиций, широкое распространение дискриминационных практик и удушающую налоговую и регуляторную нагрузку. Нет ни слова о макроэкономической разбалансировке, жёстком торговом протекционизме и сильном административном искажении одного из ключевых информационных показателей экономики – цены. Распорядители чужого не видят взаимосвязи между исключением из полноценного коммерческого оборота земли, дефективностью института частной собственности и углубляющимся структурным и системным кризисом. Нет причин – нет мер по их нейтрализации.

Предложенные в указе № 78 меры по «повышению эффективности функционирования экономики» должны обеспечить прибыльную работу государственных предприятий «при надлежащем качестве управления их активами и снижении себестоимости продукции не менее чем на 25 процентов». Проблема лежит в плоскости бреши имплементации или многозначительности прилагательного «надлежащий». Тот факт, что в последние десять лет издержки только росли, не остановили полисимейкеров перед постановкой столь амбициозной трудно реализуемой задачи.

У правительства нет чёткого количественного ориентира для однозначной трактовки такой меры, как «повышения платежной дисциплины во взаиморасчетах за поставленные товары, выполненные работы, оказанные услуги». Только от одного благого пожелания государственные предприятия едва ли начнут рассчитываться по своим обязательствам с частными компаниями.

Выполнение следующей меры указа - «развития добросовестной конкуренции на внутреннем рынке» - может растянуться на годы, поскольку полноценного антимонопольного органа в Беларуси нет, а трактовку понятия «добросовестный» возложили на Министерство торговли. Обеспечить независимую, объективную оценку действиям монополистов с принятием мер по нейтрализации их дискриминационных практик этот орган не может ввиду своего места в иерархии исполнительной власти. Тем более что Минторгу поручено выполнение задачи по обеспечению «надлежащей защиты внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции». Он вместе с Советом Министров, Министерством экономики также будет участвовать в интерпретации ещё одного регуляторного «пузыря» в виде понятия «рациональное импортозамещение».

Предложенный правительством проект программы социально-экономического развития Беларуси на 2016-2020гг. содержит весьма декларативный список «основных источников роста»[11] на ближайшие пять лет:

  • обеспечение прибыльной работы крупнейших государственных предприятий при изменении качества управления их активами и снижении себестоимости продукции;
  • повышение платежной дисциплины во взаиморасчетах за поставленные товары, работы, услуги;
  • развитие добросовестной конкуренции и пакета антимонопольных мер;
  • развитие и диверсификация экспорта;
  • рациональное импортозамещение через отраслевые и региональные программы в рамках трех групп импортных товаров и усиление механизмов защиты внутреннего рынка, в том числе с учетом участия Беларуси в интеграционных образованиях (ЕАЭС и потенциально ВТО);
  • ускоренное развитие малого и среднего бизнеса, его вовлечение в программы импортозамещения, особенно региональные;
  • привлечение иностранного капитала в создание производств, освоение кредитных линий КНР;
  • снижение ставок по банковским кредитам;
  • обеспечение повсеместной экономии и эффективного использования всех видов ресурсов.

Представленная программа развития экономики на 2016-2020гг. является теоретическим и практическим продолжением предыдущих программ четырёх пятилеток (1996-2015гг). Их реализация привела к острому системному, структурному кризису середины 2010-ых. Реализация такой же парадигмы экономической политики грозит усугубить кризисные явления в экономике, обострить проблему дефицита конкурентоспособности и погрузить страну в продолжительный период стагнации и деиндустриализации.

Мировой и региональный контекст

Мировая экономика в конце 2015г. – начале 2016г. характеризуется высокой степенью неопределённости, волатильности, недоверия к правительствам, а также накоплением токсичных активов, надуванием пузырей вследствие почти восьмилетнего периода нетрадиционной политики центральных банков и правительств. Доклад Международного валютного фонда (МВФ) «Перспективы развития мировой экономики. Адаптация к снижающимся ценам на сырьё» (World Economic Outlook. Adjusting to lower commodity prices)[2] не обещает ничего хорошего ни миру, ни России, ни Беларуси. По сравнению с оценками 2014 – начала 2015г. почти для всех стран пересмотрены темпы роста экономики в сторону снижения. Обострились риски ухудшения ситуации в мировой экономике. Перекачанная ликвидностью американская экономика на пару с британской демонстрируют относительно высокие темпы роста. С учётом структуры экономики и параметров монетарной политики можно сказать, что это временное явление.

Развивающиеся экономики в свете падения цен на сырьевые товары, быстрого роста долгов и инфляции уже борются с опасностью попасть в очередную рецессию. Беларусь и Россия там уже находится, и перспектив выйти в плюс в 2016 году у нас практически не осталось.

МВФ продолжает повторять тезис о победе над «самой обширной и глубокой послевоенной рецессии», оправдывая действия международной и национальной бюрократии. Центральные банки и правительства проводили контрциклическую, стимулирующую политику путём вброса огромных сумм новых денег. Меры по спасению мировой экономики от грубых ошибок коммерческих организаций, которые слишком-важные-чтобы-обанкротиться, были выбраны с вопиющим нарушением законов рынка и принципа справедливости. Распорядители чужого (политики и чиновники) наднационального и национального уровней наказали дисциплинированных и ответственных участников рынка тем, что направили триллионы долларов в руки тех, кто был на грани банкротства или уже в долговой яме. Не удивительно, что за восемь посткризисных лет богатые заметно разбогатели и заняли ещё больше места на разных сегментах рынка, а средний класс ещё быстрее размывался, сливаясь с неблагополучными 20% населения.

МВФ использует риторику о «глубокой рецессии», чтобы оправдать применение экстраординарных монетарных и фискальных мер. На самом деле чиновники сильно преувеличивают эту самую историческую глубину. МВФ сам даёт нам цифры по динамике мирового ВВП. Мировая экономика по рыночному курсу только в 2009 году снизилась на 2%, но если смотреть по паритету покупательной способности то ВВП мира в 2009 году увеличился на $401 млрд. или на 0,5%. Какая же это самая глубокая рецессия, если по сравнению с 2009г. мировой ВВП на начало 2015г. увеличился на $17,6 триллионов. Складывается впечатление, что МВФ нашёл себе внешнюю причину для агрессивного интервенционизма точно так же, как белорусские власти обозначили «внешние факторы» в качестве препятствия для достижения Беларусью устойчивого благополучия.

По оценке МВФ «мировой рост в 2015 году, по прогнозу, составит 3,1 процента, на 0,3 процентного пункта ниже, чем в 2014 году, и на 0,2 процентного пункта ниже прогноза в июльском Бюллетене «Перспектив развития мировой экономики» 2015 года. Сохраняются различия в перспективах основных стран и регионов. Ожидается, что относительно прошлого года восстановительный рост в странах с развитой экономикой немного ускорится, тогда как в странах с формирующимся рынком и развивающихся странах прогнозируется снижение активности пятый год подряд, главным образом вследствие ухудшения перспектив для некоторых крупных стран с формирующимся рынком и стран-экспортеров нефти. В условиях снижения цен на биржевые товары, сокращения потоков капитала в страны с формирующимся рынком и давления на их валюты, а также усиления волатильности финансовых рынков возросли риски ухудшения перспектив, особенно для стран с формирующимся рынком и развивающихся стран».

В основе замедления темпов роста лежит медленный рост производительности труда, «устойчиво низкий уровень инвестиций», старение населения, «недостатки институциональной системы или политическая нестабильность», а также «перебалансировка валют с плавающими курсами». Фонд также отмечает более сложные внешние условия для большинства стран с формирующимся рынком.

В докладе МВФ среди причин замедления экономик стран мира нет ни слова о неэффективности госуправления, раздутых госрасходах, конфликте интересов в структурах власти, вытеснении государственными ресурсами частных инвесторов, предоставление иммунитета избранным номенклатурных любимчикам от банкротства и вытекающей отсюда моральной угрозе. Эксперты МВФ обошли стороной проблему растущего торгового протекционизма и валютных войн, которые ведут центральные банки развитых стран посредством разного рода количественных смягчений.

В период 1997-2006 среднегодовые темпы роста мировой экономики составили 4,0% ВВП. В период 2011 - 2015гг. (с учетом прогноза роста на 3,1% в 2015г.) они составляют 3,5%. Экономики развивающихся стран в 1997-2006гг. росли на 5,4% в год. В 2011-2015гг. – среднегодовые темпы роста составили 5%. В период 1997-2006г. Беларусь развивалась быстрее мира и развивающихся стран. У нас было 7,6% ВВП, а вот в 2011-2015гг. наша экономика развивалась с темпами 1,2% в год. Это более чем в четыре раза хуже, чем у развивающихся стран. Для сравнения в этот период развивающиеся страны Азии прирастали на 7% в год.

Беларусь попала в опасную институциональную ловушку. Мы не только не догоняем передовые страны мира, но увеличиваем разрыв. Более того, нас одна за одной страны Азии и Латинской Америки. И это в условиях, когда Беларусь продолжает оставаться одной из немногих стран мира, которая более чем за 20 лет не справилась с проблемой инфляции. В развитых странах в период 1997-2006гг. инфляция составила 2%, в развитых странах – 8,7%, в СНГ – 20,5%, а в Беларуси – 61,8%.

В период 2011-2015гг. среднегодовая инфляция в развитых странах составляет 1,2%, в развивающихся – 6%, в СНГ – 9,3%, а в Беларуси – 32,8%. Для сравнения в воюющей Украине за этот период 14%. За этот период только социалистические власти Венесуэлы обогнали нас по инфляции (61,8%). Иран, находясь в условиях международной изоляции, тоже недалеко отстал – 23,5%. Легендарная африканская страна Зимбабве по инфляции является для нас недостижимым идеалом. В ней в 2011-2015гг. среднегодовая инфляция составляет 1,4%.

В сложном геоэкономическом контексте Беларусь вынуждена решать задачи системных трансформаций, которые большинство стран нашего региона решило ещё в 1990-ых. Ни МВФ, ни Кремль, ни ЕАЭС за нас базовое домашнее задание по макроэкономике не сделает. Тот факт, что оно у нас до сих пор не сделано, является ещё одним убедительным аргументом в пользу системных рыночных реформ.

Динамика мирового ВВП, 1993 – 2016гг., ежегодные изменения, %

Страна Среднегодовые темпы роста 2009 2010 2013 2014 2015п 2016п
1993-2002 1994-2003 1995-2004 1996-2005 1997-2006
США 3,4 3,3 3,4 3,4 3,3 -0,3 2,5 1,5 2,4 2,6 2,8
Зона евро 2,1 2,2 2,2 2,1 2,3 0,4 1,9 -0,3 0,9 1,5 1,6
Развивающиеся страны 4,1 4,4 4,9 3,8 5,4 9,4 5,9 5,0 4,6 4,0 4,5
Страны ЦВЕ 3,2 3,4 4,0 4,0 4,1 3,2 4,7 2,9 2,8 3,0 3,0
СНГ -1,2 0,6 2,9 4,2 5,5 5,4 5,0 2,2 1,0 -2,7 0,5
ЕС 2,4 2,6 2,6 2,5 2,6 3,7 2,0 0,2 1,5 1,9 1,9
Эстония - 5,7 6,5 6,9 7,1 -5,3 2,5 1,6 2,9 2,0 2,6
Словакия - 4,4 4,3 4,2 4,3 5,8 4,4 1,4 2,4 3,2 3,6
Сингапур 6,1 5,4 5,3 5,3 5,4 1,8 15,2 4,4 2,9 2,2 2,9
Чехия - - - 3,0 3,1 3,1 2,5 -0,5 2,0 3,9 2,6
Литва - - - 6,2 6,4 2,9 1,6 3,3 2,9 1,8 2,6
Словения 4,1 4,1 4,0 3,9 4,1 3,3 1,2 -1,1 3,0 2,3 1,8
Россия -0,9 0,7 2,8 3,8 5,0 5,2 4,5 1,3 0,6 -3,8 -0,6
Беларусь 0,8 2,3 4,7 6,9 7,6 10,3 7,7 1,0 1,6 -3,6 -2,2
Казахстан 0,3 2,1 4,5 6,4 7,4 3,3 7,3 6,0 4,3 1,5 2,4
Украина -4,9 -2,3 1,2 2,8 4,6 2,3 4,1 0,0 -6,8 -9,0 2,0
Китай 9,8 9,4 9,2 9,2 9,4 9,6 10,4 7,7 7,3 6,8 6,3
ВВП мира по рыночному курсу, трлн. $ 30,11 31,43 33,38 35,21 37,62 62,31 64,53 77,27 73,51 76,32 96,19
ВВП по ппс, трлн. $ 37,22 39,24 41,99 50,55 54,44 81,63 87,43 108,78 113,16 118,52 149,46

Источник: World Economic Outlook. Adjusting to lower commodity prices. October 2015 http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/pdf/text.pdf

Глобальные риски мира 2016 года[12]

Всемирный экономический форум (ВЭФ) является одной из авторитетных дискуссионных и аналитических площадок мира. Эта организация не только проводит ежегодные форумы с участием политических, бизнес элит, представителей гражданского общества и СМИ, но также активно ведёт аналитическую работу. На Давосском форуме в январе каждого года ВЭФ представляет доклад о состоянии глобальных рисков. Он является результатом опроса десятков тысяч человек по всему миру, самым представительным и глубоким исследованием такого рода. Эксперты оценивают риски по степени вероятности и влияния. Учёт этих рисков важен для выработки адекватной экономической политики каждой страны.

Глобальные риски по степени вероятности, 2010-2016гг.

Риск 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
1-ый риск Коллапс цен на активы Метеорологические катастрофы Резкое увеличение разницы в доходах Резкое увеличение разницы в доходах Разница в доходах Межгосударственные конфликты с региональными последствиями Широкомасштабная недобровольная миграция
2-ый риск Снижение темпов роста китайской экономики до менее 6% ВВП Гидрологические катастрофы Хронические фискальные дисбалансы Хронические фискальные дисбалансы Экстремальные погодные явления Экстремальные погодные явления Экстремальные погодные явления
3-ий риск Хронические болезни Коррупция Рост выбросов тепличных газов Рост выбросов тепличных газов Безработица и недозанятость Провал управления на национальном уровне Провал переговоров по изменению климата
4-ый риск Фискальные кризисы Потеря биологической диверсификации Кибер-атаки Кризис поставок воды Изменение климата Коллапс или кризис государства Межгосударственные конфликты с региональными последствиями.
5-ый риск Низкое качество системы глобального управления Климатические катастрофы Кризис поставок воды Управление системой заботы о стареющем населении Кибер атаки Высокая структурная безработица и недозанятость Серьезные природные катастрофы

Источник: Global Risks 2016. 11th Edition. World Economic Forum http://www3.weforum.org/docs/GRR/WEF_GRR16.pdf

Глобальные риски по степени влияния, 2010-2016гг.

Риск 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
1-ый риск Коллапс цен на активы Фискальные кризисы Значимый системный фискальный провал Значимый системный фискальный провал Фискальные кризисы Кризис поставок воды Провал переговоров по изменению климата.
2-ый риск Сворачивание глобализации (в развитых странах) Изменение климата Кризис поставок воды Кризис поставок воды Изменение климата Внезапное, массовое распространение инфекционных заболеваний Оружие массового поражения.
3-ий риск Резкий рост цен на нефть Геополитический конфликт Кризис дефицита продовольствия Хронические фискальные дисбалансы Кризис поставок воды Оружие массового поражения Кризис поставок воды.
4-ый риск Хронические болезни Коллапс цен на активы Хронические фискальные дисбалансы Распространение оружия массового поражения Безработица и недозанятость Межгосударственные конфликты с региональными последствиями Широкомасштабная недобровольная миграция.
5-ый риск Фискальные кризисы Экстремальные колебания цен на энергоресурсы Экстремальные колебания цен на энергоресурсы и с/х продукцию Неспособность адаптироваться к изменению климата Выход из строя инфраструктуры критической информации Неспособность адаптироваться к изменению климата Серьёзные ценовые шоки на энерготовары

Источник: Global Risks 2016. 11th Edition. World Economic Forum http://www3.weforum.org/docs/GRR/WEF_GRR16.pdf

Индекс делового оптимизма Республиканской конфедерации предпринимательства

Опрос представителей белорусского частного бизнеса в феврале 2016 года демонстрирует высокую степень пессимизма и разочарования. Львиная доля руководителей предприятий не видят перспектив развития. Кризис поглощает всё новые жертвы в предпринимательских кругах. 72,3% опрошенных (более 500 человек) не удовлетворены состоянием диалога бизнеса и власти. В отличие от руководства Министерства по налогам и сборам 80,9% МСБ не считает белорусскую налоговую систему оптимальной. С их точки зрения, она требует изменений.

Основными проблемами бизнеса являются «отсутствие стабильности в экономике, невозможность планирования» (73,4%), «нестабильность законодательства» (65,4%), дорогие кредитные ресурсы (57,2%), высокая налоговая нагрузка (56%). По сути дела, правительство жмёт МСБ по всем направлениям, усугубляя резкое падение спроса и растущую конкуренцию со стороны российских компаний. Спрос на радикальное изменение экономической политики не вызывает сомнений. 85,3% респондентов на вопрос, что надежнее всего укрепляет независимость Беларуси, ответили «экономическая свобода и раскрепощение предпринимательства». Это значит, что кризис убеждает отечественный МСБ отвернуться от государства-регулятора, государства-инвестора и государства - производителя.

93,4% опрошенных считают, что состояние белорусской экономики за последние полгода ухудшилось. Это ещё одна иллюстрация к падению ВВП в 2015г. на 3,9% и на 4,3% в начале года. Замалчивание кризиса властями в такой ситуации порождает ещё больший кризис доверия. 77,9% МСБ отметили ухудшение состояния собственного бизнеса. Не лучше оценки ближайшего будущего (полгода). Об ухудшении состояния белорусской экономики заявляют 85,1%, собственного бизнеса – 65,6%. Это значит, что рецессия будет углубляться, и оснований верить в официальный прогноз роста ВВП в 2016 году нет.

В отличие от правительство белорусский частный бизнес указывает не такие факторы, как «мировой финансовый кризис», «рецессия России» или «падение цен на нефть», а «ухудшение положения с новыми заказами клиентов» (70,5%), «падение выручки (75,7%) и « сокращение доступа к финансовым ресурсам» (55,8%).

Поддержка бизнеса в условиях кризиса предполагает совместную выработку экономической политики для нейтрализации его основных проблем. К сожалению, системного движения навстречу частному бизнесу со стороны властей нет. Есть отдельные министры, которые понимают уникальную роль МСБ и не боятся открыто это признавать. Однако большинство Вертикали продолжает жить в режиме межотраслевых и межведомственных противоречий.

Как, по Вашему мнению, изменилось состояние белорусской экономики за последние полгода?

Май 2012

%

Сентябрь 2012

%

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2015

%

Февраль 2016

%

Улучшилось 24,1 22,0 20,8 11,6 14,1 9,4 1,0 3,2 0,8
Не изменилось (осталось таким же) 25,5 38,0 25, 21,5 21,5 32,3 2,1 5,5 4,6
Ухудшилось 45,4 37,2 47,8 62,7 61,8 49,5 95,9 87,3 93,4
Затрудняюсь ответить 5,0 2,8 6,2 4,2 2,6 8,8 1,0 4,0 1,2

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2016

Как, по Вашему мнению, изменилось состояние Вашего бизнеса за последние полгода?

Май 2012

%

Сентябрь 2012

%

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2015

%

Февраль 2016

%

Улучшилось 29,5% 32,1% 30,5% 22,1% 26,9% 19,6% 6,8% 2,6% 4,1%
Не изменилось (осталось таким же) 27,3% 42,4% 31,2% 31,9% 29,8% 33,1% 11,2% 27,3% 17,8%
Ухудшилось 43,2% 25,5% 38,3% 46,0% 43,3% 47,3% 82,0% 70,1% 77,9%

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2016

Как, по Вашему мнению, изменится состояние белорусской экономики в ближайшие полгода?

Май 2012

%

Сентябрь 2012

%

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2015

%

Февраль 2016

%

Улучшится 22,7 14,7 18,9 9,7 13,5 9,4 1,9 2,8 0,6
Не изменится (останется таким же) 28,3 27,1 28,5 16,3 33,9 30,5 10,8 46,3 5,9
Ухудшится 36,2 47,7 39,6 65,6 45,2 42,5 77, 44,8 85,1
Затрудняюсь ответить 12,8 10,5 13,0 8,4 7,4% 17,6 9,7 6,1 8,4

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2016

Как, по Вашему мнению, изменится состояние Вашего бизнеса в ближайшие полгода?

Май 2012

%

Сентябрь 2012

%

Март 2013

%

Сентябрь 2013

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2014

%

Февраль 2014

%

Сентябрь 2015

%

Февраль 2016

%

Улучшится 44,0 22,4 31,2 16,0 28,9 18,6 7,3 6,3 4,2
Не изменится (останется таким же) 26,7 28,9 30,1 31,9 34,3 43,3 27,6 59,6 20,1
Ухудшится 18,0 35,0 27,7 46,6 29,9 32,7 61,5 30,6 65,6
Затрудняюсь ответить 11,3 13,4 11,0 5,5 6,9 5,4 3,6 3,5 10,1

Источник: Республиканская конфедерация предпринимательства, март 2016

Исследовательский центр ИПМ: опрос малого и среднего бизнеса[13]

В середине 2015 года Исследовательский центр ИПМ опубликовал результаты ежегодного опроса малых и средних предприятий (МСП) частной формы собственности. Респондентами выступали директора, собственники и ведущие специалисты предприятий. Из 416 опрошенных 17,3% представляют промышленность, 31,7% - торговлю и ремонт, 13,5% строительство, 9,6% - транспорт и связь. На 52,2% респондентов работает до 15 человек, на 12,4% - от 101 до 250 человек. Около половины опрошенных работают на рынке более 10 лет. Минских предприятий в опросе 26,2%. Меньше всего бизнес развит в Могилёвской области. Поэтому она представлена только 9,6% респондентов.

За всю историю исследований белорусский бизнес никогда не был таким мрачным и унылым. Своё нынешнее экономическое положение 29,8% определили, как «очень» и «скорее» плохое. За прошедший год 68,3% частного бизнеса заявили об ухудшении условий ведения предпринимательской деятельности. В 2014г. об ухудшении заявили только 29,7% респондентов. 63,9% МСП концентрируется сегодня на сохранении достигнутого уровня бизнеса, 27,6% думаю о расширении. Факторы, которые оказали самое большое отрицательное влияние на частный бизнес Беларуси, это политика обменного курса и валютное регулирование (64,9%), уровень конкуренции на внутреннем рынке (53,1%), внутренний спрос (52,4% опрошенных указали на этот фактор) и сроки оплаты поставленной продукции (49,3%).

Бизнес чётко зафиксировал все проблемы макроэкономической политики и слабость институтов государства. Предпринимателей бросает то в жар, то в холод от поведения Нацбанка и Совмина. Распорядители чужого (политики и чиновники) каждый год обещают создать предсказуемую, благоприятную среду для развития бизнеса, манят предпринимателей инвестиционным законодательством, завлекают СЭЗами, посулами государственно-частного партнёрства. Сохранение огромной разницы между словами и делами остаётся визитной карточкой Вертикали. Практика правоприменения отражает не столько низкий уровень профессионализма государственных служащих нижнего и среднего уровня, сколько дефективность большинства актов законодательства. Директива президента № 4 конца 2010 года, по мнению частного бизнеса, провалена. 39,9% респондентов считают, что она не выполнена, 26% - что выполнена и 34,1% опрошенных затруднились ответить.

Из года в год МСБ требует от правительства наведение порядка в финансовой сфере в целом и в кредитовании в частности. Однако интересы номенклатурных бизнес фаворитов из промышленности и АПК по-прежнему важнее макроэкономической стабильности. На вопрос, как за последний год изменилась ситуация с доступностью финансирования, об ухудшении с банковскими кредитами заявили 58,4% (улучшение зафиксировали 11,1%), государственной поддержкой МСП 46,3% (улучшение – 8,6%), международной поддержке МСП – 37,3% (улучшении – 9,6%), развитости фондового рынка – 37,8% (10,6%). Кредитными услугами банков в Беларусь пользуются только 26,9% МСП. 44,4% не пользуются и не планируют и 28,7% не пользуются, но планируют. Активно рекламируемый правительством Банк развития, как источник финансов для поддержки МСП, равно как и другие государственные и международные организации, практически не оказывают никакого влияния на развитие МСП. Так участниками программ долгосрочного финансирования инвестиционных проектов Банка развития являются только 3,6% респондентов, Европейского банка реконструкции и развития – 1,2%, Белорусского фонда финансовой поддержки предпринимательства – 2,2%. Попытка заменить полноценные рыночные институты и организации в сфер финансов искусственными проектами провалилась.

Получается, что банковская система страны стараниями властей превратилась в вещь в себе и для избранных коммерческих организаций. От неё гораздо больше вреда, чем пользы. Когда львиная доля самых активных, предприимчивых и творческих людей не может пользоваться современными финансовыми инструментами, ущерб стране оценивается на миллиарды долларов.

Каждый год частный бизнес страны требует Нацбанк и Совмин хотя бы приблизиться к мировым стандартам в финансовой сфере, но распорядителей чужого всё тянет в неблагополучное инфляционное и девальвационной прошлое. 71,2% респондентов считает, что для улучшения ситуации с доступностью финансирования необходимо снизить инфляцию и повысить стабильность национальной валюты. Нацбанк/Совмин уже заявил о приоритетности борьбы с инфляцией, но на этот год она запланирована выше, чем в два предыдущих года.

Инфляция и неустойчивость национальной валюты – это две проблемы, которые большинство стран мира давно научились решать. Они – как экономический грипп, а не некая уникальная, неизвестная человечеству болезнь, но белорусские власти продолжают внушать населению и бизнесу, что для победы над этим макроэкономическим злом нужна чуть ли не особая нейрохирургическая операция. В рейтинге 20 самых больших проблем для бизнеса с большим отрывом лидирует инфляция (79,3%). Следом идёт «регулирование валютного рынка» (60,1%). В пятёрке самых острых проблем две посвящены налогам. Налоговые ставки считают проблемой 55,5% МСП, налоговое регулирование – 53,8%.

По сравнению с 2014г. интенсивность практически всех проблем для МСП существенно увеличилась. Беда не пришла одна, а одним большим букетом. Если в 2014г. инфляцию считали большой проблемой 58,5% респондентов, то в 2015г. – 79,3%. Регулирование валютного рынка отмечали, как очень проблемным 33,5% опрошенных, то в 2015г. – уже 60,1%. В 2015г. министерство по налогам и сборам заявило о завершении налоговой реформы и достижению оптимума. При этом в 2014г. налоговые ставки считали большой проблемой 37,6% МСП, а в 2015г. – 55,5%, налоговое регулирование – 32,9% и 53,8% соответственно. Бизнес не только не почувствовал улучшения налогового законодательства, но отметил значительное его ухудшение. Получается, что по ключевым аспектам макроэкономической политики (кредитно-денежная и бюджетно-налоговая) оценки качества и эффективности госрегулирования кардинально отличаются. Бизнес говорит, что «чёрное» - это «черное», а власти говорят, что она то ли белое, то ли немножко серое. Когда методика оценки качества бизнес климата, институтов экономической политики так сильно отличается, говорить о партнёрстве бизнеса и власти преждевременно.

Как изменились показатели экономической деятельности вашего предприятия за последний год? 2014, 2015гг.

Показатель 2015 2014
Значительно и несколько сократились Значительно или несколько увеличились Значительно и несколько сократились Значительно или несколько увеличились
Объем продаж 63,4 15,1 26,2 30,9
Прибыль 64,7 15,7 33,0 29,3
Занятость 44,4 14,7 18,8 21,6
Инвестиции 45,3 11,6 23,2 12,6

Источник: Опрос «Развитие малых и средних предприятий Беларуси, 2015г., и 2014г. Исследовательский центр ИПМ. Опрос проведен Лабораторией аксиометрических исследований НОВАК в мае 2014г. и в мае 2015г. http://www.research.by/webroot/delivery/files/survey2015r1.pdf

 

Рейтинг самых больших проблем для ведения бизнеса в Беларуси,

Сравнение результатов опросов бизнеса в мае 2015г. и мае 2014г.

(от «1» (не проблема) до «5» - очень большая проблема)

Проблема Сумма оценок «1» и «2» Сумма оценок «4» и «5» (самая большая проблема)*
2015 2014 2015 2014
1. Инфляция 5,7 12,8 79,3 58,5
2. Регулирование валютного рынка 12,5 29,3 60,1 33,5
3. Налоговые ставки 14,9 31,3 55,5 37,6
4. Налоговое регулирование 14,4 32,1 53,8 32,9
5. Неэффективное государственное управление 16,3 29,0 48,8 30,9
6. Доступ к финансам 19,7 33,4 47,8 36,7
7. Коррупция и преступность 22,9 36,4 45,9 35,9
8. Преступность и воровство 29,3 44,2 40,6 30,7
9. Нестабильность политики 27,4 39,4 40,2 26,3
10. Низкий уровень этики труда в рабочей силе 27,1 30,4 34,6 35,3
11. Неадекватное образование рабочей силы 30,3 36,2 30,1 29,4
12. Ограничивающее деятельность регулирование рынка труда 25,3 35,2 33,9 26,8
13. Нестабильность правительства 32,7 41,3 35,1 26,3
14. Обеспечение исполнения контрактов 28,3 39,3 35,1 25,1
15. Независимость и компетентность судов 27,2 37,5 29,8 24,8
16. Неадекватное предложение инфраструктуры 28,6 39,9 29,5 23,7
17. Обеспечение прав собственности и защиты собственности (физической) 28,9 40,3 29,8 22,3
18. Низкий уровень здравоохранения 34,6 50,4 26,9 19,0
19. Независимость и компетентность СМИ и информационных ресурсов 31,5 42,6 27,0 18,9
20. Обеспечение прав собственности и защиты интеллектуальной собственности 35,1 43,9 24,5 18,9

* Рейтинг проблем от самой большой до самой незначительной представлен по сумме оценок респондентов «4» и «5» (самая большая проблема).

Источник: Опрос «Развитие малых и средних предприятий Беларуси, 2015г., и 2014г. Исследовательский центр ИПМ. Опрос проведен Лабораторией аксиометрических исследований НОВАК в мае 2014г. и в мае 2015г. http://www.research.by/webroot/delivery/files/survey2015r1.pdf

Взгляд немецкого бизнеса

В марте 2016г. представительство немецкой экономики в Беларусь опубликовало результаты пятого ежегодного опроса немецкого бизнеса, работающего в нашей стране (60 представителей). В отраслевом разрезе они представляют 20 промышленных предприятий, 30 предприятий сферы услуг, 20 предприятий сферы торговли, 6 предприятий энерго- и водоснабжения и 5 предприятий строительной сферы. 70,2% оценили экономическую ситуацию в Беларуси в настоящий момент, как негативную (в 2015г. было 52%). Позитивной видят положение только 3,5% опрошенных. У 41,8% ожидания на 2016г. негативные, 47,3% считают, что изменений не будет, и только 10,9% указывают на улучшение.

Немецкий бизнес гораздо более оптимистично смотрит на своё собственное состояние и его перспективы на этот год. «Более 85% участников опроса определили его как позитивное или удовлетворительное, и лишь каждая шестая компания - как негативное». Доля пессимистов относительно будущего снизилась вдвое, 17,9% в 2016 г. против 39% в 2015 г. и 19,5% в 2014 г. Доля оптимистов выросла с 9% до 23% (в 2014 г. было 39%). «В целом более 80% опрошенных рассчитывают на улучшение либо стабильность ситуации – столько же, как и 2014 г. (80,5%), и значительно выше, чем в 2015 г. (61,2%)».

Ножницы в оценках ситуации в экономике и своего бизнеса можно объяснить несколькими факторами. С точки зрения немецких макроэкономических стандартов, качества финансовой инфраструктуры, стабильности законодательства, системы защиты прав собственности немецкий бизнес не может смотреть на ситуацию в Беларуси с оптимизмом. Высокая инфляция, непредсказуемый курс Br-рубля, налоговые шараханья, превалирование понятий над правом – всё это объясняет пессимизм немецкого бизнеса. После сокращения ВВП Беларуси в 2015г на 3,9%, углубления рецессии в I квартале 2016г., коллапсе экспорта и полной непредсказуемости поведения властей и внешнего контекста немецкий бизнес предсказуемо высказался негативно.

Оптимизм относительно состояния своего бизнеса объясняется особенностями немецкого бизнеса, который работает в Беларуси. Это явно не новички, а опытные компании. Они входили на рынок во вполне конкретные узкие рыночные ниши, обзавелись прочными номенклатурными связями напрямую или через белорусских партнёров. Для VIP-номенклатуры большинство из них стали почти своими немцами. Для них интенсивности конкуренции со стороны белорусского, российского или европейского бизнеса не прибавилось. Новички, в том числе из Германии, у вдоха на белорусский рынок не толпятся. Товары и услуги немецких производителей, которые работают в Беларуси, с учётом жёсткой борьбы с импортом и дефицита валюты, вполне конкурентоспособны. Спрос на них устойчивый. И даже рецессия ему мешает гораздо меньше, чем белорусским производителям. Немецкий бизнес, представленный в Беларуси, давно научился эффективно хеджировать риски белорусского бизнес климата. Он может себе позволить услуги высококвалифицированных юристов, а также пользуется авторитетом немецкой дипломатии. Наконец, немецкий бизнес предусмотрительно не лезет в чувствительные для белорусских VIP-начальников сектора экономики и товарные позиции. Отсюда столько оптимизма по отношению к себе и пессимизма в отношении экономической ситуации.

«В качестве наиболее серьезных рисков для экономического развития своего предприятия респонденты назвали, прежде всего, колебания обменного курса и их негативные последствия, снижение спроса и сужение рынков, риски в связи изменениями политико-экономических рамочных условий, существующие торговые барьеры / предпочтение отечественных компаний, трудности финансирования, а также обеспечение правовых гарантий».

Предсказуемо самым позитивным фактором делового климата Беларуси стала инфраструктура – 2,4 балла (шкала «1» - отлично, «5» - «очень плохо»). Другие привлекательные черты – это «политическая стабильность» (2,5 балла), «квалификация сотрудников» (2,6), «качество академического образования» (2,8), «мотивированность работников» (2,9) и «расходы на оплату труда» (2,9). Немецкий бизнес отметил улучшение по такому фактору, как система налогообложения и налоговые органы (3,0 пункта, +5) и налоговая нагрузка (3,1, +3).

«Негативную динамику показали напротив такие факторы, как «борьба с коррупцией и преступностью» (3,2, -9 позиций, около 40% негативных голосов против 19% в прошлом году), «государственная политика в области оплаты труда» (3,3, -4 позиции) и «гибкость трудового законодательства» (3,4, -4 позиции, 41,3% в 2016 г. против 30% в 2015 г.)».

Большего всего негатива (53%) набрал фактор «платёжная дисциплина» и «качество финансовых услуг» (48,2% голосов респондентов). Эти факторы задвинули даже такого, казалось бы лидера, как «предсказуемость экономической политики». Он получил 45% против 64% в 2015 г.

Результаты опроса немецкого бизнеса коррелируют с опросами бизнеса, проводимые белорусскими бизнес ассоциациями и аналитическими центрами. Позитив в Беларуси – это заслуги давно минувших дней, а вот слабость государства в обеспечении платёжной дисциплины, в создании современной финансовой системы – это опасные акселераторы кризисных явлений в Беларуси. Несмотря на непредсказуемость экономической политики белорусских властей, обострение проблемы дефицита спроса, сбережений и инвестиций представляется вполне предсказуемым.

Оценка параметров делового климата Беларуси немецким бизнесом, 2016г.

Фактор Общий балл 1 – отлично 2 – хорошо 3- удовлетворительно 4 – скорее плохо 5 – очень плохо
Инфраструктура 2,4 5,2 53,4 37,9 3,4 -
Политическая стабильность 2,5 13,8 32,8 46,6 3,4 3,4
Квалификация работников 2,6 3,5 47,4 31,6 17,5 -
Качество академического образования 2,8 7,1 26,8 46,4 17,9 1,8
Производительность труда 2,9 1,8 29,8 47,4 17,5 3,5
Мотивированность работников 2,9 3,5 29,8 42,1 21,1 3,5
Членство РБ в ЕАЭС 2,9 3,6 25,0 50,0 17,9 3,6
Расходы на оплату труда 2,9 3,6 21,4 53,6 21,4 -
Наличие персонала на рынке труда 3,0 1,8 31,6 40,4 21,1 5,3
Система налогообложения и налоговые органы 3,0 1,7 19,0 60,3 17,2 1,7
Качество системы профтехобразования 3,0 1,8 21,4 51,8 23,2 1,8
Условия для НИОКР 3,0 1,9 17,3 59,6 17,3 3,8
Качество и доступность местных поставок 3,1 3,6 14,5 56,4 23,6 1,8
Налоговая нагрузка 3,1 1,8 21,1 47,4 26,3 3,5
Борьба с коррупцией и преступностью 3,2 5,2 15,5 39,7 32,8 6,9
Прозрачность открытых конкурсов и тендеров 3,2 3,4 17,2 41,4 29,3 8,6
Государственное управление 3,3 - 17,2 46,6 29,3 6,9
Государственная политика в области оплаты труда 3,3 - 17,2 48,3 25,9 8,6
Правовые гарантии 3,3 1,7 8,6 60,3 19,0 10,3
Гибкость трудового законодательства 3,4 - 15,5 43,1 31,0 10,3
Предсказуемость экономической политики 3,5 1,7 6,9 46,6 27,6 17,2
Качество финансовых услуг 3,5 - 8,9 42,9 33,9 14,3
Платёжная дисциплина 3,8 - 10,5 35,1 22,8 31,6

Источник: Опрос «Деловой климат в Республике Беларусь 2016». Представительство немецкой экономики в Республике Беларусь, март 2016г.

Беларусь в свете международных индексов в 2015 году

Индексы и рейтинги международных исследовательских организаций, мозговых центров, аналитических учреждений не являются строго научными продуктами. В большей или меньшей степени они интегрируют субъективные взгляды самих исследователей. Тем не менее, индексы и рейтинги стали важными ориентирами не только для полисимейкеров, но и для бизнеса и общества. Зачастую по положению страны в том или ином рейтинге оценивается качество работы правительства, прогресс в проведении реформ или качество экономических, социальных, правовых и государственных институтов. Поскольку над индексами и рейтингами работают авторитетные учёные, исследователи, аналитики из разных наук, сфер профессиональной деятельности, поскольку за ними стоит глубокая аналитическая работа, качественная социология и компаративистика, то они стали источниками информации для кредиторов, инвесторов и предпринимателей.

Использование единой методики для всех стран мира позволяет достаточно дочно сравнить разные элементы экономических, правовых, социальных или финансовых систем. Поэтому полисимейкерам Беларуси важно учитывать оценки, мнения, сравнения и рекомендации, вытекающие из основных рейтингов и индексов мира.

Индекс легкости ведения бизнеса Всемирного банка 2016[14]

В рейтинге Всемирного банка «Как делать бизнес-2016» (Doing Business 2016) Беларусь впервые в истории этого рейтинга деловых климатов 189 стран мира вошла в Топ-50 лучших, оказавшись на 44-м месте. В прошлом году в Doing business 2015 Беларусь была на 57-м месте, но если оценить прошлый год по новой методологии, то мы были на 43-м месте. Наши соседи, конкуренты и торговые партнёры заняли следующие места: Эстония – 16-ое место, Грузия – 24-ое, Польша – 25-ое, Армения – 35-ое, Чехия – 36-ое, Болгария – 38-ое, Казахстан – 41-ое, Италия – 45-ое, Россия – 51-ое, Молдова – 52-ое, Греция – 60-ое, Кыргызстан – 67-ое, Украина – 83-ое, Китай – 84-ое. Наш партнёр по Дальней дуге Венесуэла оказалась на 186-м месте. Очевидно, она нам нужна для фона, чтобы по инфляции, бюрократизации, коррупции и раздраю валютного рынка выглядеть вполне прилично.

Белорусскому бизнесу не столько родное правительство пошло навстречу, сколько методологи самого индекса Doing Business. Вроде бы меряли одно и то же, а результат для нашей страны стал гораздо лучше. По старой методологии в 2014г. Беларусь была на 57-м месте, а по новой мы бы были на 43-м. Радикально другую оценку получили мы по фактору «перемещение товаров через границу». По старой методологии мы были на 145-м месте, а по новой – на 25-ом. Новая методология позволила нам переместиться в «Открытии бизнеса» на 12-ое место. Ещё один рывок вверх – по «подключению к электричеству»: по старой мы были на 148-м месте, а по новой – уже на 85-ой позиции. Даже по фактору «защита прав миноритарных акционеров» нам повезло. В прошлом году по старой методологии было 94-ое место, а по новой прошлый год оценивается на 54-ое.

Главным мерилом прогресса по улучшению делового климата стал показатель «расстояние до лидера». Он был введён в 2010 году. Тогда Беларусь имела 54,09%. Т. е. до идеального делового климата по методологии Всемирного банка нам не хватало чуть меньше 46 процентных пунктов. В Doing Business 2016 у Беларуси показатель «расстояние до лидера был 72,33%. По сравнению с прошлым годом мы приблизились к идеалу на 0,54 п.п. До идеала не хватает 27,67 п.п. Лидер рейтинга Сингапур имеет показатель 87,34 п.п.

Парадоксально, что столь впечатляющий результат в Doing Business совпал с самыми низкими оценками самого бизнеса по отношению к ситуации в экономике и в своём бизнесе (опросы февраля и сентября 2015 года). Более 80% частного бизнеса констатирует ухудшение как состояния экономики в целом, так и своего бизнеса. Получается, что основные проблемы для бизнеса и факторы, которые оценивает методология Doing Business, идут почти параллельными курсами.

Основные проблемы белорусского бизнеса не входят в список факторов, которые оценивают методологи Всемирного банка. Во-первых, не учитываются издержки для бизнеса от макроэкономической нестабильности (высокая инфляция, валютная нестабильность, принуждение к продаже валютной выручки и т.д.); во-вторых, не учитываются издержки административного регулирования цен; в-третьих, не учитываются радикальные отличия условий ведения бизнеса для избранных и для обыкновенного МСБ, в первую очередь, налоговые, таможенные льготы, стоимость кредита, платёжная дисциплина, возможность частного бизнеса добиваться взыскания долгов с государственных организаций. В-четвёртых, не учитываются издержки дискриминации по доступу на внутренний рынок, а также административные барьеры (часто не формализованные) по доступу на рынки других областей и городов Беларуси, в-пятых, не учитываются издержки дискриминации по доступу к государственному заказу а также издержки коррупции. Самый большой бич для малого бизнеса – стоимость кредита – также остаётся за рамками методологии Doing Business.

Как повлияло изменение методологии на место Беларуси по десяти факторам Индекса лёгкости ведения бизнеса 2016

1. Открытие бизнеса: 12-ое место (96,32 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 39-ое место, по старой – 40-ое место.

2. Получение разрешения на строительство: 34-ое место (76.64 п.п.). В прошлом году по новой методологии было 34-ое место, по старой – 51-ое.

3. Обеспечение доступа к электроэнергии: 89-ое (69.08 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 85-ое место, по старой – 148-ое.

4. Регистрация собственности: 7-ое (90,53 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 6-ое место, по старой – 3-ое.

5. Получение кредита: 109-ое место (40 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 105-ое место, по старой методологии – 104-ое.

6. Защита прав миноритарных акционеров: 57-ое место (58.33 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 54-ое место, по старой – 94-ое.

7. Уплата налогов: 63-ое место (78.74 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 60-ое место, по старой – 60-ое.

8. Перемещение товаров через границу: 25-ое место (94.88 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 25-ое место, по старой – 145-ое.

9.Принуждение к исполнению контрактов: 29-ое место (70.36 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 29-ое место, по старой – 7-ое.

10. Решение неплатёжеспособности: 69-ое место (48.38 п.п.). В прошлом году (DB-2015) по новой методологии было 68-ое место, по старой – 68-ое.

Изменение параметров делового климата Беларуси по методике Doing Business 2006-2016гг.

Параметр DB-2006 DB-2010 DB-2014

DB-2015

Место 43

DB-2016

Место 44

Расстояние до лидера, в %
1. Открытие бизнеса 51,56 90,05 91,88

91,88

Место 39

96,32

Место 12

2. Получение разрешения на строительство 49,1 72,16 75,09

76,6

Место 34

76,64

Место 34

3. Получение доступа к электричеству - 48,42 62,38

68,87

Место 85

69,08

Место 89

4. Регистрация собственности 49,74 91,68 96,69

90,42

Место 6

90,53

Место 7

5. Получение кредита 12,5 43,75 50

40

Место 105

40

Место 109

6. Защита прав миноритарных акционеров 40 43,33 50

58,33

Место 54

58,33

Место 57

7. Уплата налогов 0 0 69,61

78,38

Место 60

78,74

Место 63

8. Перемещение товаров через границу 30,6 34,57 56,77

94,88

Место 25

94,88

Место 25

9. Принуждение к исполнению контрактов 81,1 81,1 78,7

70,36

Место 29

70,36

Место 29

10. Решение неплатёжеспособности 23,05 35,8 39,75

48,18

Место 68

48,38

Место 69

Источник: Доклады Всемирного банка Doingbusiness

Индекс экономической свободы 2016 от Heritage Foundation[15]

Экономическая свобода и уровень жизни, 2011-2016гг.

(ВВП на душу населения по паритету покупательной способности)

Регион 5 самых свободных стран региона 5 самых несвободных стран региона
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Азия, Океания 44310 40830 43140 44605 50841 53211 3042 3400 5357 6293 5841 5784
Ближний Восток, Северная Африка 34848 39063 41577 43664 53106 59527 8513 7885 7732 7841 10655 14328
Европа 47570 46593 35848 36730 39097 44353 10413 13595 13723 13727 15607 16465
Америки 24658 25198 35403 26994 27452 32190 8527 8243 8948 9625 11228 11869
Африка района пустыни Сахара 9338 8989 7459 8267 8658 9601 1485 1514 5093 6460 8371 9457

Источник: Индекс экономической свободы 2016, HeritageFoundationhttp://www.heritage.org/index/pdf/2016/book/index_2016.pdf

Места стран по Индексу экономической свободы 2004 – 2016 гг.

Страна 2016 2015 2014 2013 2012 2011 2010 2009 2008 2007 2006 2005 2004
Эстония 9 8 11 13 16 14 16 13 12 11 14 14 10
Литва 13 15 21 22 23 24 29 30 26 21 21 23 18
Чехия 21 24 26 29 30 28 34 37 37 39 40 47 35
Латвия 36 37 42 55 56 56 50 45 38 38 37 39 33
Польша 39 42 50 57 64 68 71 82 83 90 84 77 80
Казахстан 68 69 67 68 65 78 82 83 76 83 76 117 135
Молдова 117 111 110 115 124 120 125 120 89 82 87 84 94
Россия 153 143 140 139 144 143 143 146 134 131 128 131 122
Беларусь 157 153 150 154 153 155 150 167 150 148 145 145 146
Украина 162 162 155 161 163 164 162 152 133 135 110 101 114

Источник: Индекс экономической свободы 2016, HeritageFoundationhttp://www.heritage.org/index/pdf/2016/book/index_2016.pdf

Динамика Индекса экономической свободы 1995 – 2016

Страна 1995 2000 2005 2006 2008 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 Динамика 1995 – 2010г.

Динамика

2010 – 2016

Эстония 65,2 69,9 75,1 74,9 77,8 74,7 75,2 73,2 75,3 75,9 76,8 77,2 +10 +2,5
Литва 49,7* 61,9 70,5 71,8 70,8 70,3 71,3 71,5 72,1 73,0 74,7 75,2 +21,6 +4,9
Чехия 67,8 68,6 64,9 66.8 68,5 69,8 70,4 69,9 70,9 72,2 72,5 73,2 +2,6 +3,4
Латвия 55* 63,4 66,4 67,2 68,3 66,2 65,8 65,2 66,5 68,7 69,7 70,4 +10,8 +4,2
Польша 50,7 60 58,8 58,6 59,5 63,2 64,1 64,2 66,0 67,0 68,6 69,3 +13,4 +6,1
Казахстан 41,7** 50,4 53,3 59,7 60,5 61,0 62,1 63,6 63,0 63,7 63,3 63,6 +20,4 +2,6
Молдова 33,0 59,6 57,8 58,3 58,4 53,7 55,7 54,4 55,5 57,3 57,5 57,4 +22,7 +3,7
Россия 51,1 51,8 51,6 52,7 49,9 50,3 50,5 50,5 51,1 51,9 52,1 50,6 -0,6 +0,3
Беларусь 40,4 41,3 46,3 46,8 44,7 48,7 47,9 49,0 48,0 50,1 49,8 48,8 +7,5 +0,1
Украина 39,9 47,8 56,1 54,6 51,1 46,4 45,8 46,1 46,3 49,3 46,9 46,8 +5,9 +0,4

Примечание: цифры обозначают проценты, показывающие, насколько свободной является страна, например, Эстония в 2016 г. экономически свободна на 77,2%, а Беларусь – на 48,8%, т. е. почти на половину от принятого по методологии идеала.

*за 1996г. - первый год оценки

**за 1998г. - первый год оценки

Источник: Индекс экономической свободы 2016, HeritageFoundationhttp://www.heritage.org/index/pdf/2016/book/index_2016.pdf

Индекс глобальной конкурентоспособности 2015-2016 от Всемирного экономического форума (ВЭФ)[16]

Страны мира по Индексу глобальной конкурентоспособности (ИГК), 2013-2016 гг.

Страна Место по Индексу глобальной конкурентоспособности ИГК* Место по подиндексам ИГК
2013/2014 2014/2015 2015/2016 Базовые требования Усилители эффективности Факторы инновационности
2013/2014 2014/2015 15/16 2013/2014 2014/2015 15/16 2013/2014 2014/2015 15/16
Швейцария 1 1 1 3 4 2 5 5 4 1 1 1
Сингапур 2 2 2 1 1 1 2 2 2 13 11 11
США 5 3 3 36 33 30 1 1 1 6 5 4
Германия 4 5 4 9 11 8 8 9 10 4 4 3
Нидерланды 8 8 5 10 10 7 11 8 9 7 6 6
Япония 9 6 6 28 25 24 10 7 8 3 2 2
Гонконг 7 7 7 2 3 3 3 3 3 19 23 23
Финляндия 3 4 8 7 8 11 9 10 13 2 3 5
Швеция 6 10 9 8 12 13 7 12 12 5 7 7
Британия 10 9 10 24 24 25 4 4 5 10 8 9
Китай 29 28 28 31 28 28 31 30 32 34 33 34
Эстония 32 29 30 26 21 21 30 27 28 35 34 31
Чехия 46 37 31 55 39 31 37 34 26 36 36 32
Литва 48 41 36 43 37 35 47 38 36 44 44 37
Польша 42 43 41 59 55 44 32 32 34 65 63 57
Казахстан 50 50 42 48 51 46 53 48 45 87 89 78
Латвия 52 42 44 40 34 37 41 36 39 68 61 58
Россия 64 53 45 47 44 47 51 41 40 99 75 76
Грузия 72 69 66 57 48 51 86 79 77 122 118 118
Словакия 78 75 67 67 70 56 56 51 47 77 73 59
Украина 84 76 79 91 87 101 71 67 65 95 92 72
Греция 91 81 81 88 76 74 67 65 62 81 74 77
Беларусь* 98 90 87 117 104 97 99 93 90 104 97 86

* В Индексе 2015/2016 – 140 стран, в Индексе 2014/2015гг. – 144 страны, в 2013-2014гг. - 148 стран, 2012-2013гг. – 144 страны,

*по Беларуси оценка НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия»

Базовые требования: институты, инфраструктура, макроэкономическая стабильность, здравоохранение, начальное образование.

Усилители эффективности: высшее образование, эффективность товарных рынков и рынка труда, развитость финансового рынка, технологическая готовность, размер рынка.

Факторы инновационности: опыт бизнеса, инновационность.

Источник: The Global Competitiveness Report 2015 – 2016. Сентябрь 2016,

http://www3.weforum.org/docs/gcr/2015-2016/Global_Competitiveness_Report_2015-2016.pdf

Индекс инклюзивного роста 2015 от Всемирного экономического форума (ВЭФ)[17]

В начале сентября 2015г. Всемирный экономический форум (ВЭФ) опубликовал своё новое исследование «Доклад о развитии и инклюзивном росте 2015». В нём есть много полезных рекомендаций для проведения системных трансформаций и преодоления кризисных явлений.

В последнее десятилетие у международных организаций появилась новая теоретическая инновация. ООН, Всемирный банк, ОЭСР и Всемирный экономический форум во главу угла экономической политики ставят инклюзивный экономический рост, т. е. такой, в результате которого в долгосрочной перспективе растёт благополучие всех, а не только VIP-номенклатуры, монополистов и коммерческих организаций, которые слишком-важные-чтобы-обанкротиться. Инклюзивность предполагает наличие широких возможностей занятости и развития во всех секторах экономики.

Теоретики государственного интервенционизма утверждают, что через социальные трансферты, государственные инвестиции и другие способы выравнивания доходов страны добиваются устойчивого роста и сбалансированного развития. Этим весьма спорным утверждением международная бюрократия пытается оправдать высокие госрасходы и активное присутствие государства во всех сферах экономической жизни.

Для Беларуси смысл инклюзивности совсем иной. Есть риск скатиться в российский или украинский сценарий номенклатурной перераспределения активов, а можно провести честную, открытую приватизацию. Существует опасность маргинализировать национальный бизнес. Реальна угроза застревания в старой структуре производства и занятости, но есть шанс раскрепостить дух предпринимательства, убедить собственников лицензий, технологий и сетей вовлечь нашу страну в международную систему разделения труда.

Для Беларуси инклюзивный рост означает ликвидацию неравенства условий хозяйствования между избранными участниками госпрограмм и остальным бизнесом, вовлечение бизнеса и гражданского общества в процесс выработки стратегия развития страны, ликвидация налоговых, таможенных и административных льгот, а также равные условия участия в приватизации и доступе к услугам инфраструктурных компаний.

Делать акцент на перераспределение богатства в ситуации, когда у нас острые проблемы с его генерацией, было бы неправильно. Авторы Доклада отмечают ключевую роль правовой системы, качества услуг государственных органов и институтов. Каждая страна сама определяет приоритеты, но надеяться на инклюзивный рост в условиях искаженного конкурентного поля, структурных дисбалансов и гипертрофированной роли государства с низким качеством управления было бы легкомысленно.

Белорусская эксклюзивность исключает из большинства значимых экономических процессов работников госпредприятий, предпринимателей и малый бизнес. Распорядители чужого нацелены не на расширение круга стейкхолдеров экономической политики, а на отсечение от бюджетного пирога и государственных ресурсов лишних «ртов». Такой подход ведет к резкому росту правового и имущественного неравенства, а с ним – числа социальных лузеров. Такая модель реформ доказала свою несостоятельность в десятках стран мира. Беларуси крайне важно учитывать этот негативный опыт при выработке стратегии развития страны.

Готовность отдельных стран мира к инклюзивному росту, 2015г

Показатель США Швеция Германия Франция Польша Эстония Литва Россия Казахстан Украина Беларусь*
ВВП per capita, $ 53101 57909 44999 43000 13394 19032 16003 14819 12843 3919 8050
Производительность труда, $ ppp 68374 52380 43243 52535 27502 46384 28674 19656 25447 10552 16500
Бедность, % населения 17,4 9,7 8,7 8,0 2,0 11,5 2,0 2,0 2,0 2,0 2,0
Медианный дневной доход домашнего хозяйства, $ ppp 56,44 - 57,5 42,5 13,48 20,79 12,77 17,97 8,62 11,14 8,5
Размер среднего класса, % ($10-50/день) - - - - 67,8 - 62,2 72,7 37,8 59,5 60
Госдолг, % ВВП 104,2 41,4 78,1 93,9 57,2 11,35 39,3 13,4 13,5 41,0 20,0
Число патентов PCT, на млн. населения 141,14 302,7 214,6 109,2 6,88 35,19 4,74 6,11 1,21 2,85 -
Частные инвестиции в НИОКР, % ВВП 1,65 1,95 1,92 1,24 0,29 1,12 0,23 0,3 0,08 0,2 0,02
Общие налоговые поступления, % ВВП 25,1 44,5 37,1 44,2 31,7 32,8 16,0 24,7 14,6 38,0 29,0
Значение факторов в Индексе инклюзивного роста 2015, шкала «0» (наихудший) - «7» (лучший)
Образование и навыки 5,17 5,36 5,38 5,15 5,29 5,61 4,91 4,8 3,69 5,75 4,7
Занятость и компенсация работникам 4,16 5,76 5,3 4,63 4,01 4,6 - 5,01 4,87 4,68 4,5
Создание активов и предпринимательство 5,75 5,2 4,52 4,67 3,9 4,53 4,05 3,27 3,97 3,03 3,05
Финансовое посредничество инвестиций в реальный сектор экономики 4,48 4,48 4,67 4,42 3,57 3,75 3,57 3,17 3,02 2,93 3,05
Коррупция и получение ренты 4,52 5,01 4,91 4,68 4,1 4,45 3,94 3,73 3,69 2,6 3,9
Базовые услуги и инфраструктура 5,81 6,13 5,91 5,99 5,03 5,56 5,48 5,00 5,1 4,7 5,4
Фискальные трансферты 4,47 4,27 4,16 4,64 4,09 3,72 3,48 3,75 3,3 3,88 3,9
Социальная мобильность 5,62 5,51 5,54 4,72 4,09 5,5 4,62 3,97 4,1 3,08 3,4
Отношение к провалу в бизнесе 5,07 4,07 3,34 2,67 3,19 3,51 3,77 3,78 3,91 3,57 3,1
Защита прав собственности 5,35 5,69 5,64 5,54 4,32 5,18 4,25 3,33 4,11 2,7 3,2
Наличие финансовых услуг бизнесу 6,19 5,58 5,62 5,28 4,94 5,19 4,94 4,38 4,48 3,9 3,0
Доступность финансовых услуг бизнесу 5,7 5,5 5,51 5,15 4,82 4,89 4,88 4,13 4,29 3,45 2,9
Доступность венчурного капитала 4,45 4,16 3,4 3,25 2,35 3,43 2,68 2,74 2,99 2,35 1,9
Расточительность госрасходов 3,06 4,82 4,18 3,07 2,9 4,28 2,79 2,83 3,65 1,93 2,9
Общественное доверие к политикам 3,39   4,74 3,53 2,4 3,61 2,72 2,98 3,73 2,42 3,9

* Оценка по Беларуси – от НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия» (Беларусь)

Источник: The Inclusive Growth and Development Report. World Economic Forum. September 2015 http://www3.weforum.org/docs/Media/WEF_Inclusive_Growth.pdf

Индекс глобального мира от Института экономики и мира 2015[18]

Летом 2015г. Институт экономики и мира представил очередной Индекс глобального мира (Global Peace Index 2015). Из 162 стран (99,6% населения Земли) Беларусь заняла 110-ое место. Это на 18 позиций хуже, чем в рейтинге предыдущего года. Эксперты оценили общие издержки нашей страны на противодействие насилию на $6141 млн. (4% ВВП) или $649 на душу населения. В 2013г. этот показатель составлял $5100 млн. Если бы наши власти инвестировали в гражданский мир и согласие, в полноценный общественный диалог, действенные институты профилактики насилия и гражданского согласия, то ежегодно мы могли бы экономить ~$2,5 – 3 млрд. По мнению исполнительного директора Института экономики и мира Стива Киллелеа (Steve Killelea) уменьшение насилия в мире на 10% добавило бы $1,43 трлн. к мировой экономике. Это в шесть раз больше, чем объём денег, потраченных на спасение Греции и других стран зоны евро вместе взятых.

Индекс глобального мира объединяет 23 количественных и качественных показателя. 60% индекса состоит из оценки факторов внутреннего мира (восприятие криминогенной обстановки, число милиции и органов безопасности, убийств, заключенных, доступ к оружию, число демонстраций с применением насилия, преступность, политическая нестабильность, террор) и внешнего (военные расходы, численность вооруженных сил, экспорт и импорт вооружения, число беженцев, отношения с соседями, влияние терроризма и т.д.)

По оценке Институт экономики и мира в 2014 году мира было меньше, чем в 2008г. Однако усреднённые оценки по регионам скрывают увеличивающееся расстояние между самыми мирными и немирными странами. При сохранении текущих демографических трендов к 2050 году около 1,9 млрд. человек будет жить в странах с низких или очень низким уровнем миролюбия. Это значит, что чуть ли не самым предсказуемым явлениям на ближайшие 30 – 40 лет будет наличие гражданских и межгосударственных войн, конфликтов, а также террористической угрозы.

В 2014г. 81 страна улучшила своё состояние мира, а 78 стан ухудшили. Лидером по улучшению своего места в Индексе стала Гвинея-Бисау. Она поднялась на 24 места. Кот Д’Ивуар сумел подняться на 26 ступенек. Египет улучшил свое положение на 9 мест, Таджикистан – на 19, Бенин – на 29 позиций. Существенное падение было зафиксировано у Ливии (на 13 мест) и Украины (вниз на 9 мест). Джибути и Нигер опустились на 42 и 28 мест соответственно.

В 2014г. издержки насилия в мировой экономике составили $14,3 трлн. или 13,4% ВВП. Это эквивалентно производству Бразилии, Канады, Франции, Германии, Испании и Британии вместе взятых. Для сравнения в 2013г. этот показатель составлял $9,8 трлн. или 11,3% ВВП мира. С 2008 года совокупные издержки от насилия увеличились на $1,9 трлн. или на 15,3%. Потери только от беженцев выросли в 2,7 раз и составили $128 млрд. При этом военные расходы, преступность, полиция остаются тремя самыми большими статьями издержек. Они составляют 68,3%.

Существенно увеличилась интенсивность военных конфликтов. Число убитых в них в 2014г. по сравнению с 2010г. выросло в 3,5 раза, с 49 тысяч до 180 тысяч. Число жертв террористов выросло на 9%, до 20 тысяч. 0,75% всего населения Земли (более 50 миллионов) сейчас попадает в категорию вынужденных переселенцев. Это самое большое число с 1945 года, когда закончилась вторая мировая война.

В 2014 году в 69 странах мира люди погибали от рук террористов. Самыми безопасными странами мира являются страны-члены Организации за экономическое развитие и сотрудничество (ОЭСР).

Больше всего (как доля экономики) тратят на противодействие насилию Сирия - 42% своего ВВП ($2509 per capita) и Афганистан - 31% ВВП ($622 per capita). Наибольшие издержки противодействия насилию в мире в абсолютном выражении несут США - $2028 млрд. (12% ВВП). Поэтому в Индексе мира Америка заняла 94-ое место. Для сравнения издержки России составляют $354 млрд. (10% ВВП). Она занимает 152-ое место. За острый дефицит мира и согласия очень дорого платит Украина (150-ое место). Издержки противодействия насилию в 2014г. составили $42,85 млрд. или 11% ВВП.

Члены ОДКБ занимают следующие места: Армения – 91-ое (издержки 6% ВВП), Казахстан – 87-ое место (5%), Кыргызстан – 121-ое место (6%), Таджикистан – 108-ое (5%). На постсоветском пространстве (за исключением стран Балтии) получается весьма неприглядная картина. В большинстве стран наблюдается не только дефицит политической, гражданской и экономической свободы, но даже мира и согласия. Де-юре Советский Союз перестал существовать почти четверть века назад, но напряжение от процесса распада по-прежнему остаётся очень высоким. Выбранная модель и стратегия развития оказалась не только проигрышной, с точки зрения конкурентоспособности производителей товаров и услуг, качества институтов госуправления, но даже обеспечения людям безопасной, комфортной и мирной жизни.

В десятке самых успешных и эффективных стан по противодействию насилию и обеспечению мира Исландия. Её издержки составляют только 2% ВВП ($750 per capita). Следом идут Дания – 3% ВВП ($1361), Австрия – 2% ВВП ($1085), Новая Зеландия 4% ВВП ($1265), Швейцария – 3% ВВП ($1482). Страны, вступившие в НАТО и Евросоюз, получили солидный дивиденд мира, гражданского согласия и эффективные институты предотвращения конфликтов. Польша в Индексе мира занимает 19-ое место. Издержки предотвращения насилия у неё составляют 3% ВВП ($836 per capita или $32,2 млрд. по ппс). Литва заняла 37-ое место: 3% ВВП, $925 на душу населения или $2,7 млрд. На 38-ом месте оказалась Эстония. Издержки противодействия насилию в этой стране несколько выше: 5% ВВП или $1214 per capita ($1,6 млрд.).

С точки зрения мира, согласия и добровольной общественной кооперации самой успешной среди бывших социалистических стран, ставших членом ЕС и НАТО, лидером является Чехия. В Индексе глобального мира она заняла почётное 10-ое место. Качественные политические, гражданские и общественные институты работают лучше, чем полиция, спецслужбы и десятки контрольных органов в авторитарных, недемократических странах. Издержки противодействия насилию в Чехии составляют $976 per capita или 3% ВВП страны.

Беларуси есть, с кого брать пример в плане создания мирной, безопасной и одновременно конкурентоспособной модели развития. Очень ценен опыт скандинавских стран по децентрализованной системе принятия решений, гражданскому активизму, приверженности принципу свободной торговли и открытой конкуренции. Швейцария и Австрия – пример военно нейтральных стран, которые умело получают дивиденды от своего миролюбия и прекрасных институтов государства и бизнеса. В десятке доноров миролюбия Новая Зеландия и Австралия. Классическая англосаксонская культура договариваться, уважать права собственности, ценить многообразие и плюрализм позволило этим странам войти в мировую элиту самых благополучных стран мира как с материальной точки зрения, так и с позиции удовлетворённости качеством жизни.

Отдельные государства в Индексе глобального мира 2015г

Место* Страна Показатель Индекса-2015

Милитаризация

Общество и безопасность Внутренние и международные конфликты

Национальные издержки насилия,

млн. $ по ппс

Издержки на противодействие насилию per capita, в $2014 по ппс
шкала от «1» до «5», где «5» - предельный показатель насилия
1. Исландия 1.148 1.1 1.2 1.1 242 750
2. Дания 1.150 1.1 1.2 1.1 7639 1361
3. Австрия 1.198 1.2 1.3 1.1 9196 1085
4. Новая Зеландия 1.221 1.1 1.4 1.1 5656 1265
5. Швейцария 1.275 1.7 1.3 1.0 11973 1482
6. Финляндия 1.277 1.5 1.3 1.1 11482 2111
7. Канада 1.287 1.4 1.4 1.1 45229 1286
8. Япония 1.322 1.4 1.2 1.4 114182 837
9. Австралия 1.329 1.5 1.4 1.1 48744 2107
10. Чехия 1.341 1.1 1.5 1.3 10272 976
13. Швеция 1.360 2.0 1.2 1.1 26524 2765
16. Германия 1.379 1.6 1.5 1.1 171144 2123
19. Польша 1.430 1.4 1.6 1.3 32205 836
37. Литва 1.674 1.2 2.0 1.5 2735 925
38. Эстония 1.677 1.3 1.9 1.6 1608 1214
40. Латвия 1.695 1.4 2.0 1.5 1816 902
45. Франция 1.742 2.2 1.8 1.4 112960 1711
70. Молдова 1.942 1.3 2.4 1.8 542 152
79. Грузия 1.973 1.6 2.2 1.9 2090 467
87. Казахстан 2.008 1.6 2.5 1.6 21920 1287
91. Армения 2.028 1.7 2.1. 2.1 1449 487
94. США 2.038 2.6 2.0 1.7 2028741 6417
110. Беларусь 2.173 1,8 2,6 2,8 6141 649
121. Кыргызстан 2.249 1.9 2.6 2.0 1244 218
124. Китай 2.267 2.0 2.4 2.2 897486 661
132. Азербайджан 2.325 2.0 2.5 2.3 10042 1066
150. Украина 2.845 2.1 3.0 3.1 42845 942
152. Россия 2.954 3.1 3.2 2.5 354394 2470

*Всего в Индексе 162 страны.

Источник: The Global Peace Index 2015. Institute for economics and peace. http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/06/Global-Peace-Index-Report-2015_0.pdf

Индекса процветания от Института Легатум 2015[19]

Индекс благополучия Легатум-2015, места отдельных стран

Место Беларусь Россия Украина Польша Литва Казахстан Швеция Китай США
Индекс 2015, место 63 58 70 29 41 56 5 52 11
Экономика 89 55 127 34 63 54 7 3 11
Предпринимательство 54 42 52 36 45 56 1 59 11
Госуправление 121 106 120 39 40 107 4 67 11
Образование 31 29 37 33 30 55 17 63 9
Здравоохранение 38 42 79 33 44 51 12 56 1
Безопасность 53 91 54 26 30 66 5 100 33
Индивидуальная свобода 128 111 91 29 97 85 7 120 15
Социальный капитал 37 50 41 34 64 46 8 28 11

Источник: Legatum Institute, ноябрь 2015, https://lif.blob.core.windows.net/lif/docs/default-source/publications/2015-legatum-prosperity-index-pdf.pdf?sfvrsn=2

Динамика стран по Индексу благополучия Легатум, 2009-2014

Страна Место*
2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015
Норвегия 1 1 1 1 1 1 1
Швейцария 8 9 9 9 2 2 2
Дания 2 2 2 2 6 4 3
Н. Зеландия 3 5 4 5 5 3 4
Швеция 7 6 5 3 4 6 5
Канада 7 6 6 6 3 5 6
Австралия 5 4 3 4 7 7 7
Голландия 11 9 9 8 9 9 8
Финляндия 4 3 7 7 8 8 9
Ирландия 9 11 11 10 12 12 10
США 10 10 10 12 11 10 11
Германия 16 15 15 14 14 14 14
Британия 13 13 13 13 16 13 15
Сингапур 17 17 16 19 18 18 17
Япония 19 18 21 22 21 19 19
Гонконг 21 20 19 18 19 20 20
Франция 18 19 18 21 20 21 22
Чехия 24 24 26 28 29 29 26
Ю.Корея 29 27 24 27 26 25 28
Польша 29 29 28 32 32 31 29
Эстония 31 35 33 35 36 32 31
Латвия 41 47 51 47 48 44 40
Литва 40 42 44 43 43 42 41
Малайзия 43 43 43 45 44 45 44
Китай 58 58 52 55 51 54 52
Казахстан 51 50 46 46 47 55 56
Россия 62 63 59 66 61 68 58
Беларусь 55 54 50 54 58 53 63
Украина 63 69 74 71 64 63 70

* В 2009-2011гг. в рейтинге Индекса Легатум было 110 стран, в 2012г.- 2015 г. – 142 страны.

Источник: LegatumInstitute, ноябрь 2015, https://lif.blob.core.windows.net/lif/docs/default-source/publications/2015-legatum-prosperity-index-pdf.pdf?sfvrsn=2

Индекс благотворительности в мире 2015 от Charities Aid Foundation[20]

Фонд Charities Aid Foundation вместе с Gallup публикует Индекс благотворительности в мире. В 2015 году Беларусь оказалась на 103-м месте из 145 стран мира. Из максимальной оценки 100% (идеальная благотворительность) Беларусь получила 26%. По сравнению с первым такого рода докладом, представленным в 2010 году, наш результат практически не изменился. Пять лет назад наша страна была на 106-м месте из 153-х стран с показателем 25%. Беларусы крайне неохотно помогают незнакомцам (126-ое место). Чуть лучше с жертвованием денег (73-е место) и волонтёрством (83-е). Россия, власти которой претендует на особый статус хранителя традиционных ценностей и высокой морали оказались на 129-м месте. Тотальное огосударствление всех экономики, бизнеса и гражданского общества превратило россиян в людей, безучастных к судьбе своих соотечественников. Очевидно, они думают, что всем займётся В. Путин.

Уровень благотворительности в 2015 году доказывает, что в мире очень много добросердечных, сочувствующих людей, которые рады делиться своим временем, ресурсами и деньгами, чтобы помочь нуждающимся. По оценке авторов Индекса 2,2 млрд. людей помогали незнакомцам, 1,4 млрд. давали деньги на благотворительность и один миллиард землян инвестировал своё время в благотворительную деятельность. Впервые за шесть лет презентации Индекса эксперты установили, что мужчины более склонны давать деньги на благотворительность, чем женщины. Среди причин, которые влияют на щедрость и благотворительность людей, отмечаются культура, религия, а также острые конфликты.

На глобальном уровне 31,5% землян давали деньги на благотворительность. Это на 3,2 процентных пункта больше, чем в 2013г. Беларусь по этому показателю оказалась даже хуже, чем в среднем по миру. У нас только 28% жителей жертвовали деньги. Волонтёрством у нас занимаются только 16% беларусов (в 2013г. – 33%), в то время как среднемировой показатель 21%. У нас только чуть более трети (34%) помогали незнакомцу (среднемировой показатель – 48,9%).

Впечатляет культура Мьянмы. Люди этой бедной, авторитарной страны (ВВП на душу населения в 2014г. составил $1269) сформировали поразительный социальный капитал и традиции взаимопомощи. 92% жителей Мьянмы в возрасте старше 15 лет жертвовали деньги на благотворительные цели, и 50% мьянманцев инвестировали своё время на благотворительность. Получается, что люди консолидировали, чтобы вместе пережить тяжёлые времена и выстоять против хунты, которая только в этом году впервые за 25 лет провела демократические выборы. Ключевым фактором такого поведения является тхеравада буддизм, одна из старейших школ этой религии. Очень высокое место Кыргызстана (скачок вверх на 65 мест) и Казахстана (на 45 мест) объясняется тем, что опросы в этих странах проводились во время и непосредственно сразу после Рамадана, когда щедрость по отношению к другим особо приветствуется и поощряется. Все предыдущие годы лидером рейтинга был… Туркменистан. В этом году он опустился сразу на 66-ое место, потому что власти с 2014 года отменили субботники. Авторы Индекса признают, что в отдельных странах наличие этой «добровольно-принудительной» практики искусственно увеличивает показатели благотворительности.

В 2014 году по сравнению с предыдущим годом число украинцев, которые давали деньги на благотворительность, увеличилось в четыре раза. Такова солидарность украинцев перед лицом войны, которую ведёт эта страна. Ирак также отличился. Эта бедная, разрываемая на части страна, оказалась мировым лидером по количеству людей, которые помогают незнакомцам. Это объясняется не только религией и общинными традициями, но солидарностью перед лицом общей беды.

Вторая в мире самая благотворительная страна – Соединённые штаты Америки. В 2015 году 76% американцев старше 15 лет помогали незнакомцу, 44% занимались волонтёрством. Культура благотворительности американцев основана не только на религии, но также на налоговом режиме, которые стимулирует финансирование людьми благотворительных проектов. Тем не менее, как утверждают авторы Индекса, «богатство не является гарантией того, что страны активно занимаются благотворительностью. Из стран Большой двадцатки только пять самых больших экономик мира находятся в Топ-20 стран по Индексу благотворительности».

Даже отдельные развитые страны Запада не отличаются щедростью и благосклонностью к благотворительности. Если, к примеру, Германия, в Индексе оказалась на 20-м месте, то Франция – на далёком 74-м месте, Италия – на 72-м, Япония – на 102-м. Отметим жадность литовцев (в пятёрке самых неблагополучных в плане благотворительности стран мира), которые оказались на 142-м месте. Культура благотворительности в постсоциалистических странах ещё не сформировалась. Это касается не только стран бывшего СССР, но и Центральной Европы.

Авторы Индекса дают правительствам следующие рекомендации: «обеспечить честное, последовательное и открытое регулирование неприбыльных организаций, облегчить людям процесс жертвования денег и создать, где возможно, для этого стимулы, продвигать гражданское общество, как независимый голос в общественной жизни, уважать права неприбыльных организаций проводить кампании, обеспечить прозрачность деятельности неприбыльных организаций, информировать общественность об их деятельности, поощрять благотворительность по мере экономического развития, воспользоваться растущим в мире средним классом».

Культура делиться с ближним, помогать им, инвестировать время в благоустройство своего двора (улицы, города) формируется только тогда, когда люди десятилетиями живут и работают в модели частной собственности, открытой конкуренции, независимого суда, солидарного сообщества, свободной торговли и малого децентрализованного государства. Вертикальное управление страной, модель централизованного интервенционизма не уживается с культурой благотворительности. Исключение из этого правила составляют страны с богатыми религиозными традициями. Таких корней в Беларуси нет. Поэтому нашей стране нужно идти по пути стимулирования щедрости людей через институт собственности, а также налоговые стимулы. Культура благотворительности будет в загоне, если право поделиться с ближним жёстко регулирует государство. Поэтому многие белорусские предприниматели предпочитают помогать людям втихаря, кэшем из своего кармана.

Страны по Индексу благотворительности в мире 2015

Место Страна Показатель индекса 2015, % из 100% (max) Место по фактору «помощь незнакомцу» Место по фактору «жертвование денег» Место по фактору «время на волонтерство»
1. Мьянма 66 47 1 1
2. США 61 3 12 6
3. Н. Зеландия 61 22 6 4
4. Канада 60 14 10 5
5. Австралия 59 21 7 12
6. Британия 57 25 4 28
7. Нидерланды 7 41 5 18
8. Шри-Ланка 56 37 8 11
9. Ирландия 56 37 8 11
10. Малайзия 52 27 17 17
15. Норвегия 49 45 14 32
18. Кыргызстан 49 60 19 19
20. Германия 47 30 30 30
34. Сингапур 43 89 18 42
37. Словения 42 71 40 21
38. Ирак 42 1 69 79
39. Дания 42 61 26 62
40. Швейцария 42 64 32 43
49. Чили 40 82 20 88
56. Казахстан 37 68 51 51
64 Ю. Корея 35 74 55 63
72. Италия 33 75 58 83
74. Франция 32 102 76 36
78. Польша 31 67 65 100
89. Украина 29 122 47 103
99. Эстония 26 104 92 77
102 Япония 26 137 83 44
103. Беларусь 26 126 73 86
110. Латвия 24 128 61 125
115. Болгария 23 111 75 143
120. Молдова 23 120 108 94
123. Словакия 22 131 87 113
124. Венгрия 22 124 93 114
128. Венесуэла 20 105 124 111
129. Россия 20 130 133 75
130. Чехия 20 138 94 104
138. Армения 19 98 138 136
142 Литва 17 129 131 128
144 Китай 11 145 143 117

Источник: CAF World Giving Index 2015. Charities Aid Foundation. https://www.cafonline.org/about-us/publications/2015-publications/world-giving-index-2015

Индекс восприятия коррупцииот Transparency International[21]

Динамика Индекса восприятия коррупции (ИВК) 2004 – 2015 гг.

Место Страна Значения Индекса восприятия коррупции
2015 2013 2012 2011 2009 2004 2015 2013 2012* 2011 2009 2004
1 1 1 2 2 3 Дания 91 91 90 9,4 9,3 9,5
2 3 1 2 6 1 Финляндия 90 89 90 9,4 8,9 9,7
4 1 1 1 1 2 Новая Зеландия 88 91 90 9,5 9,4 9,6
8 5 5 5 3 5 Сингапур 85 86 87 9,2 9,2 9,3
23 28 32 29 27 31 Эстония 70 68 64 6,4 6,6 6
30 38 41 41 49 67 Польша 62 60 58 5,5 5,0 3,5
32 43 48 50 52 44 Литва 61 57 54 4,8 4,9 4,6
40 49 54 61 56 57 Латвия 55 53 49 4,2 4,5 4
83 80 80 75 75 71 Китай 37 40 39 3,6 3,6 3,4
103 102 94 112 89 114 Молдова 33 35 36 2,9 3,3 2,3
107 123 123 143 139 74 Беларусь 32 29 31 2,4 2,4 3,3
119 127 133 143 146 90 Россия 29 28 28 2,4 2,2 2,8
123 140 133 120 120 122 Казахстан 28 26 28 2,7 2,7 2,2
130 144 144 152 146 122 Украина 27 25 26 2,3 2,2 2,2

* с 2012 года используется новая шкала оценки: от «0» (максимальный уровень коррупции) до «100» - полное её отсутствие

Источник: Corruption Perception Index 2015. Transparency International 2004, 2009 – 2015 гг. http://www.transparency.org/cpi2015

Места постсоветских стран и Польши по Индексу восприятия коррупции, 2002-2015 гг.

Страна Место по Индексу восприятия коррупции
2002 2003 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2015
Эстония 29 33 27 24 28 27 27 26 29 32 28 23
Польша 45 64 70 61 61 58 49 41 41 41 38 30
Литва 36 41 44 46 51 58 52 46 50 48 43 32
Латвия 52 57 51 49 51 52 56 59 61 54 49 40
Молдова 93 100 88 79 111 109 89 105 112 94 102 103
Беларусь 36 53 107 151 150 151 139 127 143 123 123 107
Россия 71 86 126 121 143 147 146 154 143 133 127 119
Казахстан 88 100 107 111 150 145 120 105 120 133 140 123
Украина 84 106 107 99 118 134 146 134 152 144 144 130

*Первое место – самая некоррумпированная страна мира

Источник: Corruption Perception Index 2013. Transparency International 2004, 2009 – 2015 гг. http://www.transparency.org/cpi2015


[1]Информационно-аналитический сборник "Платежный баланс, международная инвестиционная позиция и валовой внешний долг Республики Беларусь" март 2016 http://www.nbrb.by/publications/BalPay/BalPay2015.pdf

[2]World Economic Outlook. Adjusting to lower commodity prices. October 2015 http://www.imf.org/external/pubs/ft/weo/2015/02/pdf/text.pdf

[3]О состоянии государственных финансов Республики Беларусь. Январь – декабрь 2015 года. http://www.minfin.gov.by/upload/bp/doklad/2015/yd2015.pdf

[4]Финансовые результаты работы организаций Республики Беларусь в январе 2016 г. Национальный статистический комитет Республики Беларусь. Март 2016г. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/makroekonomika-i-okruzhayushchaya-sreda/finansy/operativnaya-informatsiya_14/finansovye-rezultaty-raboty-organizatsiy/

[5]http://www.nbrb.by/publications/bulletin/Stat_Bulletin_2016_02.pdf

[6]Социально-экономическое положение Республики Беларусь в январе-феврале 2016 г. Нацстат Беларуси. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/publications/izdania/public_bulletin/index_4934/

[7]Производство отдельных видов промышленной продукции в натуральном выражении. Нацстат РБ, февраль 2015г. http://www.belstat.gov.by/ofitsialnaya-statistika/realny-sector-ekonomiki/promyshlennost/godovye_dannwe_prom/proizvodstvo-otdelnyh-vidov-promyshlennoi-produ_2/

[8]Минэкономики инициирует оптимизацию структуры и функций госорганов для ускорения принятия решений. http://www.belta.by/economics/view/minekonomiki-initsiiruet-optimizatsiju-struktury-i-funktsij-gosorganov-dlja-uskorenija-prinjatija-182179-2016

[9]Кобяков: министрам пора перестать просить и начать действовать. http://www.belta.by/economics/view/kobjakov-ministram-pora-perestat-prosit-i-nachat-dejstvovat-155029-2015/

[10]http://www.pravo.by/main.aspx?guid=12551&p0=P31600078&p1=1&p5=0

[11]http://news.tut.by/economics/490946.html

[12]Global Risks 2016. 11th Edition. World Economic Forum http://www3.weforum.org/docs/GRR/WEF_GRR16.pdf

[13]Развитие малых и средних предприятий Беларуси, 2015 г. http://www.research.by/webroot/delivery/files/survey2015r1.pdf

[14]Doing Business 2016. Measuring Regulatory Quality and Efficiency. http://www.doingbusiness.org/~/media/GIAWB/Doing%20Business/Documents/Annual-Reports/English/DB16-Full-Report.pdf

[15]Индекс экономической свободы 2016, Heritage Foundationhttp://www.heritage.org/index/pdf/2016/book/index_2016.pdf

[16]The Global Competitiveness Report 2015–2016 http://www3.weforum.org/docs/gcr/2015-2016/Global_Competitiveness_Report_2015-2016.pdf

[17]The Inclusive Growth and Development Report. World Economic Forum. September 2015 http://www3.weforum.org/docs/Media/WEF_Inclusive_Growth.pdf

[18]The Global Peace Index 2015. Institute for economics and peace. http://economicsandpeace.org/wp-content/uploads/2015/06/Global-Peace-Index-Report-2015_0.pdf

[19]The Legatum Prosperity Index 2015 https://lif.blob.core.windows.net/lif/docs/default-source/publications/2015-legatum-prosperity-index-pdf.pdf?sfvrsn=2

[20]CAF World Giving Index 2015. Charities Aid Foundation. https://www.cafonline.org/about-us/publications/2015-publications/world-giving-index-2015

[21]http://www.transparency.org/cpi2015

 

Другие материалы в этой категории: « Чиж под раздачей Экономика дроздофилов »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!