Путин и Лукашенко

Лукашенко после Сочи

Автор  15 февраля 2016
Оцените материал
(2 голосов)

Остались лыжи и дырка от бублика

Безрадостным выдался отдых А. Лукашенко в Сочи в начале февраля этого года. Номенклатура и "красные" директора внутри страны наседают на президента, требуя новые кредиты, гарантированный госзаказ и благоприятный доступ на российский рынок. Кремлёвские силовики и олигархи настаивают на военной базе и активной поддержке России во всех её внешнеполитических авантюрах. МВФ и Евросоюз настоятельно рекомендуют демократию и рыночные реформы. Население ошалело ропщет, соображая, как жить с новыми тарифами на ЖКУ, налогами и зарплатой в $250. Владимир Путин мог бы в очередной раз подставить А. Лукашенко плечо. Не подставил. На лыжню пустил, но вместо очередного кредита или, по крайней мере, заявления о его выделении в ближайшем будущем, белорусский руководитель довольствовался баранками с чаем.

После Сочи тревожные ночи

Первый год Евразийского экономического союза (ЕАЭС) оказался шоковым для А. Лукашенко. Ему казалось, что перед подписанием этого интеграционного соглашения он учёл все особенности взаимоотношений с Россией. Он рассчитывал на получение интеграционных бонусов ещё, как минимум, пять лет. Цены на нефть, рецессия российской экономики и патриотизм, как новая национальная идея России, смешали официальному Минску все карты. Россия, как сырьевая провинция Беларуси, неожиданно взбрыкнула. Не то, чтобы это было сознательное решение Кремля. Так получилось вследствие военных авантюр и нефтяного реверса. Политическую волю В. Путина безусловно поддерживать своего союзника притупило растущее недовольство московских идеологов. Они подняли целую волну недовольства и негодования поведением руководителя Беларуси. Оценки его поведения варьируют от «предатель» до «отбился от рук, союзничек». Кремль не мог не среагировать на растущую волну такого рода оценок. А. Лукашенко, как мастер ассиметричного ответа В. Путину, не нашёл нужных аргументов в нужное время. Действительно, официальный Минск в последние годы сам серьезно подставился. Кредитную линию доверия, которая долгое время была открыта А. Лукашенко не заблокировали, но обставили определёнными требованиями.

Разбавители и растворители ушли в прошлое. Их место, как раздражителей российских контролёров правил единого таможенного пространства, заняли поставки из Беларуси продуктов питания. Россельхознадзор и Роспотребнадзор подозревает, что они из стран, против которых Россия ввела санкции. Попытки реализовать пять белорусско-российских коммерческих проектов провалились. Белорусское правительство отказалось поставлять нефтепродукты, получаемые из дешёвой российской нефти, ссылаясь на правила рынка (а сырая нефть в половину мировой цены – это рынок что ли?). А. Лукашенко растерял большую часть поддержки российских военных, одного из основных лоббистов своих интересов в Москве. РПЦ и та перестаёт быть фактором защиты белорусских властей, особенно в контексте исторического диалога с Ватиканом.

Блеф Западом

В колоде карт, которыми традиционно играл А. Лукашенко против Кремля, практически не осталось козырей. Одни шестёрки. Ими у В. Путина с генеральским окружением не выиграешь. После Сочи глава Беларуси демонстративно пытается разморозить отношения с Западом. Его заявления о том, что рекомендации МВФ придётся выполнять, что требования ОБСЕ следует проанализировать, что с Евросоюзом и США надо сотрудничать – это не что иное, как часть ассиметричного ответа официального Минска на кредитную паузу Кремля и резкое снижение поддержки Россией своего партнёра по Союзному государству.

В Москве часть полисимейкеров и аналитиков активно спекулируют, может ли А. Лукашенко развернуться к Западу. Они считают, что блеф главы Беларуси – это, на самом деле, его новая стратегия выживания. Большинство политиков и аналитиков иронично относятся к ассиметричной страшилке «Лукашенко – западник». Их скепсис зиждется на конкретных действиях белорусских властей, принимаемых ими документах и неизменном стиле поведения президента во имя сохранения нынешней модели экономики и политики. Трудно себе представить А. Лукашенко в роли политического либерализатора и экономического рыночника. Ещё труднее предположить, что белорусский режим в неизменном виде станет полноценным партнёром США и ЕС. Так что розыгрыш белорусским руководителем западной карты как аргумента принуждения Москвы к финансовой поддержке Беларуси может срикошетить по самому автору этой игры. Несмотря на этот риск, А. Лукашенко решился именно та такую партию. Не от хорошей жизни. Он понимает, что шантажировать В. Путина выходом из ЕАЭС или введением дополнительных мер против российских товаров на белорусском рынке до добра не доведёт. Аргумент «мы же для России единственный настоящий союзник» тоже потерял былую привлекательность.

Экономика берёт за горло

Кремль ясно видит состояние белорусской экономики. Упоение российским вектором во внешнеэкономической политике расслабило белорусское правительство настолько, что оно и не думало всерьёз заняться диверсификацией своей экономики. Нефтяное проклятия в полной мере поразило и Беларусь. Валютная агрессия RUR-рубля против Беларуси вкупе с государственной поддержкой российских производителей подкосили белорусских экспортёров. Российские потребители белорусских инвестиционных и потребительских товаров всё чаще задают вопрос: «Зачем нам белорусское такого качества и по такой цене?» Самое огорчительное для руководства Беларуси в том, что европейские потребители задают вопрос «Белорусское» - это что?

Высока вероятность того, что принуждение к повестке дня Москвы будет проходить экономическими и финансовыми инструментами. В. Путин едва ли будет открыто конфликтовать с руководством Беларуси. Наоборот он будет хвалить его за сотрудничество в сфере строительства АЭС, за Минский диалог, интеграционную лояльность, единый взгляд на историю СССР и второй мировой войны. А. Лукашенко вынужден будет проглотить всё это. В противном случае есть ещё одна мощная удавка – отказать в предоставлении кредитов на строительство белорусскую АЭС, ввести дополнительные нетарифные ограничения на белорусские товары и ещё больше обвались RUR-рубль. Ещё можно инициировать целый ряд разбирательств в отношении мер против российских товаров на белорусском рынке. Наконец, Кремль будет стимулировать развитие параллельных диалоговых площадок между политиками, бизнесом и обществом. Монополия А. Лукашенко и официального Минска на диалог с Москвой близится к концу. В условиях, когда российские СМИ заточены на информационную войну, белорусскому руководству не останется другого выхода, как ещё больше ограничить влияние российских телеканалов на пребывающих в нервном смятении беларусов. Так или иначе, А. Лукашенко после Сочи не может рассчитывать на тихие, спокойные ночи. Нервы у него не железные да и запас здоровья явно не тот, что был 20 лет назад.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!