Беларусь в нокдауне

Автор  11 января 2016
Оцените материал
(17 голосов)

Основные итоги развития экономики в 2015 году

Гроза на горизонте. Петля на шее. Дуло заряжённого пистолета у виска. Состояние белорусской экономики по итогам 2015 года можно описывать по-разному. Многообразие метафор и эпитетов отражает тревожную, кризисную реальность. Экономика в рецессии. Промышленность в депрессии. Долги в прогрессии. Оптимизм в дегрессии. Свобода в компрессии. Бюрократия в агрессии. Весь 2015 год VIP-номенклатура пыталась спасти безнадёжное, вдохнуть коммерческую жизнь в неликвидное, оживить мёртвое, образумить сумасшедшее и пристыдить циничное. Это были очередные 12 потерянных для экономики месяцев. Белорусская экономика не просто потеряла время, деньги и возможности. Руками распорядителей чужого ухудшилась структура капитала, возросло напряжение на рынке труда, ухудшилась платёжная дисциплина, заметно упала конкурентоспособность, расширилась зона материального неблагополучия. Одно дело спасать корабль, когда в нём небольшая пробоина в задней части, другое - когда весь корабль продырявлен, а чиновники слепо ведут национальную "посудину" прямо на огромный айсберг.

Почему бездействовали власти

Самым большим скандалом 2015 года стало поведение белорусских властей перед лицом очевидного кризиса. О том, что Беларусь накрыл кризис, говорили все, начиная от МВФ, ЕБРР, Всемирного банка и ЕФСР (Евразийский фонд стабилизации и развития), заканчивая белорусскими независимыми экономистами, бизнес сообществом и даже Национальной академией наук. Даже сами чиновники на своих рабочих местах смаковали подробности кризиса, но официально признать очевидное никто из VIP-номенклатуры не осмелился. А. Лукашенко не стал этого делать до окончания президентской кампании. Только в конце года слово «кризис» появилось в его лексиконе и то неизменно в контексте мира, стабильности и неблагополучных внешних факторов.

Руководство правительства также не стало лезть поперёк батьки в пекло, называя вещи своими именами. Признать короля, в данном случае белорусскую социально-экономическую модель, голым номенклатура не дерзнула. Руководство Совмина даже во второй половине 2015 года продолжало требовать от директората и исполкомов выполнить прогнозные показатели. Министры делали вид, что вывести ВВП в плюс было реалистично. Население и бизнес притворялись, что они им верят.

А. Лукашенко решил не разоблачать очевидное очковтирательство, потому что иной стратегии поведения, другой тактики действия, альтернативной кадровой команды у него не оказалось. Апогеем управленческого бессилия стало публичное признание президентом в начале декабря безобразий на ОАО «Камволь»: «Не поехал, потому что министр начал заниматься там очковтирательством. И для того, чтобы показать в течение одного-двух дней работу предприятия, собрал все, что можно, с министерства, с концерна, свез туда сырье для того, чтобы на день-два запустить машины, а по убытии Президента, наверное, успешно их остановить». И после такого диагноза министр промышленности Виталий Вовк, глава Беллегпрома Николай Ефимчик а также куратор промышленности вице-премьер Владимир Семашко успешно сохранили свои места на топе Вертикали. Они продолжат трудиться во благо номенклатурных фаворитов в промышленности, игнорируя тупиковость, убыточность и деструктивность такого поведения и управления. По итогам III кварталов 2015г. ОАО «Сукно», предприятие на особом контроле президента, получило чистых убытков на сумму Br74,3 млрд., ОАО «Камволь» - Br52,3 млрд., ОАО «Моготекс» - Br52,7 млрд.

2015 год – логика военного положения в экономике

В 2015 году А. Лукашенко объявил военное положение в экономике. Поскольку коммерческая логика, здравый смысл не применимы к объяснению взаимоотношений между правительством и государственными коммерческими организациями, то единственным разумным объяснением продолжения щедрой господдержки убыточных, бесперспективных промышленных динозавров является отношение к ним, как к военным гарнизонам, полкам и даже дивизиям. По логике дисижнмейкеров национальная безопасность, в том числе экономическая, требует постоянных расходов. Поэтому в условиях резкого роста напряжения в мире тратить деньги налогоплательщиков, а также предоставлять разного рола льготы для избранных военно-коммерческих подразделений – это, по мнению VIP-распорядителей чужого, инвестиции в независимость страны.

В свете таких целевых установок и институциональных императивов в Беларуси в 2015г. шла активная подготовка к повышению боеспособности белорусской социально-экономической модели. Самой главное дивизией стало машиностроение и автомобилестроение. Коммерческие «полки» и «роты» в этих секторах испытывали особые трудности, демонстрировали устойчивые убытки, но продолжали получать государственную поддержку во имя мирного неба над страной и в рамках очередной кампании «запустить заводы». За январь – сентябрь 2015г. ОАО «Гомсельмаш» получил чистых убытков почти на триллион рублей, управляющая компания холдинга «Белавтомаз» - Br248,4 млрд., ОАО «МТЗ» - Br618,1 млрд. Всё белорусское с/х машиностроение работает в режиме не коммерческих организаций, а подразделений дивизии белорусских сил военно-коммерческой безопасности. Такой же статус сумело получить частное предприятие «Амкодор». За январь – сентябрь 2015г. оно получило убытков на Br157 млрд. Ещё два ОАО, которые прочно связаны с одним из близких к топ белорусской власти сенаторов (Салео-Гомель и Салео-Кобрин) также оказались убыточными: Br23,6 млрд. и Br6,6 млрд. соответственно.

Агростроительная дивизия стало второй по значимости структурой белорусской военной экономики в 2015 году. Лоббисты АПК и стройсектора традиционно являются самыми мощными и всепроникающими. При их активном участии в середине 1990-ых были сформулированы точки роста: строительство, экспорт и продовольствие. Эта троица до сих пор является священной и неприкосновенной для Вертикали. Распорядители чужого наделили предприятия этих секторов иммунитетом от предъявления коммерческих обоснований для получения господдержки и разного рода льгот. Их руководители могут игнорировать устойчивую убыточность и неплатёжеспособность.

За январь – октябрь 2015г. чистая прибыль всей белорусской промышленности составила всего Br17,68 трлн. Это даже в номинальном выражении на 13% меньше, чем за аналогичный период 2014г. Количество убыточных промышленных организаций увеличилось на 23,6%, до 570 единиц, а сумма чистого убытка выросла в 2,1 раза, до Br14,4 трлн. Состояние, когда объём чистой прибыли и чистого убытка стремительно сближаются, подтверждает активизацию процесса деиндустриализации Беларуси. За январь – октябрь 2015г. задолженность по кредитам увеличилась на 45,2%, до Br320,84 трлн., а просроченная выросла в 2,7 раза, до Br7,63 трлн.

Ситуация в сельском хозяйстве ещё более аховая. В этой «дивизии» белорусской экономики за первые десять месяцев года чистая прибыль упала на 47,7%, до Br2,9 трлн. или ~$185 млн. Лоббистам и руководителям АПК нужно, действительно, постараться, чтобы при $3 – 4 млрд. ежегодных дотаций и господдержки получать годовую чистую прибыль около $200 – 220 млн. Отметим, что рентабельность продаж по конечному результату без господдержки составила минус 2,1%, а рентабельность продаж в целом в январе – октябре 2015г. по сравнению с аналогичным периодом 2014г. сократилась почти в 2 раза, до 3,7%. Без господдержки убыточными являются 67,1% с/х организаций. Нет сомнения, что тушенку, сгущенку и базовые продукты питания для вооруженных сил белорусское АПК произведёт. Похоже на то, что в 2015 году других задач руководство нашей национальной военной экономики перед этим сектором не ставило.

Перетягивание макроэкономического каната

Интригой 2015 года было противостояние Нацбанка мощному лоббизму производителей товаров и услуг. Декларируемая решимость нового руководства главного банка страны наткнулась на железобетонную логику генералов промышленности, АПК и строительства. В результате мы получили никого не удовлетворяющий компромисс. Нацбанк вроде бы вложился в рамки заявленной в начале 2015-го года инфляции, но в условиях жёсткого ценового диктата со стороны Минторга, Минздрава. Минстройархитектуры и исполкомов сам показатель «инфляция» в белорусских условиях стал грязным. То же самое касается кредитно-валютного рынка. Вроде бы торги проводятся так, что курс Br-рубля объявляется рыночным. Вроде бы резко снижены объёмы денежной эмиссии, но Нацбанк не удержался от принуждения (те же меры военной экономики) в определении ставок по депозитам и кредитам. При этом с учетом девальвации Br-рубля за январь – ноябрь 2015г. широкая денежная масса (М3) увеличилась на 33,8% при годовом плане в 30%. За январь – ноябрь 2015г. задолженность по выданным банками кредитам выросла на 18,3%, что при падении ВВП почти на 4% никак нельзя назвать жёсткой денежно-кредитной политикой. Руководство Нацбанка наверняка это понимает, но без партнёрства и синхронизации политики с Совмином добиться большего в 2015 году не получилось.

Инфляционные и девальвационные риски, особенно с учётом состояния RUR-рубля, сокращения за прошедший год ЗВР-ов на 17,5% (на $883,3 млн.), болезненной потери валютной выручки переносятся на 2016 год. Значительный объём внешнего долга, который нудно обслужить в 2016г., не даёт спокойно спать Нацбанку и Совмину, которые уже объявили о проведении деноминации. Если не цивилизовать макроэкономическую политику страны, новые белорусские копейки быстро превратятся в бессмысленные, «мусорные» кружки металла. Относительная стабилизация макроэкономических агрегатов мерами монетарной политики без гармонизации с бюджетно-налоговой политикой ценовой либерализацией и расширения сферы добровольных частных коммерческих отношений грозит усугубить положение производителей товаров и нефинансовых услуг.

2015 год основные проблемы белорусской экономики были не решены, а отложены. В надежде на лучшие времена. Такой расчёт не оправдался. 2016-ый будет ещё более сложным годом. Упущенные возможности, груз накопленных ошибок потребуют ещё более решительных мер. Проблема заключается в том, что новые требования и императивы стоят перед старым кадрам. В 2015 году они убедительно показали, что заседать у них получается лучше, чем настраивать национальную экономику на новый, рыночный лад.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!