Год опущенной экономики и упущенных возможностей

Автор  14 декабря 2015
Оцените материал
(2 голосов)

Основные черты белорусской экономики в 2015 году

2015-ый год становится историей. Благодаря действиям и бездействию властей мы в неё серьёзно вляпались. Серьёзно и надолго. Всё, что могло падать, падало, включая ВВП, доходы и экспорт. Всё, что могло расти, росло, включая цены, долги, складские и запасы. Правительство начало 2015г. в режиме экстренных мер по спасению экономики от созданного им же структурного и системного кризиса. Этот режим сохранился на протяжении всего года. Бюрократическая серость мутировала до 50 оттенков и заметно потеснила серое вещество в органах госуправления. Белорусские производители товаров и услуг стали жить хуже чиновников, которые увеличили производство налоговых и регуляторных расходы. У бизнеса и населения появилось больше оснований бояться собственной номенклатуры больше, чем фундаменталистов из ИГИЛа.

Навошта гэтыя лiчбы?

Белорусские власти проявили большевистский характер и до конца года не скорректировали прогноз изменения ВВП на 2015г. Такое демонстративное пренебрежение реальностью подчёркивалось заверениями самых больших начальников даже в IV квартале, что до конца года можно выйти на запланированный показатель. Разница между почти минус 4% ВВП и плюс 0,2% ВВП видна невооружённым глазом, но безответственные разговоры о восстановлении экономического роста продолжили вестись даже после окончания президентской кампании.

В конце 2014г. Научно-исследовательский центр Мизеса представил три сценария развития экономики Беларуси на этот год. Базовый сценарий оказался гораздо точнее официальной цифровой утопии. При этом по экспорту товаров и услуг правильным оказался прогноз независимых экономистов из пессимистического сценария. При официальном прогнозе падения на 3,6 – 4% фактическое сокращение за январь – октябрь 2015г. составило 24,8% при пессимистическом прогнозе минус 25 – 30%.

Слава Богу, что для пессимистического сценария внешние и внутренние обстоятельства не сложились. Этому способствовала бурная имитация деятельности Вертикали на всех уровнях. VIP-начальники минимизировали свой вред для экономики тем, что они самоустранялись от решения проблем погружением в заседания, совещания и разного рода сессии. Ситуацию в значительной мере спас Нацбанк. Работая в рамках жёстких ограничений и шоков, которые случились по вине в том числе, предыдущего руководства главного банка страны, главе Нацбанка П. Каллауру с обновлённым составом Правления удалось отбивать мощные атаки промышленного и аграрного лобби. План по инфляции удалось выполнить не без вклада Минторга, Совмина и исполкомов. Сохранение жёсткого регулирования цен исказило показатель «индекс потребительских цен». Для сотен объектов розничной торговли характер ценообразования в Беларуси был всё больше похож на регуляторный геноцид.

2015 год мы начали с курсом Br11900/$1. На середину декабря 2015г. он составил Br18250/$1. И это после того, что декабрь 2014г. начинался при курсе Br10800/$1, а заканчивался курсом Br11850/$1 (девальвация на 9,7%). Девальвация на 53,4% показывает, что разблалансированность экономики продолжилась. Денежная политика оказалась слишком мягкой, хотя бюджетные ограничения для многих традиционных бенефициаров дешёвых кредитов появились. В контексте динамики цен на нефть, девальвации RUR-рубля и накопленных шлаков в белорусской экономики дальнейшая девальвация Br-рубля неизбежна. От её можно спрятаться только за множественностью курсов или расширением сферы запретов на валютные операции.

Кризис неудержим: его никто не держит

2015 год стал годом накопления кризисных явлений. «Красные» директора и VIP-начальники не посчитали серьёзными намерения Нацбанка и отдельных руководителей Совмина жить по средствам и за свои. Логика поведения А. Лукашенко последние 20 лет убеждала, что в переход в устойчивый режим зажимания поясов верить нет оснований. Декларации о расширении сферы рыночных отношений предсказуемо повисли в воздухе. Распорядители чужого энергично гнали от себя мысль о том, что бюджетные ограничения – это всерьёз и надолго. В 2015 году они вели себя так, как будто А. Лукашенко вот-вот принесёт им в клюве пару-тройку миллиардов долларов кредитов и договорится с Россией и другими странами о продаже наших тракторов, МАЗов и прочей промышленной продукции.

Глава страны напоролся на то, что сам слепил – номенклатурное, управленческое иждивенчество при устойчивой фобии к личной ответственности. Чрезмерная централизации системы принятия решений оказалась одним из основных ступоров экономической системы. Нейтрализация кризисных явлений требовала гибкости в системе принятия решений, свободы действий руководителей коммерческих организаций и эффективной системы идентификации и ликвидации инвестиционных и производственных ошибок. Создание новой экономики предполагало раскрепощение предпринимательства, ликвидацию протекционизма и выравнивание условий хозяйствования. 2015 год был потерян как для противодействия кризису, так и для создания нового. Поэтому экономика предсказуемо катилась вниз по наклонной структурного и системного кризиса. Складские запасы, кредиторская и дебиторская задолженность, банкротства, долги по зарплате, неиспользованные машины и оборудование – всё росло и заслоняло слабый свет в конце тоннеля.

Для противодействия растущим проблемам государственного бюджета, включая Фонд социальной защиты населения, правительство решило прибегнуть к дополнительным мерах жёсткого фискализма. Повышение налоговой нагрузки, налог на «тунеядцев», принуждение к штрафам, заоблачные размеры пени – правительство пошло путём ликвидации кассового разрыва за счёт предпринимательства и населения. Глава страны приказал: «Крутитесь, как хотите, но обеспечьте доходы бюджета на уровне 43 – 45% ВВП». Вот Вертикаль и активизировала то, что она умеет делать лучше всего - контролировать, регулировать, наказывать, забирать и перераспределять.

2015 год оказался годом бесцельно убитого времени, упущенных возможностей и активного бегства капитала. «Костлявая рука» государства заложила не одну бомбу замедленного действия, а целое минное поле под благополучие и институты развития. В 2016 году они начнут взрываться чаще, чем в уходящем. Рост коммерческих жертв предопределён. Даже кредиты МВФ его остановить не сможет. Беларусь прочно встала на институциональные рельсы, ведущие в тупик.

Оценка точности прогноза отдельных показателей развития экономики Беларуси на 2015 год

Показатель

План власти

на 2015г. Принят в декабре 2014г.

Прогноз НИЦ Мизеса (декабрь 2014) Факт на 01.11.2015
Пессимистический Базовый Оптимистический
ВВП, % 0,2 – 0,7 -12 – 15 - 5 – 7 -3 – 5 -3,9
Производительность труда 1,5 – 2 -6 – 9 -4 – 6 -3 – 5 -2,2
Экспорт товаров и услуг, % -3,6-4 - 25 – 30 - 10 - 14 - 7 – 10 -24,8
Реальные располагаемые денежные доходы населения, % 1,1-1,5 - 10 – 13 - 5 – 7 - 4 – 6 -5,4
Изменение международных резервных активов, млрд. $ 0,0 - 3,5 – 4 - 2,5 – 2,7 -1,8 – 2 -475 млн.
Среднегодовая ставка рефинансирования, % 15-16 40 – 44 28 – 30 20 – 22 25
Прирост требований банков к экономике, % 12-14 60 - 65 38 – 42 32 – 36 35% (на 1.12.)
Инфляция, % 12,0 45 – 50 30 - 33 24 – 27 10,7% (на 1.12.)
Среднегодовой курс Br/$ 11500 22100 18500 15800 15464 (средний за январь – октябрь)

Источник: НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия», декабрь 2015

Другие материалы в этой категории: « Капиталы побежали Переназначенцы »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!