Забить и забыть

Автор  14 декабря 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Беларусь близка к ликвидации российского интеграционного гранта

Первый год существования Евразийского экономического союза (ЕАЭС) стал леденящим душем для горячих сторонников белорусско-российской интеграции. Одно дело было создавать СНГ или Союзное государство с мирной Россией при растущих ценах на нефть. Совсем другое дело работать в рамках Таможенного союза с Россией, которая воюет на несколько фронтов и сжимает свою экономику. Гибридные войны вперемешку с торговыми составляют жуткую смесь для Беларуси. Она привыкла исправно получать интеграционный грант в ~15% ВВП и пользоваться растущим спросом российского рынка. И вот случился экзогенный облом, усугубленный внутренними структурными искажениями. Нефть приближается к $40 за баррелей. Газ тоже неприлично подешевел. Истощается список тем, под которые безопасно просить кредиты. Кремль принуждает к размещению военной базы. Пришло время думать над новыми схемами монетизации ЕАЭС. Благо Россия во все стороны машет шашками эмбарго, запретов и торгового протекционизма.

Сами себе выстрелили в ногу

На первый взгляд может показаться, что Беларусь оказалась в такой же ситуации как, в своё время, Швейцария среди воюющей Европы. Россия конфликтует с Евросоюзом – Беларусь использует свой статус для восстановления товарным потоков из запрещённых стран через свою часть Таможенного союза. Россия воюет с Украиной – Беларусь тут же предлагает украинскому бизнесу использовать Беларусь в качестве новой площадки захода на российский рынок. Россия грызётся с Турцией – Беларусь дружелюбно машет рукой турецким предпринимателям: «Заходите, друзья! Мы вместе ваши фрукты пристраивать будем».

Понятное дело, что реализацией схем занимаются конкретные бизнесы, а не правительства. Они тесно сотрудничают с российскими структурами. Предприниматели пользуются особенностями работы таможенных и контрольных органов России. В результате товары правдами и неправдами попадают на российский рынок, на радость потребителей и недовольство чиновников.

Контрабандные, полулегальные «левые» схемы долговременными и надёжными не назовёшь. Россельхознадзор и российские конкуренты не дремлют. Тем более что в случае с Турцией и её товарами Кремль настроен очень решительно. Значит, нужно убеждать иностранных инвесторов вкладывать свои деньги в размещение производств в Беларуси. Переработанное сырье – это уже полноценный белорусский товар. Российские контрольные органы едва ли найдут основания не впускать товары с легальными документами от официальных органов, с сертификатом происхождения от белорусской торгово-промышленной палаты. Такие производства можно легко проверить и убедиться, что они не фейки.

До сих пор белорусскому правительству не удавалось заманить европейских, украинских или турецких в Беларусь. Не решаются на реализацию обходных схем через нашу страну инвесторы других государств. Основная причина кроется в том, что белорусские производители не хотят допускать на рынок конкурентов. Они предлагают потенциальным инвесторам схемы, которые их никак не устраивают по причине слабой защиты прав собственности, а делать green field в Беларуси без надёжного белорусского партнёра в столько зарегулированной сфере, как АПК, весьма рискованно. Поэтому единственная законная, перспективная схема монетизации российских торговых войн в свою пользу Беларусь блокирует руками своих же чиновников, а также «красного» директората.

Если бы даже власти пошли на приватизацию убыточных предприятий по производству продуктов питания, то это дало бы двойной эффект. Во-первых, увеличились бы шансы вернуть в полноценный коммерческий оборот, по крайней мере, часть «омертвлённого» капитала. Во-вторых, вырос бы экспортный потенциал, а с ним и занятость. Однако парализующая политическую волю идея «продать по старым ценам» и одновременно сохранить контроль над приватизированными предприятиями не позволяет Беларуси стать агропромышленной Швейцарией для воюющих вокруг стран.

Путин занят, но кредит дать может

Хозяину Кремля сейчас явно не до А. Лукашенко и Беларуси. С одной стороны, это хорошо, потому что агрессия Москвы, копья её информационной войны и разного рода провокации обходят нас стороной. Есть и негативные аспекты такого временного, запланированного безразличия. В свете обострения отношений с Турцией, конфликта с Сирией и сохранения напряжения с Украиной руководство России не просматривает некую новую роль Беларуси в своей внешней политике. Поэтому в своём послании В. Путин вообще не вспомнил про своего союзника, партнёра по ОДКБ и ЕАЭС. Место и колею развития для А. Лукашенко он уже определил. Ведение переговоров о мире с кем бы то ни было тоже пока не входит в планы Кремля. Смотрящие и контролирующие действия белорусского руководства российские структуры работают эффективно. Глава Беларуси в сложившейся ситуации едва ли будет шантажировать Кремль тем, что повернётся на Запад. Такие заявления могут быть восприняты российскими генералами совсем не как часть игры за получение новых преференций и бонусов.

В новом раунде переговоров с российским руководством А. Лукашенко предстоит пройти по тонкой хрупкой линии. Он понимает, что трюки и уловки, которые срабатывали в мирное, сытое время могут стать причиной прямо противоположного эффекта. Поэтому переговоры по изменению условий поставки нефти будут вестись без привычного напора и театральной злости. Российская сторона может пойти на минимальные уступки, но это лишь чуточку подсластит горькую пилюлю от снижения цен на энергоресурсы.

В торговле товаров с Россией надежды Беларуси на улучшение ситуации ещё меньше. С одной стороны российские производители пользуются плодами девальвации RUR-рубля и жёстким торговым протекционизмом. С другой стороны, оптовики и розница самостоятельно наладили каналы поставки товаров-субститутов. Поэтому белорусские схемы, пусть даже самые легальные, являются для них прямой конкуренцией. При прочих равных у российских теневиков больше шансов завоевать место под солнцем, чем у белорусских.

В свете особого статуса Беларуси в отношении товаров из третьих стран частными ньюзмейкерами будут Россельхознадзор и Роспотребнадзор. Какие бы решения они не принимали, едва ли споры и разногласия достигнут такого накала, что придётся вмешиваться В. Путину. А вот по вопросу поддержки платёжного баланса и нейтрализации внешнеторгового шока А. Лукашенко к руководителю России наверняка обратится. Действительно, в январе – октябре 2015г. экспорт товаров в Россию по сравнению с аналогичным периодом 2014г. уменьшился на 33,6%, импорт из России в Беларусь – на 6,5%.

За первые три квартала экспорт инвестиционных товаров Беларуси просел на 42,3% (минус $1180 млн.), энергетических товаров на 34,1% (на $3,1 млрд.), продовольственных – на 20,2% (минус $685 млн.), непродовольственных – на 32,3%. Восстановить объёмы экспорта хотя бы на уровне 2014 года в следующем нечем. В лучшем случае белорусским экспортёрам удастся остановить падение. В худшем случае наши традиционные товары продолжат терять внешние рынки, включая российский. В. Путин здесь ничем нам не поможет, но если просьба о финансовом сопровождении структурных реформ будет изложена в приемлемой для него форме, то миллиард – два долларов для союзника Кремль найдёт.

Спокойный тон взаимоотношений между руководителями странами может взорвать разве что тема размещения в Беларуси российской военной базы. Её можно раздуть до масштаба острого конфликта, но для этого нужна, в первую очередь, отмашка В. Путина. Его руки в ближайшее время будут заняты Турцией, Сирией, взаимоотношениями с Западом и Украиной. Самое время забить и забыть про нефтегазовый интеграционный грант со стороны России и начать создавать институты частной рыночной экономики.

Внешняя торговля товарами по видам экономической деятельности
(по основному виду деятельности экспортера либо импортера), млн $

Товар Январь – сентябрь 2015 Январь-сентябрь 2015 г. в %
к   январю-сентябрю 2014 г.
экспорт импорт сальдо Экспорт Импорт
Внешняя торговля товарами 20489,0 22174,8 -1685,8 73,3 73,9
Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство 264,6 219,4 45,2 84,1 71,3
Горнодобывающая промышленность 568,3 96,7 471,6 50,3 46,7
Обрабатывающая промышленность 9424,1 8464,1 960,0 69,9 73,4
Производство пищевых продуктов, включая напитки, и табака 2186,4 1020,4 1166,0 69,8 68,2
Текстильное и швейное производство 502,4 306,2 196,2 64,9 60,7
Производство кожи, изделий из кожи и производство обуви 74,0 81,1 -7,1 56,2 62,8
Обработка древесины и производство изделий из дерева 311,3 100,1 211,2 89,1 33,2
Целлюлозно-бумажное производство. Издательская деятельность 101,5 190,8 -89,3 76,4 119,1
Производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов 328,7 2 968,0 -2 639,3 67,0 87,1
Химическое производство 1 200,1 823,1 377,0 92,7 99,8
производство резиновых и пластмассовых изделий 557,7 439,1 118,6 69,7 57,3
Производство прочих неметаллических минеральных продуктов 260,8 146,5 114,3 52,4 66,2
металлургическое производство и производство готовых металлических изделий 1 205,9 769,8 436,1 76,2 76,6
Производство машин и оборудования 1 333,6 584,9 748,7 62,8 53,7
Производство электро-оборудования, электронного и оптического оборудования 549,9 439,2 110,7 71,4 72,5
Производство транспортных средств и оборудования 433,8 409,7 24,1 48,7 54,8
Прочие отрасли промышленности 378,0 185,2 192,8 72,7 65,9
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 6,1 90,3 -84,2 92,0 182,0
Строительство 21,8 97,8 -76,0 64,2 60,0
Торговля 8 728,1 8 323,2 404,9 75,9 68,2
Транспорт и связь 76,5 2393,6 -2317,1 120,4 81,3
Финансовая деятельность 6,0 36,1 -30,1 19,5 42,6
Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг потребителям 187,8 386,1 -198,3 118,2 59,3

Источник: Белстат, ноябрь 2015

 

Экспорт товаров, по которым произошло наиболее существенное сокращение стоимостного объема поставок

  Январь-сентябрь 2014 г., млн. долл. США Январь-сентябрь 2015 г., млн. долл. США Январь-сентябрь 2015 г.
к январю-сентябрю 2014 г.
уменьшение (-),
млн. долл. США
в процентах
Нефтепродукты 7810,1 5368,9 -2441,2 68,7
Нефть сырая, включая газовый конденсат 909,0 461,7 -447,3 50,8
Тракторы и седельные тягачи 663,6 340,3 -323,3 51,3
Автомобили грузовые 692,8 410,3 -282,5 59,2
Сжиженный газ 324,9 150,8 -174,1 46,4
Молоко и сливки сгущенные и сухие 531,8 366,2 -165,6 68,9
Машины и механизмы для уборки и обмолота сельскохозяйственных культур 236,9 90,3 -146,6 38,1
Мебель, включая медицинскую 376,3 258,0 -118,3 68,6
Изделия из цемента, бетона или искусственного камня 165,2 63,4 -101,8 38,4
Сыры и творог 564,0 467,7 -96,3 82,9
Колбасы и аналогичные продукты из мяса 142,1 47,4 -94,7 33,4
Шины 292,5 199,3 -93,2 68,1
Части и принадлежности для автомобилей и тракторов 253,4 160,8 -92,6 63,5
Тара пластмассовая 233,4 156,4 -77,0 67,0
Говядина свежая или охлажденная 332,4 261,6 -70,8 78,7

Источник: Белстат, ноябрь 2015

Экспорт товаров, по которым произошло наиболее существенное увеличение стоимостного объема поставок

  Январь-сентябрь 2014 г., млн. долл. США Январь-сентябрь 2015 г., млн. долл. США Январь-сентябрь 2015 г.
к январю-сентябрю 2014 г.
прирост, млн. долл. США в процентах
Калийные удобрения 2045,5 2198,9 153,4 107,5
Азотные удобрения 134,1 197,1 63,0 147,0
Плиты древесно-стружечные 72,3 103,3 31,0 143,0
Удобрения минеральные смешанные 176,2 193,5 17,3 109,9
Вагоны несамоходные железнодорожные или трамвайные 1,0 15,6 14,6 в 15р.
Вагоны моторные железнодорожные или трамвайные 11,2 23,0 11,8 205,6
Инсектициды, гербициды 36,2 47,8 11,6 132,0
Лен-сырец или лен обработанный 18,1 29,6 11,5 163,6
Сырье пушно-меховое, кроме необработанных шкур 2,1 11,7 9,6 в 5,5р.

Источник: Белстат, ноябрь 2015

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!