Смута пришла

Автор  14 декабря 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Стабильности капут! Упадок, салют!

Экономика Беларуси вошла в продолжительный кризис – и оказалась бесхозной. Кризис застал врасплох и парализовал волю А. Лукашенко и его VIP-начальников. Они так привыкли забирать и распределять, что задача производить что-то новое их просто повергла в ступор. Беларусь уже практически потеряла производство конкурентной начинки для электроники, ковров, тканей, часов, велосипедов, мотоциклов и телевизоров. На очереди сотни моделей машин, комбайнов, станков и оборудования. В тупике производители рыбы, стекла, цемента, льна, товаров деревообработки, одежды и обуви. Руками белорусского Госплана Беларусь стала на опасный путь деиндустриализации и деградации институтов управления.

Делить богатый, растущий белорусского ВВП желающих было много. VIP-номенклатура, «красные» директора и помещики наперебой предлагали инвестиционные проекты – за счёт денег налогоплательщиков. Все были такие стратегические, перспективные и валютоокупаемые. А вот желающих подставить экономике плечо, дать дельный совет и взять ответственность на себя в условиях экономического кризиса на горизонте не видно. Разбежались «слуги народа», попрятались по своим кабинетам, прикрылись ворохом распоряжений, постановлений и указов. Желающих подставлять свою шею под дамоклов меч гнева населения не видно. Все ждут, кого А. Лукашенко на этот раз назначит ответственным за инвестиционные ошибки, производственный бардак, снижение уровня жизни и внешнеэкономический бесперспективняк.

Много плохого, мало хорошего

Начальников много – бюджета на 2016 год нет. Заседаний много – документа о денежно-кредитной политике на следующий год нет. Формальных приглашений инвесторов много – налоговой и регуляторной стабильности, предсказуемости всё меньше. Декларации о поддержке национального бизнеса льются без конца – благоразумие в деятельности контрольных и налоговых органов скудно и тает на глазах.

Совещания поглощают время и энергию распорядителей чужого – реалистичной оценки развития экономики на 2016г. нет. Старые источники роста почти высохли – представления о том, где искать новые, нет. Старые кредиты проели – новых на горизонте нет. Старая товарная линейка не пользуется спросом – на новую нет инвестиций. Ветхозаветные управляющие кадры цепляются на second hand политику, боясь взглянуть на простаивающие станки, машины и оборудование – свежих, знающих людей к власти не подпускают.

Дряхлые промышленные гиганты скукожились до размера корпоративных карликов-горбунов – контуры новой промышленной политики не просматриваются. Затасканный Минсельхозпродом АПК погряз в долгах, номенклатурных междусобойчиках - и никакого шанса на частную собственность на землю. Областное и городское начальство в страхе вжалось в кожаные сиденья своим джипов – лишь бы не было кадровой войны и урезания бюджета. Государственных органов и экспертов – легион, а дельных, научно обоснованных советов и рекомендаций о нейтрализации кризисных явлений – капля в море. Дошло до того, что сталинист и убеждённый сторонник социалистического Госплана Сергей Ткачёв, бывший помощник президента по экономике, в очередной раз призвал на полную мощность включить денежный печатный станок, чтобы запустить заводы и фабрики. Этот деятель ушёл работать в руководство «Амкодора». Лоббизм и канализация денег налогоплательщиков в этот частный проект идёт успешно, но данное предприятие попало в полосу убытков чуть ли не с приходом в него этого догматического стратега. Возвращение С. Ткачёва во власть означало бы ускорение деградации белорусской экономики.

Лукашенко готов ещё раз крутануть историю назад

А. Лукашенко может соблазниться лженаучной, пролетарской прямотой своего бывшего помощника. Он уже предупредил Совмин о недопустимости экспериментов и использовании только тех инструментов и методов управления, которые ему известны. Поскольку ничего другого, кроме колхоза и его секторальных разновидностей на топе Вертикали не изучено, то Беларусь реально стоит перед угрозой ещё большей централизации, применения экстренных мер по очередному запуску заводов и фабрик.

А. Лукашенко не понимает, зачем ему нужны рыночные реформы. Более того, его справа и слева предупреждают, чтобы их не начинать. Мол, либерализацию начнёшь – от монополистов ценовых гадостей отгребёшь. Дашь отмашку приватизации – озолотишь номенклатурных начальников и обозлишь население. Дашь волю малому бизнесу – похоронишь импортозамещение и обесценишь «Покупайте белорусское!» Впустишь в страну иностранных инвесторов – обанкротишь многие белорусские государственные предприятия. Ликвидируешь налоговые, таможенные и кредитные льготы – получишь скрытую оппозицию в лице «красных» директоров, начальников из министерств и исполкомов.

В таком сюжете глава страны должен был бы выступить в непривычной для себя роли морализатора, жёсткого руководителя и ликвидатора иждивенцев. Мол, я вас предупреждал, что нужно жить по средствам, что лёгких денег больше не будет, что нам пора конкурировать на равных с частным и иностранным бизнесом. Когда подобные предупреждения звучат более 20 лет, они превращаются в пустые мантры, убаюкивающие разросшуюся, обленившуюся бюрократию.

А. Лукашенко едва ли решится отказаться от услуг своего преданного и предсказуемого в своих шкурных интересах союзника. Большинство белорусской бюрократии не представляет себя вне существующей системы всеохватывающего госрегулирования и интервенционизма. Они готовы мимикрировать под любые декларации и «реформы», лишь бы оставить в своих руках ресурсы, активы и право выставлять по своему усмотрению шлагбаумы на входе и на выходе из рынка.

Именно такой представляет себе «социально ориентированную» рыночную экономику А. Лукашенко. Он привык лично ощупывать чуть ли не каждого инвестора, производителя и заёмщика. Белоруссий президент 5.0 считает, что именно он является лучшим оптимизатором, балансиром, детоксикатором и пенделем белорусской экономики в одном флаконе. Это логика главного акционера ЗАО «Беларусь». Ни внутренний кризис, ни истощение российского энергетического гранта, ни затягивающаяся долговая петля, ни расширение сферы бедности и неблагополучия не изменили её. Более того, частота использования военной риторики, требования мобилизации всех ресурсов подтверждают, что Лукашенко образца 2015-го года по отношению к экономической политике мало чем отличается от Лукашенко-1994. Разве что его убеждения в правильности модели «Хрупкого сосуда» забронзовели и превратились в аксиомы президентского управления.

В 2016 году с высокой степенью вероятности глава Беларуси повернёт экономическую политику в сторону ещё большего ужесточения госрегулирования, борьбы с «лжепредпринимательством», введению более изощрённых форм изъятия ресурсов у бизнеса и населения в пользу государства, а также формальной и фактической национализации. Функцию «костлявой руки» государства продолжат выполнять Минторг, КГК, МНС, исполкомы, а также многочисленные контрольные органы. Усилятся процессы «канализации» денег и ресурсов в инвестиционные проекты президентских и номенклатурных фаворитов. Понятное дело, что их круг сузится. Недовольных ждёт либо тюрьма, либо изгнание их насиженных ниш. Мы уже наблюдаем ускорение процесса передела рынков. Вполне вероятно расширение сферы применения мер против иностранной валюты, в том числе населением. Для этого уже есть идеологическое прикрытие – дедолларизация во имя обеспечения национальной экономической безопасности.

Закручивание гаек будет прикрываться риторикой о прагматизации экономики, макроэкономической стабилизации, сокращении субсидирования и необходимости адаптироваться к внешним шокам. Эти роли в президентском спектакле будут играть Нацбанк, Минфин и отчасти Минэкономики. Именно на эти структуры возложена задача добиться получения очередных кредитов от МВФ и Евразийского фонда стабилизации и развития.

Таким образом, экономическая стратегия на пятую пятилетку грозит резко усугубить состояние белорусской экономики. Насквозь пропитанные нафталином идеи, инструменты и механизмы управления ресурсами, активами и людьми обрекают Беларуси на смуту. Стабильный экономический рост 2000-ых сменится кладбищенским стабилизецом для пока ещё живого предпринимательства, инвесторов и инноваторов. Большинство из них станут гумусом для неизбежного номенклатурного передела государственных активов и имущества. Он будет легализован тогда, когда экономика достигнет дна, и пружина государственной репрессионной машины упрётся с пустоту кошельков бизнеса и населения. К сожалению, понять умом кризисные явления наши власти не могут. Для осознания их глубины и сути понадобится воздействие на другие, более примитивные органы.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!