Лукашенко либерал?

Автор  21 сентября 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Станет ли первый президент РБ первым рыночным президентом?

Александр Лукашенко удивил. Приятно удивил. Пока только словами. Из всех зарегистрированных кандидатов его предвыборная Программа «За будущее независимой Беларуси» получилась самой рыночной и свободолюбивой. Содержание настолько противоречит тому, что делал А. Лукашенко с экономикой последние 20 лет, что, как в известной комедии впору усомниться «Царя подменили!» Однако слово – не воробей, тем более в виде программного продукта. Вылетело, засияло, удивило – а вот дальнейшая его судьба покрыта мраком.

В хорошей сказке или в Библии слово становится телом, т. е. материализуется в соответствующие добрые дела. В брутальной реальности оно остаётся пустым смыслом на бумаге, которая, как известно, всё стерпит. Белорусская «бумага», как лицо Дориана Грэя в романе Оскара Уайльда, чисто и безупречно, а вот его портрет, спрятанный под грубым слоем статистических данных и финансовых отчётов, пострашнее Фредди Крюгера с Франкенштейном будет.

Кто старое помянет…

Все четыре пятилетки, с 1996 по 2015гг. А. Лукашенко был последователен и честен с населением и бизнесом. Он восстанавливал старые советские связи и институты, создавал систему тотального централизованного контроля над всеми значимыми ресурсами, активами и потоками, гнобил «вшивых блох» и устанавливал режим наибольшего благоприятствования для номенклатурных фаворитов. В ход шли такие топорные, но летальные для сбережений и национальной валюты и инвестиций комбинации, как инфляционно-девальвационные спирали, кредитно-конфискационные дули и налогово-арендные распятия.

Двадцать лет А. Лукашенко не притворятся. Он делал то, во что верил, что считал эффективным и результативным. Другого он не знал, а окружающие его чиновники - оппортунисты развеяли слабые ростки сомнений. Свободный рынок? Да нет, Александр Григорьевич. Только государственное управление и распределение Частная собственность? Пусть будет, товарищ Главнокомандующий, но для вашего контроля чиновники должны будут вмешиваться в цены, режим производства, продаж и инвестиций. Открытая конкуренция? Нет, товарищ Глава страны. Наши производители должны иметь преференции, льготы, субсидии и защиту от иностранных конкурентов.

На входе и на выходе, на валюте и на Br-рублях, на тендерах и госзакупках, на прибыльных потоках импорта и экспорта, на земле и в недвижимости – везде были расставлены свои люди. Они работали при поддержке вышколенных в душе единства Вертикали прокуроров, милиционеров и судей. Всем доводили план: по штрафам, валовым показателям производства, выпуску инновационной продукции, темпам экономического роста, яйценоскости, привесам, приплодам - каждому по чину и весу в Вертикали.

Большинство население не было против. Зарплату ему поднимали, коммуналку и общественный транспорт дотировали, безработицей не пугали, дороги строили, улицы чистили, бандитов ловили и с коррупционерами боролись. Храмы молились, школы учили, больницы лечили, храмы турагентства развлекали, а программисты создавали иллюзию принадлежности в мировой технологической элите. Всё это на фоне преступно дешёвого алкоголя, наркотически щедрого интеграционного гранта России (~15% ВВП), финансовой безнаказанности госпредприятий и возможности присвоить чужое (с завода, колхоза или офиса) создало иллюзию благополучного развития в рамках доморощенной модели развитого советского социализма, улучшенного А. Лукашенко до уровня дешёвого евроремонта. В условиях монополии государственных электронных СМИ, рудиментальных навыков самостоятельного формирования своего информационного поля при помощи интернета люди чувствовали государственную заботу, гордились намолотами чего-то важного и разделяли забавы в виде Дожинок и Славянского базара. Всё это без эшафота для банкротов, бойкота для нерадивых отечественных производителей и принуждения к труду до седьмого пота.

Правдами и неправдами, имитациями народовластия и перформансами волеизъявления электорат и А. Лукашенко шли в паре, рука об руку. Президент прощал населению вредные привычки консюмеризма и халявы, расхлябанности и безынициативности. Народ смотрит сквозь пальцы на невыполненные обещания главы страны. Ворчат люди, что зарплата не $1000, что 1м2 жилья стоит не одну среднемесячную зарплату, а три или даже четыре, что цены на конституционно «бесплатное» здравоохранение и образование кусаются. Ропщут, но почему-то склонны верить в том, что все наши социальные и экономические беды – от мирового кризиса и адресно агрессивной по отношению к нашей Синеокой глобальной экономики.

А ещё боятся войны и разграбления. Война-то у нашего порога. «И наша независимость не всем по душе». Этот смелый пассаж явно не про Евросоюз или Польшу, а, очевидно, о нашем союзнике и партнере по многочисленным интеграционным союзам. И ещё наша земля и наше достояние «по-прежнему манят любителей легкой наживы». Здесь явно не о малом итальянском, немецком или литовском бизнесе, а, вероятно, о порочных корпоративных практиках российского олигархата. Что же мы по уши влезли в интеграцию, которая грозит разрушить основы нашей государственности?

Предложенной предвыборной Программой А. Лукашенко явно хочет перевернуть страницу отношений с обществом, номенклатурой и бизнесом. Мол, мужики, 20 лет работали, укрепили независимость, развивались, как умели, друг друга не обижали, а сейчас наступает новая эпоха – белорусская перестройка.

Независимость – в зависимости от Кремля, а свободы не видно

А. Лукашенко неожиданно включил в свою программу святое слово «свобода». Оно идёт в паре с независимостью. Её мы обрели и укрепили, а вот со свободой пока не получилось. По данным индекса политических и гражданских свобод Беларусь устойчиво является несвободным государством. По индексу экономической свободы мы – на позорном 153-м мире. Получается, что свобода, которую «мы добыли» касается освобождения от советской империи. Это радикально иной взгляд на новейшую историю, ведь до этого глава Беларуси считал развал Советского Союза катастрофой и трагедией. А тут «столетиями мы шли к независимости…».

Чтобы нашим детям и внукам «свободно жить на своей земле», нужно кардинально и радикально изменить экономическую политику, институты государства, формат отношений между государством и обществом, бизнесом и государством. Реализация лозунга «Свободу беларусам» требует трансформировать Вертикаль в Горизонталь, Большое государство в Большое общество, монозависимость от России к диверсификации экономики, костлявую руку распорядителей чужого на горле предпринимательства в невидимую руку рынка, феодализм бюрократов в модель, где потребитель – король. Такого рода глубокие трансформации были бы честной реализацией поставленной задачи - «свобода и независимость Беларуси». К сожалению, предвыборная Программа А. Лукашенко - это единственный документ с таким целеполаганием. Он входит в противоречие с тысячами актов законодательства, практикой правоприменения, поведением VIP-начальства Вертикали и силовых структур.

Гарантия свободы для беларусов – это отказ от следующих порочных институтов и практик: государственного регулирования цен, импортозамещения, номенклатурного стимулирования экспорта, бюрократической практики выделения «точек роста», сотен налоговых, таможенных, кредитных и административных льгот, а также от жуткого торгового протекционизма, дирижизма и монополистических практик. Это предоставление беларусам права свободного выбора денег, поставщиков услуг образования и здравоохранения, страхования и пенсионного обеспечения. Программа А. Лукашенко не предусматривает такой свободы, но отдельные шаги к ней декларируются. Они радуют глаз пассионарного сторонника свободы, но смущают ум прагматичного наблюдателя за 20-летним опытом и практикой правления А. Лукашенко.

Правильные декларации

  • Прекрасно, что А. Лукашенко обещает реализацию следующих конкретных мер в экономике:
  • «обеспечение безусловных гарантий прав частной собственности»,
  • «эмиссия денег в строгом соответствии с потребностью экономики, не приводящая к росту цен»,
  • «решительная борьба с монополизмом с целью обеспечения честной конкуренции на рынке и снижения цен»,
  • «сокращение внешнего государственного долга. Мы не должны перекладывать наши долги на будущие поколения»,
  • «радикальное сокращение излишних, дублирующих функций государственного управления, контрольных и правоохранительных органов»,
  • «разделение функций государства как собственника и регулятора»,
  • «масштабно поддержим малый и средний бизнес. Устраним все, что мешает его развитию», «запрет на повышение старых и введение новых налогов в течение пяти лет. Любые изменения налогов – только в сторону уменьшения и упрощения»,
  • «сокращение всех видов и форм отчетности, внедрение международных стандартов финансовой отчетности».

Такой набор программных тезисов может быть только в платформе либерала. А. Лукашенко никогда им не был. Раз подписался под ними, значит, собирается им стать? Само сочетание слов «Лукашенко – либерал», даже если ограничиться экономикой, представляется оксимороном и никак не сочетается с тем Лукашенко, которого мы знали у власти более двадцати лет.

Почему Лукашенко выбрал либеральную риторику?

Некорректно было бы связывать достаточно либеральную и местами чуточку демократическую программу А. Лукашенко (больше полномочий парламенту) только с желанием получить финансирование от МВФ и других внешних кредиторов. Евросоюз и даже США с пониманием отнеслись бы к стандартной программе А. Лукашенко, без таких ярких реверансов в пользу либерализма в экономике и институтов свободного рынка. Да, деньги правительству нужны, но не такой ценой. Значит, причины именно такой Программы А. Лукашенко кроются глубже. Приведём основные аргументы, которые могли использовать люди ближнего круга президента для декларации изменения курса экономической политики.

Первый аргумент. Очевидная усталость и обозлённость населения, бизнеса и номенклатуры старыми штампами, инструментами и мотивацией. Жизнь становится хуже. Впервые с 1995 года Беларусь попала в глубокую рецессию. Скрыть её невозможно, а списать на внешние обстоятельства именно сейчас можно. Единственная ниша, которую за 20 лет А. Лукашенко ещё не занимал, это ниша либерала-рыночника, смелого реформатора, который бросает вызов грозным внешним силам в борьбе за свободу и независимость. Налицо изменение имиджа. О перспективах изменения сути его политики под этот имидж можно только спекулировать.

Второй аргумент. Новое обличие Кремля, союзника, партнёра и одновременно угрозы для статус-кво А. Лукашенко и полноты его власти в Беларуси. Президент выжал из интеграционных проектов максимум для нашей страны. Наступило время России получать своё, а глава Беларуси не согласен на такое продолжение «братского» бартера. Когда у тебя забирают около 15% ВВП внешней поддержки, спасти ситуацию может только экономическая свобода и институты капитализма.

Третий аргумент. Наступило время полноценной легализации накопленного VIP-номенклатурой капитал в активы и ресурсы Беларуси. Дети повзрослели. Наёмные менеджеры поумнели. Женщины ближнего круга хотят пить кофе в Париже, одеваться в Милане и купаться на Лазурном побережье. Издеваться над страной инфляцией и девальвацией опасно. Мы на пороге широкомасштабной монетизации политической и бюрократической власти в конкретные активы. Лучшее прикрытие для этого – либеральная, демократическая риторика. Для Беларуси она нова, и способна на время возродить надежду на то, что А. Лукашенко и рыночные либеральные реформы может возглавить. Мол, смелый мужик, ответственный Батька. Не стоит забывать, что вопиющие безобразия с государственной собственностью творились в России и Украине в 1990-ые под красивыми лозунгами реализации принципов свободы, социальной справедливости и создания институтов рыночной конкуренции.

Четвёртый аргумент. Быть, как Китай и Сингапур, не отставать от Казахстана. Более чем за 20 лет вера в государственную экономику даже такого стойкого марксиста, как А. Лукашенко, заметна ослабла. Пример азиатских тигров манит. Поведение казахских партнёров заставляет задуматься. Если Н. Назарбаев со своей природной азиатской мудрость и хитростью взял очевидный курс на институты свободного рынка и капитализма, то Беларуси, которая хотела бы найти своё достойное место в международной системе разделения труда, явно стоит следовать этим же путём. Альтернатива – это фактический статус западной российской губернии.

Пятый аргумент. А. Лукашенко разочаровался в своих идеологах. Национальной идеи как не было, так и нет, и десять тысяч идеологов из бюджета кормить надоело. М. Мясникович до неприличия долго засиделся во власти, опутав Вертикаль невидимыми и вполне осязаемыми нитями, в самых лучших традициях «серого» кардинала Ришелье. Он наряду с руководителями ведущих белорусских университетов, Национальной академии наук облекали в наукоподобные одежды политические капризы и хотелки президента. Обещания светлого будущего повисли в воздухе, а отдуваться перед электоратом и номенклатурой за очевидные провалы нужно самому А. Лукашенко, а не его придворным идеологам в научных мантиях.

Результат политического перформанса 11 октября 2015г. предсказуем. Интрига белорусской политики совсем не в результатах данной кампании. Самое интересное начнётся после того, как получат свои премиальные все члены избирательных комиссий. Много придётся ломать через колено. Многое нужно будет ликвидировать. Многих нужно будет навсегда изгнать из органов госуправления. Для создания нового качества экономики нужны свежие, дерзкие, умные и свободолюбивые профессионалы – пассионарии. От того, где, как их будет искать А. Лукашенко, кого найдёт и наделит полномочиями, будет зависеть будущее нашей страны, её свобода и независимость.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!