Шесть ошибок первого полугодия

Автор  01 августа 2015
Оцените материал
(1 Голосовать)

Белорусские власти продолжают жить в давно ушедшем мире

В муках, на нервах и на взводе закончила белорусская экономика первое полугодие. Закончила в большом минусе. Минус не только по валовому внутреннему продукту (ВВП). Минус в надежды на преодоление системного и структурного кризиса. Кризиса, природу и суть которого белорусские распорядители чужого (политики и чиновники) до сих пор не поняли. Поэтому к концу первого полугодия скорость полёта национальной экономики ко дну увеличилась.

Полёт традиционно нормальный, пьяный и без осознания направления. Куда несёт – туда летим. А чиновники самоустранились. Стоят в сторонке, теребят смартфоны, ждут, когда всё само как-то рассосётся. Это как раз тот случай, когда у семи нянек дитя без глазу.

Номенклатурных начальников много, бюрократических структур – пруд пруди, а серьёзно взяться за углубляющийся экономический кризис некому. Никто не хочет быть первым мессинджером, который публично принесёт А. Лукашенко плохую весть: «Модель менять надо, а не чиновников тасовать». Речёвка ближнего и дальнего окружения президента сильно отличается: «Внешний кризис пришёл к нам в дом. Он вот-вот уйдёт. Надо мобилизоваться, скучковаться вокруг Вертикали, сохранить рабочие коллективы – и вновь наши товары поплывут не только в страны ЕАЭС, но и по дальней дуге туда, где нас ещё не знают».

Нацбанк гнётся, грозит сломаться

Риски для Беларуси усиливаются тем, что в условиях самого глубокого с середины 1990-ых кризиса наша страна имеет самое слабое, неадекватное новых угрозам и вызовам правительство, инфантильные местные органы власти и разобщённый блок экономических министерств и ведомств. Нацбанк старался сдерживать свои эмоции и денежную массу. С эмоциями у него получилось лучше. Ближе к концу первого полугодия ведомство Павла Каллаура не смогло остановить пыл Совмина по интенсивной поддержке крупного государственного бизнеса. На очереди строительное лобби. Своё твёрдо намерены выбить из-под правительства аграрные «бароны».

Нацбанк с тревогой следит, как ломается под давлением отраслевых лоббистов Совет Министров. За январь – июнь 2015г. он уже увеличил широкую денежную массу на 23%. На весь год обещал рост только на 30%. А впереди – основные выплаты по внешнему долгу. По данным МВФ валовые потребности Беларуси в финансировании на 2015г. составляют $14,17 млрд., из которых $5,14 млрд. приходится на краткосрочный долг. В условиях резкого сокращения валютной выручки (оценочно на 27 – 30% по итогам 2015г.), засухи в привлечении прямых иностранных инвестиций, нежелания экспортёров расставаться с валютной выручкой из-за хэждирования рисков девальвации, а также неприлично низкого уровня золотовалютных резервов (на 01.07.2015г. резервы в иностранной валюте составили только $1,67 млрд.) Нацбанк едва ли сможет сдержать своё слово. Слово-требование Минпрома, Минсельхозпрода и Совмина потратить очередные десятки триллионов бюджетных Br-рублей на поддержание штанов традиционных «локомотивов роста» наверняка окажется сильнее. Политическая воля в лице пятикратного кандидата в президенты А. Лукашенко, подкреплённая выводами Администрации президента, будет явно не на стороне Нацбанка. За поддержку электората в лице местной номенклатуры и «красных» директоров нужно платить. Они своё получал в течение ближайших трёх месяцев, а мы все за это заплатим новым витком роста цен и очередной девальвацией Br-рубля после очередной инаугурации. Предсказуемо 2015 год проходит под диктовку решения политических, а не экономических задач.

Шесть крупнейших ошибок в экономической политике

Первая ошибка в деятельности белорусских властей в I полугодии 2015г. – неспособность добиться чёткой, согласованной экономической политики всех органов госуправления. Прагматичный, технократичный Нацбанк столкнулся с по-советскому традиционными, законсервированными Совмином, Администрацией президента и отраслевыми лоббистами. Конфликт целей при отсутствии непротиворечивой политической воли сверху предопределил снижение качества госуправления. Распорядители чужого (политики и чиновники) укрепились в своей мотивации не брать на себя инициативу, не лезть поперёк батьки в пекло. VIP-начальники Вертикали делали то, что обеспечивало им минимальные риски потерять должность и вытекающие из неё блага. Поэтому экономика шла своей дорогой, в пучину квадрокризиса (системный, структурный, конъюнктурный, кадровый), а распорядители чужого жили в своём тесном мирке искажённых стимулов и ценностей.

Вторая ошибка – паралич в системе принятия решений в отношении убыточных, неплатёжеспособных и коммерчески безнадёжных предприятий. Балласт в 2,5 – 3 тысячи коммерческих организаций остаётся бесхозным. Денег на его содержание у государства нет. Отдавать в частные руки чиновники не хотят. Слово «приватизация» в правительстве приравняли с понятием «оппозиция» в администрации президента. Поэтому эти активы медленно, но уверенно превращаются в «мёртвый» капитал. Всё, что есть здоровое и полезное, будет прибрано к рукам местными коммерческими руководителями и административными начальниками.

Третья ошибка – существенное расширение нерыночного сектора. В январе – апреле 2015г. доходы бюджета расширенного правительства (консолидированный бюджет + ФСЗН) составили 47,5% ВВП. Это на 4,2 процентных пункта ВВП больше, чем было за аналогичный период 2014г. В свою очередь расходы составили 41,5% ВВП. Профицит в 6% ВВП (Br15,3 трлн.). С точки зрения здравого смысла мы фиксируем парадокс. Распорядители чужого завели экономику в тупик, превратили десятки миллиардов долларов денег налогоплательщиков в производственных хлам, но требуют дать им ещё больше денег. Те же люди, те же идеи, те же программы – хронический застой. Он не имеет такого негативного влияния в условиях высоких темпов роста, а в рецессии он укоряет деструктивные процессы.

Четвёртая ошибка – сохранение жёсткого регулирования цен. Символом усиления административного давления на экономику стало министерство торговли. Оно стало инструментом давления на участников рынка. Распорядители чужого получили полномочия наполнять свои смыслом понятие «обоснованность» в отношении повышения цены. Принуждение к снижение стоимости денег допустил Нацбанк, ну а Совмин в очередной раз посчитал нецелесообразным отменять архаичную концепцию «социально значимые товары». В результате структура капитала ещё больше исказилась, инфляционные ожидания увеличились, а инфляция осталось проблемой номер один как для населения, так и для бизнеса.

Пятая ошибка – игнорирование процесса ухудшения платёжной дисциплины. За январь – май 2015г. просроченная суммарная задолженность увеличилась на 29,8%, в том числе кредиторская – на 26,5%, просроченная по кредитам и займам – на 49,3%, просроченная дебиторская – на 31%. В экономике появился давно забытый феномен расчёта бартером. Работникам всё чаще предлагают зарплату натурой. Это говорит о крайне неэффективной системе очищения экономики от инвестиционных и производственных ошибок, а также о серьёзных дефектах во взаимоотношениях между кредиторами, заёмщиками и судами.

Шестая ошибка – кадровая заскорузлость. Ключевыми фигурами вокруг А. Лукашенко остаётся опасный четырёхглавый микс: 1) старая гвардия, сформировавшаяся ещё в поздние советские времена, 2) шкловско-могилёвское вкрапление лоялистов, которые по разным причинам не демонстрируют требуемого в кризисной ситуации уровня профессионализма и компетентности, 3) силовики, которые по долгу службы и вызову мозга привыкли работать в режиме «ужесточить, запретить, наказать, оштрафовать и посадить», 4)»крепкие хозяйственники» - «красные» директора, которые стали бюджетными иждивенцами, но из-за размера управляемых ими предприятий и удобных номенклатурных укладов по освоению бюджетных ресурсов продолжают оставаться в фаворе руководства страны. Эти кадры всё чаще устраивают между собой нешуточную грызню. Её нельзя путать с конструктивным, профессиональным диалогом о стратегии развития Беларуси. Отсутствие такого диалога представляет наибольшей опасностью для нашей страны не только на 2015 году, но и на далёкую перспективу.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!