Квадрокризис

Автор  06 июля 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Диагностика белорусской экономики

Экономический кризис в Беларуси набирает красок и обороты. Люди и бизнес нервно набирают номер службы государственного антикризисного спасения 911, но на том конце провода постоянно занято. Население и предприниматели не плачут – им просто жизнь наша в глаз попала. Для всё большего числа коммерческих организаций и работников работа становится похожей на субботник. Судя по тому, какие эротические трюки проделывает с беларусами жизнь, мы можем претендовать на статус самой сексуальной нации. Но надежда умирает последней. Бизнес и общество продолжают ждать, когда Государство на другом конце провода им ответит.

Аврал и PR

Распорядители чужого (политики и чиновники) никуда не торопятся. Они заняты совещаниями, сессиями и селекторами. Они разрабатывают стратегии и программы развития страны до 2030 года. Постоянно работают над собой - ради себя. А надо бы над экономикой. Она трещит по швам, а они говорят, что она готовится к стремительному росту. Они нас успокаивают, что стали делать меньше ошибок, но мы по своим карманам ощущаем, что их качество постоянно растёт. Мы привыкли к их уверенным обещаниям и безропотно принимаем их «искренние» объяснения, почему не получилось.

Пожарные меры по ликвидации макроэкономического надрыва в конце 2014 года дали свой краткосрочный положительный эффект. Но одно дело затушить пожар, другое – создать нормальные условия для жизни и работы. Прочный фундамент на не прибранном пожарище не построишь, тем более что вокруг много тлеющий очагов.

Белорусская номенклатура делает то, что умеет при авральной подготовке к какому-то важному событию или визиту главы страны – пускает пыль в глаза и имитирует уверенность в завтрашнем дне. Распорядители чужого стараются прикрыть быстро растущий ком проблем традиционными мерами экономической политики. Долги они переоформляют в активы, обязанности становятся правами, складские запасы – новым источником роста, а годами не используемые объекты недвижимости представляются, как манна небесная для частного бизнеса. И ещё те люди, которые более двадцати лет убеждали нас в преимуществах советской плановой модели для Беларуси, претендуют на то, чтобы перезагрузить свои мозги и превратиться в современных менеджеров государства и бизнеса. Свежо предание, но верится с трудом.

Полгода мы ждём от властей научной, прагматичной, обстоятельной антикризисной программы действий. Шесть месяцев нас кормили обещаниями руководить по-новому, не давать бюджетных денег убыточным заводам и забирать ресурсы у генераторов инвестиционного шлака. И вот дождались. Чтобы люди не заподозрили, что король голый, чиновники прибегнули к любимому трюку – секретности. В начале года они засекретили государственную инвестиционную программу, что само по себе абсурдно. Министры хотели, чтобы мы поверили им на слово, что созданный им Клуб кредиторов проведёт всесторонний анализ состояния производителей товаров и услуг и примет необходимые меры антикризисного управления. И вот к середине года нас огорошили целой серией полусекретных указов президента. Эту серию можно условно назвать по названию указа № 284 от 29.06.2015 «о стабилизации финансово-экономического состояния отдельных промышленных предприятий».

Перемещение дыр в бюджете государства

Распорядители чужого боятся открытости и прозрачности принимаемых ими решений и совершаемых действий, как чёрт ладана. Инновационная схема спасения проблемных заводов и фабрик оказалась стара, как мир. Первый шаг – простить накопленные долги. Это делается путём передачи этих долгов правительству. Или госпредприятию разрешают выпустить облигации, т. е. взять в долг. Получается перекладывание из одного государственного кармана в другой, как по указу президента № 280 от 29.006.2015г. «Об эмиссии облигаций открытым акционерным обществом «Минский тракторный завод». Чиновники разрешили этому проблемному предприятию выпустить облигации на $150 млн. Выпустить – не проблема, а вот кто купит? Очевидно, будет прямое указание государственным банкам или же Минфину. Так или иначе мы имеем дело с прямой государственной поддержкой коммерческим организациям. Причём речь не идёт о одноразовом, краткосрочном платеже на «перехватить» до поступления выручки на счета, а об углублении порочного корпоративного иждивенчества.

Второй шаг в схеме спасения промышленных гигантов – это выпуск Минфином облигаций, которые добровольно-принудительно выкупают государственные банки и банк-небанк ОАО «Банк развития». Это делается для того, чтобы сохранить иллюзию устойчивости предприятий и банков. Не показывать же 5-10-кратный рост проблемных кредитов.

Третий шаг – проблемные предприятия получают очередную порцию государственной помощи. Легко предсказать, что заводы будут делать со свежим кэшем. Для начала они рассчитаются с рабочими и критически важными поставщиками. Вполне возможно, что за месяц до выборов пролетариат получит премиальные. Руководство обязательно выпишет себе щедрые бонусы и продолжит делать то, что делало последнее десятилетие. До 11 октября 2015г. никто «красным» директорам не позволит увольнять рабочих и проводить реструктуризацию. Так что выделенные деревообрабатывающим предприятия, МТЗ, Гомсельмашу и другим засекреченным заводам государственные ресурсы – это не что иное, как «добрые», старые бюджетные дотации. Их объём в ближайшие два месяца составит, как минимум, $1,5 – 2 млрд.

Вот, оказывается, зачем Минфин там бережно выполнял бюджет сектора госуправления в январе – мае 2015г. Он исполнен с профицитом в Br15,3 трлн. или 3,2% ВВП, а республиканский бюджет – вообще с профицитом Br16,3 трлн. (5,1% ВВП). Всего правительство собрало 44,3% ВВП. И вот сейчас правительство на все сэкономленные деньги как закупит облигаций проблемных государственных заводов и фабрик, как вольёт их в экономику, как запустит очередную инфляционно-девальвационную спираль… Распорядители чужого надеются, что до 11 октября большой концентрации негатива не будет, а после того, как Октябрь, «такой молодой», опять придёт в наши дома, офисы и цеха, кризис можно будет свалить на нынешних руководителей правительства. Ведь должна же быть от пока-ещё-премьера Андрея Кобякова, всё-ещё-у-власти Михаила Мясниковича, министра финансов Владимира Амарина какая-то политическая польза.

Не исключено, что жертвой номенклатурных интриг могут стать мягкие рыночники в нынешнем составе власти, в частности глава Нацбанка Павел Каллаур и первый вице-премьер Василий Матюшевский. Первого консервативные просоветские хардлайнеры уже сегодня обвиняют в зажимании денежной массы. Второго подставить ещё легче: назначили на ответственный пост, а за год Беларусь ещё глубже погрузилась в рецессию, и только долги и неплатежи устойчиво выросли. Вот на него непотопляемые старожилы у власти под руководством М. Мясниковича захотят повесить всех собак. В начале июля становится очевидным, что смелые, профессиональные начинания Нацбанка по обеспечению макроэкономической стабильности не были поддержаны Совмином и Администрацией президента. Фискальная часть вошла в противоречие с монетарной, на радость небольшой группе промышленных предприятий и той части Вертикали, которая непосредственно отвечает за проведение президентской кампании и регулирование настроения электоральных масс.

Четырёхглавый кризис

Сегодня, как и в конце 2014г. белорусские власти не ставят задачу ликвидировать кризис, нейтрализовать его причины. Действуя в условиях жёсткого цейтнота, А. Лукашенко ставит задачу припудрить кризисные явления, заделать праздничной фанерой зияющие дыры в фундаменте и подкрасить фасады разваливающейся социально-экономической модели. Четвёртая пятилетка оглушительно провалена, но инерция политических процессов заставляет главу страны использовать ту же матрицу для написания программы пятой пятилетки. Её проект, представленный министерством экономики, вызывает такое же сочувствие и иронию, как закон о бюджете на 2011 или 2015 годы, принятые, исходя их неизменной твёрдости и устойчивости белорусского рубля.

Белорусский экономический кризис не стоит на месте. Он мутирует, захватывает всё новые области и сектора. Сегодня мы может чётко указать на то, что Беларусь попала в квадрокризис. Первый – системный или кризис социально-экономической модели. Ручное управление современной экономикой в условиях глобализации оказалось провальным. Второй кризис – структурный. В нашей экономике очень велика концентрация заводов и фабрик, продукция которых не нужна потребителям. Третий кризис – конъюнктурный. Он связан с резким падением внутреннего и внешнего спроса. Он требует дисциплинированного управления издержками, мотивации создавать новое и продавать это новое обедневшим потребителям. Четвёртый кризис – кадровый. VIP-номенклатура зацементировала систему принятия решений. Она даже не смогла правильно диагностировать причины кризисных явлений. Отсюда топтание на месте и имитация бурной деятельности под прикрытием «реформы». Сколько не говори «халва», во рту от этого слаще не станет.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!