Восточноевропейское поболтать

Автор  26 мая 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Геополитический Буратино обречён

Проект «Восточное партнёрство» в его оригинальном дизайне обречён. Полигамическое трио VIP-политиков Бильд-Сикорский-Вестервелле задумали увлечь Армению, Азербайджан, Грузию, Беларусь, Украину и Молдову в этом геополитический, отчасти экономический проект. Намерения были вполне благородными: популяризация европейских ценностей, сближение через партнёрство и кооперацию, продвижение эффективных институтов экономического развития с потенциалом их гармонизации. В свете ступора этого проекта Евросоюз вполне может сказать в своё оправдание «Я тебя слепила из того, что было». Действительно, ставить задачу объединить воедино эти шесть стран означало заложить под проект бомбу замедленного действия. Амбициозные намерения изначально были внешнеполитической ошибкой. Однако в европейской практике не принято ликвидировать тупиковые проекты. Они превращаются в формат чемодана без ручки. Его несут вперёд потому, что диктат политкорректности не позволяет поступить иначе.

Слабая воля, аморфное целеполагание

Цели проекта «Восточное партнёрство» были сформулированы так, что их выполнение может растянуться на десятилетия. Выступления политиков, аналитиков и чиновников стран - участников проекта и внешних наблюдателей пестрят бойким плюрализмом. Они продолжают гадать, что из себя представляет этот самое партнёрств. Институциональный предбанник для вступления в Евросоюз? Буферная, стабильная зона между ЕС и Россией? Формат для расширения открытых рынков для бизнеса из ЕС? Коллективная зона свободной торговли? Шаг к общеевропейской системе безопасности? Переговорная площадка для согласования интересов с ЕС? Проект по выводу из сферы влияния России её соседей?

Тексты формальных документов не убеждают главного противника «Восточного партнёрства» в том, что это не против России. Явного политического драйва, который был в момент запуска этого проекта, уже нет. В условиях нового статуса России в европейской и мировой политике силён голос в Евросоюзе не дразнить Кремль без лишнего повода. Другие считают, что Евросоюзу нужно развивать отношений не только с восточными соседями, но и со всеми остальными, в том числе южными странами Европы и севером Африки. В контексте острого кризиса с эмигрантами, тысячи которых погибают, так и не добравшись до Земли обетованной, материальное положение стран проекта «Восточное партнёрство» представляется весьма благополучным.

«Восточное партнёрство» с большой натяжкой можно назвать экономическим проектом. Данная организационная форма позволяет шестёрке стран получать несколько десятков миллионов евро на реализацию совместных проектов преимущественно в сфере инфраструктуры, экологии, транспорта и энергетики. Деньги небольшие, но это лучше, чем ничего. Согласование и реализация совместных проектов позволяет чиновникам наработать нужные связи с европейскими партнёрами и бизнесом, лучше понять механизмы работы с европейскими ресурсами.

«Восточное партнёрство» не открывает дверь к членству в Европейском союзе. На расширение ЕС пока наложен мораторий. Теоретически этот проект способствует созданию зоны свободной торговли для каждой из шести стран. Практически все детали и нюансы обмена товарами, услугами и деньгами должны согласовываться в рамках договора об ассоциации. «Восточное партнёрство» для каждой из шестёрки стран можно сравнить с фарм клубом команды высшей лиги. Если игрок хорошо играет, то шансы быть замеченным у него возрастают. Однако это совсем не значит, что он сумеет пробиться в высшую лигу.

В свете резко изменившейся ситуации с безопасностью, новым руководством ЕС, обострением проблем и разногласий внутри самого Евросоюза статус «Восточного партнёрства» будет гармонизирован с другими региональными партнёрствами ЕС. Акценты смещаются в сторону чисто прагматических, экономических проектов, которые можно реализовывать во всех шести странах, невзирая на качество демократических институтов. Армении, Азербайджану, Грузии, Беларуси, Украине и Молдове придётся конкурировать за ресурсы ЕС с другими соседями, включая Тунис, Алжир и Балканские страны. «Восточное партнёрство» превращается в мини Всемирный банк по поддержке регионального развития. По мнению руководства ЕС, в таком статусе этот проект не должен раздражать Россию. Её бестелесное присутствие на саммите в Риге ощущалось при обсуждении каждого проблемного вопроса.

Непреодолимые противоречия внутри

Трудно придумать более несовместимую друг с другом компанию стран в рамках одного геополитического проекта. Каждая из шести стран имеют свою уникальную повестку дня. Зачастую позиции стран диаметрально противоположные. Противоречий было бы меньше, если бы не было российского фактора, но он есть и будет. Поэтому, к примеру, Армения не может позволить себе высказать критическую позицию в оценке поведения России в Украине и Грузии. Для неё это вопрос выживания страны и предотвращения военного конфликта. Публичное осуждение В. Путиным геноцида армян Турцией дорого стоит.

Азербайджан, в свою очередь, также хотел бы иметь прагматические отношения с Евросоюзом, резко увеличить число и масштаб торговых и инвестиционных проектов. Однако качество институтов демократии и Нагорный Карабах влияют на характер двухсторонних отношений. Взаимоотношения между Арменией и Азербайджаном остаются на особом счету. За 25 лет в них не появилось ни примирение, ни покаяние, ни свободный обмен товаров. Участие в «Восточном партнёрстве» не снизило градус напряжения между Ереваном и Баку.

Украина и без «Восточного партнёрства» имела бы особый статус в отношениях с Евросоюзом. Она относится к числу европейских стран, которые too-big-to-ignore. Она получает кредиты, техническую помощь и поддержку в восстановлении мира и территориальной целостности. Эффективность европейской помощи остаётся низкой, но в этом виноваты, в том числе, и украинские власти.

Статус Грузии в переговорах с ЕС также нельзя назвать безоблачным. Проблемы с территориальной целостностью вкупе с напряжёнными отношениями с Россией, несомненно, влияют на готовность Брюсселя начать полноценные переговоры по вступлению Грузии в Евросоюз. С другой стороны, грузинским властям не нужно было «Восточное партнёрство», чтобы войти в число пятнадцати стран мира с лучшим деловым климатом.

У Молдовы самый простой случай в отношениях с Евросоюзом, хотя фактор Приднестровья также оказывает негативное влияние на скорость и формат полноценной интеграции в ЕС. При особых отношениях с Румынией Молдова имеет наибольшие шансы создать полноценную зону свободной торговли с ЕС и подготовить себя к переговорам о присоединении к Евросоюзу.

Статус Беларуси в «Восточном партнёрстве» отличается от статуса других стран. Наша страна остаётся единственной страной региона без де-юре признанных органов законодательной и представительной властей. Ни этот факт, ни чисто декларативные санкции ЕС против Беларуси не помешали белорусским властям успешно торговать с Евросоюзом своими традиционными товарами (нефтепродукты, химические товары). Более того, Беларусь приобрела особый статус для Евросоюза после введения Россией санкций на европейские продовольственные товары. В свете места Минска в переговорах о мирном урегулировании военного конфликта в Украине Евросоюз готов к дальнейшему размораживанию отношений с Беларусью. От белорусских властей требуется лишь выполнение обязательного минимума в сфере прав человека и демократических процедур.

В духе и букве «Восточного партнёрства» нет ничего такого, что бы обязывало страны-участницы ликвидировать существующие барьеры на перемещение товаров, услуг, денег, тем более рабочей силы. Тем не менее, критики проекта именно это ставят ему в вину. Мол, подписались страны под ЕС-овской инициативой, а резкого роста экспорта и иностранных инвестиций в ЕС не произошло. Ожидания быстрых результатов были сформированы на заведомо зыбкой почве, без учёта скорости принятия решений брюссельской бюрократией. В начале 2010-ых нельзя было спрогнозировать радикальное изменение взаимоотношений с Россией, как и рост напряжения в экономических системах стран – участников программы.

Проект «Восточное партнёрство» - это не план Маршалла для шести стран и даже не эквивалент связке МВФ/Всемирный банк. Он начинался за здравие, но продолжение оказалось скомканным. Евросоюз, как папа Карло, не доволен своим коллективным Буратино. Оправить его в геополитическую топку жалко, а инвестировать время, внимание и обильные материальные ресурсы для превращения неотёсанной деревяшки в полноценного европейского субъекта нет политической воли Брюсселя. Высок риск дальнейшего выхолащивания этого интеграционного проекта, превращения его в подобие СНГ. Шансы полноценной европейской интеграции у шестёрки остаются весьма туманными.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!