Вербануть BLOOMBERG-ом

Автор  06 апреля 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Лукашенко закидывает удочку на финансовый Запад

Интервью А. Лукашенко медиахолдингу «Блумберг» является частью кампании по обеспечению доступа к финансовым и инвестиционным ресурсам Запада. Общение с людьми, которых интересуют деньги, существенно отличается от диалога с политиками. Глава Беларуси, пользуясь случаем, что он «больше не последний диктатор Европы», хочет завести партнёров среди богатых и влиятельных структур Запада. Bloomberg – это не столько средство массовой информации, сколько миллиардер Майкл Блумберг с его беспрецедентными связями в мире финансов и бизнеса. Сам факт начала диалога с Wall Street в свете нового смысла понятия «мир» и «стабильность» в нашем регионе добавляет очков официальному Минску и создаёт предпосылки для расширения финансового сотрудничества с Западом, который купается в триллионах дешёвого, не пристроенного кэша.

Почему Запад может повернуться к Лукашенко

Лейтмотивом интервью являются следующие слова А. Лукашенко: «Я никогда не был злом для Европы» и «Я не могу быть угрозой для Запада». Действительно, ядерное оружие под гарантии западных стран мы вывели. Террористических группировок или центров подготовки диверсантов в Беларуси нет. Химическим оружием мы никому не грозим. Кибератаки на мировые финансовые центры не проводим. Разбоя на дорогах по отношению к транзитных грузам не допускаем. Бережно относимся к лёгким Европы, т. е. к полесским болотам, а это для экологически чувствительного Евросоюза большой плюс. Формально всё в порядке у нас с гендером: в парламенте на руководящих постах в органах госвласти женщин больше, чем во многих странах ЕС. Наконец, конфессиональный мир в Беларуси в условиях роста религиозной непримиримости и вражды – это тоже большой плюс официальному Минску, особенно на фоне приглашения папы Франциска в Беларусь.

Агрессия России против Украины, война Исламского государства против соседей, вооружённые конфликты в Африке, на Ближнем Востоке, угроза распространения ядерного оружия – на этом фоне Беларусь, действительно, никакой угрозы никому не представляет. Бизнес и финансовые структуры Запада давно сотрудничают с Азербайджаном и Казахстаном, которые имеют похожий на белорусский политический режим. Более того, эти страны имеют конструктивные программы партнёрства с ЕС и США. Беларусь успешно завершила очередную программу с МВФ, активно сотрудничает с Всемирный банком и МФК. Минские переговоры по Украине также резко добавили позитива Беларуси. Не удивительно, что официальный Минск хочет монетизировать новую геополитическую обстановку и собственный статус.

Сегодня правила Realpolitik не предполагают стерильную чистоту при соблюдении демократических процедур и прав человека. Один только слив Сноудена чего стоит. На кону мир и безопасность перед лицом реальной военной угрозы. Беларусь в этом контексте – стейкхолдер мира и региональной стабильности. Если Запад ведёт диалог с Сирией и Ираном, то Беларусь с учётом её особых отношений с Россией, уж точно нужно вовлекать в переговоры и разного рода проекты. Понятное дело, что статус нашей страны никогда не будет такой, как у России, Китая, США или Евросоюза, но стать восточноевропейской Австрией или славянской Швейцарией – это теоретически вполне геополитическая ниша Беларуси, если она сможет применить и интегрировать, например, ценный опыт Сингапура. При очевидных изъянах демократии эта страна получила доступ на все значимые международные диалоговые площадки мира, став одним из финансовых и бизнес центров мира. Известно, что кейс Сингапура активно изучается белорусскими молодыми госчиновниками. А. Лукашенко эту модель тоже не отвергает, но инерция советского государственного планового хозяйства пока доминирует в экономической политике. Интервью Блумбергу должно было продемонстрировать финансовому миру, что А. Лукашенко готов к системной трансформации.

Редкое признание ошибок

А. Лукашенко редко признаёт свои ошибки. В интервью Блумбергу» он это сделал: «Мы не успели достаточно далеко уйти от рынка России, рынка постсоветского и перейти на другие». Провал диверсификации – это не простая неувязка в экономической политике. Это ошибка в стратегии. Любопытно то, что глава Беларуси делает такое признание после вступления нашей страны в Таможенный союз с Россией и Казахстаном. Это образование направлено на то, чтобы ещё больше увеличить торговые и финансовые связи Беларуси с Россией. Диверсификация рынков предполагает, в первую очередь, разворот в сторону Европейского союза, не на словах, а на деле. Для этого для начала Беларусь должна получить от ЕС статус страны с рыночной экономикой. Иначе не избежать разного рода тарифных и нетарифных барьеров.

Сказав «А» (дефицит диверсификации – ошибка), логично ожидать от А. Лукашенко остальных букв алфавита. Задача усложняется тем, что та часть населения, которая является убеждённым электоратом президента, должно воспринять изменения не как отказ от старой модели, а только как её необходимую модернизацию старой. В своё время Китай тоже резко поменял курс на раскрепощение экономики, но делал это под знамёнами марксизма-ленинизма.

Медленно, сквозь зубы, но белорусские власти начинают думать в рыночном направлении. Они понимают, что даже весьма лояльные Всемирный банк и МВФ требуют выполнения определённых стартовых условия для финансового сотрудничества и партнёрства. Первым таким условием является либерализация цен. Прошло более трёх месяцев и вот под давлением обстоятельств и производителей товаров и услуг правительство постановлением № 250 от 31.03.2015г. отменило запрет на повышение цен по сравнению с уровнем 18 декабря 2014г. На этом настаивали все внешние кредиторы Беларуси.

Всё чаще белорусские власти говорят о прекращении бюджетного иждивенчества, кредитных льгот для избранных участников госпрограмм, а также от отказе от перекрёстного субсидирования. Нацбанк даёт понять, что борьба с инфляцией и наведения порядка в финансовом и валютном рынках важнее, чем быть безотказным источником ресурсов для нерадивых «красных» директоров и бесхозяйственных чиновников. А. Лукашенко подтверждает свою поддержку Нацбанку: «Что касается инфляции, нам неплохо было бы выйти в 12—15% инфляции с таким расчетом, чтобы уже в будущем году эта цифра была однозначной».

Лучше «Белгазете», чем Financial Times

Пока мы видим больше слов, чем конкретных дел. Пока сильна бюджетная и инвестиционная инерция для поддержки старой структуры производства, но А. Лукашенко говорит, что отказ от рынка – это скорее пожарные меры по стабилизации ситуации, чем суть экономической политики.

«У нас непростая ситуация в экономике, но не критическая», - признался А. Лукашенко. «Установили плавающий курс, и, слава богу, он как-то стабилизировался. Где-то в ручном управлении, где-то, если это нужно, мы пытаемся не допустить обвала» - подтверждает глава страны выводы о том, что полноценных рыночных отношений на валютном рынке нет. Он понимает, что без притока валюты удерживать финансовую стабилизацию и курс Br-рубля будет весьма проблематичным. В условиях очень низкого уровня золотовалютных резервов, сокращения экспорта и валютной выручки на четверть, активной экспансии российских товаров на белорусский рынок только деньги международных кредитов могут исправить положение.

А. Лукашенко через «Блумберг» посылает мессидж «Я готов к переменам» не столько Wall Street, сколько главным стейкхолдерам Международного валютного фонда и Европейского банка реконструкции и развития. Эти две организации – наиболее вероятные источники кредитных и инвестиционных ресурсов для Беларуси. Они, безусловно, зависят от политических мнений руководства стран ЕС и США.

А. Лукашенко важно, чтобы в нужный момент просьба правительства Беларуси о предоставлении очередного кредита была поддержана в ближайшие 12 месяцев. Для этого важно инвестировать в маркетинг Беларуси и имидж новой экономической политики её старого политического руководства. Интервью «Блумбергу» - часть этих инвестиций. С учётом того, как вели себя белорусские власти последние годы, в том числе после получения от МВФ кредита на проведение реформ, они носят явно венчурный, высокорисковый характер. Парадокс для главы Беларуси заключается в том, что успех в убеждении внешних кредиторов и инвесторов зиждется на конкретных кадровых, законодательных и институциональных решениях внутри страны. Громкие, правильные слова для Bloomberg, Reuters, BBC или CNN не заменят конкретных решений по приватизации, дебюрократизации и раскрепощении национального предпринимательства. О серьёзности намерений власти в гораздо большей степени будет говорить интервью А. Лукашенко, к примеру, «Белгазете», чем даже Financial Times.

 

 

Новые материалы

ноября 27 2017

Плюсы и минусы Декрета № 7

Получилось ли кардинально и радикально с развитием предпринимательства? 23 ноября 2017г. А. Лукашенко подписал долгожданный Декрет № 7 «О развитии предпринимательства». Долго ждали предприниматели, томились…

Подпишись на новости в Facebook!