Опутать Путина

Автор  22 марта 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Удастся ли Лукашенко сохранить Беларусь через ЕАЭС?

А. Лукашенко в очередной раз хочет нагнуть очередной интеграционный проект в свою пользу. На этот раз на кону не столько интересны нефтяных и финансовых лоббистов, сколько политическая независимость Республики Беларусь, какой мы её знаем последние 20 лет. Связь между главой Беларуси и кремлёвскими правителями всегда была нетрадиционной, отличной от дружбы и партнёрства руководителей двух независимых государств. Здесь в уникальном миксте смешались чувство вины, жажда наживы, избирательная эксплуатация истории, антизападные декларации, ностальгия по советскому «величию» и стремление получать интеграционную ренту за счёт российского бюджета российско-белорусским номенклатурно-политическим группам.

Мастер церемоний и закулисья

Александр Лукашенко стал мастером церемоний и интерпретаций белорусско-российских интеграционных проектов. СНГ, ОДКБ, многочисленные таможенные союзы и зоны свободной торговли с Россией, союзное государство, ЕврАзЭС и, наконец, ЕАЭС (Евразийский экономический союз) – из всех этих объединений глава Беларуси неизменно извлекал пользу. Он продемонстрировал недюжинную способность формировать социальный капитал в странах-партнёрах, прежде всего, в России.

Монетизация интеграции получилась не только из-за личных отношений между руководителями Беларуси и России. Часто её успехи для Беларуси были обеспечены даже вопреки им. Что бы В. Путин ни думал лично о главе Беларуси, за 15 лет интеграционных процессов ему так и не удалось реализовать принцип «мухи отдельно, котлеты отдельно». А вот А. Лукашенко неизменно получал практически всё, что хотел. Он умело выстроил систему лоббирования своих интересов в России. Её основу составило взаимное переплетение интересов белорусских руководителей, избранных российских нефтяных баронов, генералов-коммерсантов, священников-бизнесменов, атомщиков, советских мечтателей, большевиков - славянофилов, региональщиков, банкиров – все они не прочь подзаработать как за счёт российского бюджета, так и белорусского гостеприимства.

А. Лукашенко умело сочетал публичную политику, информационную кампанию и кулуарные договорённости. В общественном сознании россиян и белорусов он сумел сформировать имидж стойкого интегратора, славянофила и антизападника. Для русских он стал русским, для белорусов – защитником независимости, а для украинцев – братом, который подставляет плечо в трудную минуту. Это результат кропотливой, качественной работы со СМИ всех стран региона, в том числе России. В. Путин при всём своём желании не может просто так пойти против А. Лукашенко, потому что он тоже является заложником имиджа главы Беларуси.

Глава Беларуси укрепил свои интеграционные достижения кулуарными договоренностями. Он стал большим византийцем, чем многие кремлёвские начальники. Российские чиновники без особо сопротивления воспользовались предложениями белорусской стороны заработать на нефти, вооружении, финансовых операциях, энергетике, госзакупках и просто на оказании лоббистских услуг дружественной Беларуси. Тот факт, что львиная доля заработка шла за счёт российского бюджета и ресурсов государственных монополистов, никого не смущал. В России их и так доят все, кому не лень из числа тех, кто имеет соответствующие полномочия. А тут вроде бы на благородное интеграционное дело для родных белорусов, которые, по мнению подавляющего большинства российских начальников, совсем даже не отдельный народ, а те же русские, только живут на самом западе российской империи.

Хватит интеграционных сюси-пуси

До 2014 года стратегический подход А. Лукашенко прокатывал. Однако случилась Украина. Радикально изменился В. Путин и Кремль. Началась настоящая война, усиленная жёстким информационным противостоянием России и Запада. В военное время действует совсем иная логика партнёрства. Силовики и хардлайнеры взяли курс на полноценное расширение российской империи. Интеграционные сюси-пуси, мы-братья-но-независимые, мы-равные-партнёры для Кремля надоели. Какое, к чёрту равенство с Россией? Для российской партии войны равенство Беларуси может быть разве что с Чечнёй, Татарстаном или Башкирией - в рамках единой федерации. Что это за болтовня об интеграции без политики? ЕАЭС – это только трамплин для полноценного объединения.

В. Путин понимает, что в Беларуси и Казахстане не может действовать так, как в Украине. Наглая ложь про белорусских фашистов даже в исполнении профессиональных пропагандистов из ОРТ/РТР/НТВ едва ли прокатит. В восточной части Беларуси даже близко нет такого же неприятия Минска и западного региона, как в Украине. Абсурдно «шить» официальному Минску дело о дискриминации русского языка. Очень экзотично и гротескно смотрелись бы попытки русских полковников информационной войны обвинить А. Лукашенко в переориентации на Евросоюз и НАТО. Поэтому Кремль решил идти по пути подчинения внутренних институтов независимой Беларуси. Самым чувствительный, безусловно, являются деньги. Поэтому на число формальной, протокольной и пустой по смыслу встрече в Казахстане В. Путин выступил именно с этим предложением. Вкупе с валютной войной, которую Россия устроила своим партнёрам в 2014г. принятие RUR-рубля в качестве валюты ЕАЭС могло бы частично оправдать высокую инфляцию в России и рост проблем в банковской сфере. Мол, мы подставили монетарное плечо Беларуси и Казахстану, поэтому наша валюта ослабла.

Абсурдность таких аргументов у просвещённой публики не вызывает сомнений, но люди, которые проглотили сказку об украинском фашизме, гораздо легче поверят в денежную благотворительность Кремля и необходимость потерпеть во имя братских народов и величия России. Шар на стороне А. Лукашенко. Резкое изменение внешнего курса России ставит перед А. Лукашенко новые задачи.

Новые инструменты защиты суверенитета

А. Лукашенко прекрасно видит вызовы интеграции в свете нового нутра Кремля. Он вынужден существенно модернизировать стратегию и тактику защиты своих интересов. Поскольку Н. Назарбаеву тоже хочется сохранить власть в независимом, едином Казахстане, то активизация оси «Минск – Астана» легко предсказуема.

Президенты Беларуси и Казахстана будут занимать консолидированную позицию по следующим вопросам. Первое – никакой единой валюты, т. е. RUR-рубля в ЕАЭС. Аргументы будут научные и практические. Когда в России годовая инфляция приближается к 20%, и ещё года не прошло после почти двукратной девальвации говорить о валютном проекте, как об экономическом, могут только генералы и спецслужбы.

Вторая общая претензия Беларуси и Казахстана к России – нетарифные меры ограничения торговли. Они слишком мелкие, чтобы занимать внимание В. Путина, но переговоры по ним занимают много времени. Это и нужно А. Лукашенко, чтобы сохранить независимость страны и себя в ней.

Перед президентскими выборами глава Беларуси постарается представить Кремлю целую серию дополнительных аргументов в пользу независимости нашей страны. Первый – вместе против Запада и НАТО. Два голоса в ООН лучше, чем один. Мало ли как пойдут дела в Украине, а переговорная площадка в формально независимом Минске – самое то.

Второй – совместная борьба против санкций. Использование белорусских коммерческих организаций, финансовой инфраструктуры для минимизации последствий санкций – важная тема. Её наверняка поддержат финансовые структуры, которые уже имеют опыт проведения финансовых операций через нашу страну.

Третий аргумент – военное сотрудничество. Вместе делать и продавать оружие, что очень важно в условиях санкций. Вполне возможно расширение присутствия российских военных на территории Беларуси – для защиты западных рубежей союзного государства от НАТО. Такой военный компромисс для А. Лукашенко гораздо желаннее, чем принятие позиции Кремля по Украине.

Четвёртый аргумент – незыблемость советской версии истории, мощный информационный акцент на 70-летии победы во Второй мировой войне, противостояние гей-ропе, усиление риторики о православном единстве и русскости белорусов.

Пятый аргумент – подкуп влиятельных лиц среди тех людей, которые имеют влияние на формулирование повестки для Кремля по отношению к Беларуси. Официальный Минск откажется от работы с теми, кто вылетел из путиновской обоймы, и возьмёт в разработку новых дисижнмейкеров. Речь идёт, конечно, не столько о деньгах, сколько о коммерческих темах, нишах, активах и совместных проектах.

Шестой аргумент – «если я не будут президентом, то Беларусь попадёт под влияние Запада». А. Лукашенко нужна блеклая, невнятная копия З. Пазняка. Он готов будет зарегистрировать его в качестве кандидата в президенты и даже позволить сформировать небольшую группу свядомых в следующем составе Палаты Представителей. Такая фигура уже есть. Даже сегодня можно сформировать длинную очередь желающих защищать независимость в команде А. Лукашенко. Они уже публично заявили, что свобода и демократия могут подождать. Главное – независимость. Так уж получается, что легитимизация А. Лукашенко и Палаты Представителей на Западе интерпретируется оппозицией с прямо противоположных сторон. Одна часть – она в меньшинстве – говорит о том, что допускать легитимизации нельзя, потому что в случае аннексии даже формальных зацепок отстаивать суверенитет не останется. Вторые – они в большинстве – связывают суверенитет Беларуси с А. Лукашенко. Мол, признание его и парламента Западом есть способ укрепить суверенитет.

Так или иначе, в 2015-2016гг. стоит ожидать роста числа вышиванок, информационных программ, белорусскоязычных чиновников и парламентариев. Правда, говорить они должны будут то, что прикажет им администрация президента. Расчёт делается на то, что Кремль «купится» на блеф демократизации и западного курса. Партизанская история Беларуси должна стать дополнительным аргументом в споре с Кремлём в пользу сохранения независимости нашей страны. Трудно сказать, какой будет результат комплексной активизации новых и старых аргументов. Если Кремль не на шутку погрязнем в Украине, заняться вплотную Беларусью у В. Путина не будет ни времени, ни ресурсов, ни сил.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!