Токсикация доверия

Автор  05 марта 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Пятый элемент белорусской экономической политики

Доверие – важнейший экономический ресурс. Есть доверие – нет валютной паники, набега на магазины и банки, оттока капитала и нервного напряжения на рынке труда. Зато есть макроэкономическая стабильность, дух предпринимательства, доступные ресурсы, устойчивая финансовая система и инвестиционный бум.

Центральная проблема белорусской экономики – острый дефицит доверия. Бизнес не верит правительству. Люди не доверяют работодателям. Чиновники разных министерств и ведомств косо смотрят друг на друга. «Красные» директора косо смотрят на кураторов в вышестоящих органах. Банки чуют подвох со стороны заёмщиков, особенно государственных организаций. Покупатели не доверяют продавцам, производители – поставщикам, иностранные инвесторы своим белорусским партнёрам, а все вместе – Br-рублю, «чэстному» слову чиновника, «объективному» решению суда и справедливости от государства. Беларусь накрыла лавина недоверия.

Дефицит доверия – это опасный налог

Дефицит доверия – это экономическая болезнь, которая не наступает внезапно и неожиданно, как гром с ясного неба. Она, как кариес или рак, поражает страну постепенно, используя ошибки распорядителей чужого (политиков и чиновников), банков, руководителей предприятий и других экономических агентов. На ранних этапах развития эту болезнь несложно остановить и ликвидировать. Если же она мутировала, пошла метастазами, поразила не только отдельные сегменты власти или бизнеса, но и общество в целом, без системных, институциональных изменений не обойтись. На данном этапе имитация доверия только усугубляет проблемы. Это как раз тот случай, когда сколько бы раз ты не повторял «халва, халва», во рту слаще не станет.

Острый дефицит доверия приводит к существенному росту издержек для бизнеса, государства и населения. Он действует примерно так же, как налоги или регуляторные издержки. Соответственно, наша экономика теряет конкурентоспособность, люди – работу, инвесторы – прибыль, банки – клиентов, производители - потребителей. И все теряют надежду, потому что власти делают всё, чтобы перевести стрелки за очередной кризис на Кремль, нефть, войну, «мировой кризис» или Запад. И ни слова о собственных ошибках. И ни звука о глубоком кризисе доверия. Его дефицит приводит к вполне конкретным затратам и издержкам. Потери страны измеряются миллиардами долларов.

Население не готово давать банкам свои Br-рублёвые сбережения под 2 – 5% годовых, потому что власти за двадцать лет не научились стабилизировать цены, не создали полноценный рынок финансовых инструментов, не сделали выгодными и прибыльными инвестиции в белорусскую землю, ресурсы и активы. Вкладчики не доверяют Нацбанку и Совмину, которые в 84-ый раз объявляют дедолларизацию экономики и борьбу с инфляцией. И тут же премьер-министр говорит о том, что инфляция за первых полтора месяца 2015г. составила 3,3%, и что Совмин думает о смягчении экономической политики во второй половине 2015г. Смягчение – это ещё больше дешёвых денег, в первую очередь, для участников государственных программ, новые кредиты, накопление долгов и затягивание агонии «мёртвых» предприятий.

Банки могли бы выдавать кредиты под 6 – 10% в Br-рублях, если бы население и инвесторы доверяли властям и её макроэкономической политике. А как можно верить 98-ому обещанию чиновников проводить жёсткую кредитно-денежную политику, если в стагнирующей экономике задолженность по кредитам банков увеличивается в 2014г. на 31%, а широкая денежная масса в январе прирастает почти на 13% при годовом плане 30%? Слова больших номенклатурных начальников о том, что государственный сектор будет жить по средствам, вызывают саркастические улыбки и волну фотожаб. В своих речах министры и не скрывают, что финансовая дисциплина и бюджетные ограничения будут распространяться не на всех. Только Банк развития профинансирует госпрограммы на Br10,2 трлн. Это на Br2,9 трлн. (39,5%) больше, чем в 2014г. 106 «точек роста» - выбранные чиновниками производители – будут получать деньги налогоплательщиков в прежнем объёме, если не больше. Поскольку десятки триллионов Br-рублей будут выделены на льготных условиях, то все остальным опять будут предложены кредиты под 40 - 60% годовых. О вере бизнеса к правительству в плане создания условий для доступного кредита речь быть не может.

Дороговизна кредитов увеличивает риски их невозврата, ухудшает положение заёмщиков и снижает конкурентоспособность производимых товаров и услуг. В такой ситуации как кредиторы, так и заёмщики, тратят дополнительные ресурсы для хэджирования рисков. Таким образом, дефицит доверия трансформируется в более высокие ставки по кредитам, повышенные цены или менее благоприятные условий реализации товаров и услуг.

Доверия с завязанными руками и ногами не бывает

Доверие в экономике возможно лишь тогда, когда все экономические субъекты открыты, прозрачны, подконтрольны, играют по одним правилам и несут ответственность за выполнение данных обещаний. Премьер А. Кобяков даже при представлении программы деятельности правительства в Палате представителей не смог назвать конкретную дату отмены массового ценового регулирования. Значит, национальный бизнес продолжает работать с завязанными глазами. Без свободных цен принятие адекватных производственных, инвестиционных и сбытовых решения невозможно. Более того, белорусские власти расширяют порочную практику административного регулирования цен. Так Минэкономики заявило о том, что чиновники будут регулировать цены на частную электроэнергию. Её в стране – кот наплакал, но решимость пропускать частные киловатт часы через бюрократическое сито чиновники уже выразили.

Власти принимали решение о заморозке цен без консультаций с бизнес сообществом. Правительство до сих пор не закрепило традицию конструктивного диалога с теми, на кого направлена его деятельность. Жалуются не только предприниматели, но даже инвалиды. Как сказал руководитель Белорусского общества инвалидов Владимир Потапенко, «нам предлагают сейчас пошить костюм, а вот будем мы его носить или не будем - это уже никого не беспокоит». Так он характеризует содержание и качество проекта новой государственной программы по предупреждению инвалидности и реабилитации инвалидов. Над ней работают чиновники Министерства труда и соцзащиты. Так получается и с бизнесом. О том, как в созданной номенклатурой деловой среде можно качественно работать и увеличивать конкурентоспособность, ни правительство, ни Вертикаль в целом не беспокоится. Для «своих» они создают льготные условия, предоставляют преференции, гарантии и гарантированный спрос, а все остальные – «выживайте как знаете, только не смейте показывать убытки, а то закроем».

Зарплаты и интеграция разрушают остатки доверия

Почти 20 лет интеграции с Россией нам обещают свободу перемещения товаров, денег, услуг и рабочей силы. С 1 января 2015г. Беларусь живёт в режиме Евразийского экономического сообщества. Сам факт его создания должен был ликвидировать все торговые барьеры. Доверие к интеграции было бы сформировано, если бы предприниматели стран получили обещанную свободу торговли. Вместо неё, как проинформировал премьер-министр, Беларусь и Россия подготовила очередной план по углублению торгово-экономического сотрудничества и снятию ограничений по доступу на рынки двух стран по широкому спектру товаров. Подождите, а как же Союзное государство, как углубленная форма интеграции? Получается, что и ЕвраЭС – очередная смысловая пустышка на тему торговой и инвестиционной свободы? Это как раз то случай, когда говорим «интеграция», а подразумеваем «дезинтеграция».

Обыкновенные люди не углубляются в премудрости внешней политики и макроэкономики. Но они чутко реагируют на обещания в сфере доходов. Их доверие формируется через зарплаты, пособия и пенсии. Белорусские политические VIP-ы обещали нам к концу 2015г. зарплату в $1000, а в 2014г. мы должны были закончить со средней зарплатой $700. Никто за язык А. Лукашенко, М. Мясниковича, А. Кобякова и других представителей власти, не тянул. Люди им поверили. На начало февраля 2015г. зарплата по стране опустилась до $400. Это 35% меньше, чем было в начале года. И это далеко не конечная точка в новой инфляционно-девальвационной спирали. Стоит ли удивляться, что между населением и властью растёт пропасть недоверия?

Каждый по-своему управляет экономическими и финансовыми рисками. Одни не несут свои сбережения в банки, другие переводят бизнес за рубеж, третьи предпочитают работать в «серой» экономике, четвертые закрывают компании и уезжают из страны. Все они не доверяют тем людям, в чьих руках находится экономическая политика и львиная доля ресурсов и активов. Какие бы формальные документы ни принимала нынешняя власть, ей едва ли поверят в способности делать что-то новое, свежее, адекватное существующей ситуации. Только реальные, конкретные, понятные действия и открытый диалог с бизнесом и обществом могут начать сокращать тот дефицит доверия, который достиг опасной черты.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!