Модельное противостояние

Автор  09 февраля 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Какая экономическая модель лучше

В Беларуси опять разгорается спор о преимуществах разных социально-экономических моделей. Не от хорошей жизни. Стоит напомнить основные параметры и черты нынешней модели. Белорусские власти сделали ставку на государственную экономику, ручное регулирование спроса и предложения, перераспределение около 45% ВВП через бюджет, а также тщательное номенклатурное регулирование каждого аспекта экономической деятельности.

Белорусская модель – это отсутствие свободных, рыночных цен во имя социальной справедливости и стабильности. Она характеризуется щедрыми льготами и преференциями избранным коммерческим организациям в промышленности, сельском хозяйстве, строительстве, торговле и банковской сфере. Такого рода помощь должна была привести к модернизации старых и созданию новых конкурентоспособных предприятий.

Белорусская модель – это когда в одном месте принимаются политические и экономические решения, когда сверху вниз спускаются приказы, что производить, у кого покупать сырьё и инвестиционные товары, как производить, кому и на каких условиях продавать. Иными словами белорусская модель – это акцент не на экономическую свободу (Беларусь – на 153-м месте в мире), открытую торговлю и интеграцию в мировую систему разделения труда, а на госплан, протекционизм и хозяйственные связи с восточным соседом.

Уникальной частью белорусской модели является беспрецедентная по объёму поддержка России. Среднегодовой топливно-энергетический грант (разница в ценах на нефть и газ) в течение последних 15 лет составлял около 15% ВВП Беларуси. К особенностям белорусской модели добавим свободный вход белорусских товаров на российский рынок и их относительно высокая ценовая конкурентоспособность, вплоть до 2013 года. С учётом всех факторов взаимоотношения с Россией ежегодно давали нашей стране около 20% ВВП. Нет сомнений, что модель интеграции с Россией в период 1995 - 2014гг. была самым успешным решением А. Лукашенко.

К сожалению, чрезвычайно выгодный внешнеэкономический уклад не подкреплён успехами в управлении ресурсами, активами и деньгами. Белорусская модель с незавидной периодичности шокирует население и бизнес инфляционно-девальвационной спиралью. Эта комбинация стремительного роста цен и нестабильности Br-рубля только за последние три мощных кризиса (2009, 2001 и 2014-2015г.) поглотила около $7 млрд. сбережений и оборотного капитала. По уровню инфляции в период 1995 - 2014гг. Беларусь входит в десятку самых неблагополучных стран мира. В ситуации широкомасштабного административного регулирования цен многие продовольственные и большинство промышленных товаров даже в развитых странах ниже, чем в Беларуси. Получается, что сегодня номенклатура заставляет каждую белорусскую семью переплачивать за потребительские и продовольственные товары около $500 – 600 в год.

При официальной безработице около 0,5% в рамках белорусской модели не нашлось места для около одного миллиона белорусов, которые работают за рубежом. На самом деле, скрытая безработица и ставшая лишней рабочая сила в Беларуси уже сегодня превышают 15% от всей рабочей силы страны.

Обещанная белорусам на конец 2015г. зарплата в $1000, скорее всего, будет в три раза меньше. В странах, которые выбрали модель частной экономики, свободы и конкуренции, зарплата в долларовом эквиваленте сегодня в 3 – 4 раза выше. В Эстонии, Польше, Болгарии, не говоря уже о Южной Корее, Чили или Ботсване никому не приходит в голову пересчитывать цены в $-доллары, потому что их национальные валюты стабильны. У нас же 80% вкладов в банковской системе – в долларах или евро.

По энергоэффективности Беларусь имеет показатели в 3 – 4 раза хуже, чем в Евросоюзе, находясь в позорной двадцатке самых неблагополучных стран мира. И это в ситуации, когда Беларусь имела 15 лет чрезвычайно низких цен на энергоресурсы. Государственные заводы и фабрики, пользуясь льготными тарифами, не считали нужным инвестировать в энергоэффективные технологии.

Сегодня, когда размер энергетического гранта резко сократился, большинство из них оказались у разбитого корыта. Логика системы госплана продолжает требовать производства товаров, которые не востребованы рынком. Отсюда большие складские запасы, дебиторская задолженность и резкое падение платёжной дисциплины. По оценкам руководства страны из-за инвестиционных и производственных ошибок государственные коммерческие организации «заморозили» на складах, в долгах и неликвидах около $5 млрд. оборотного капитала. Это сегодня около 6% ВВП страны. Только в рамках сильно централизованной государственной экономики возможно накопление такого количества ошибок. Целые сектора экономики превратились в бюджетных иждивенцев. По данным Белстата, без государственной поддержки около 60% с/х организаций убыточны, а в богатой озёрами стране более 80% рыбных хозяйств убыточны. При этом чиновники и «красные» директора продолжают блокировать частную собственность на землю. Они боятся открытой, честной конкуренции больше, чем чёрт ладана.

Белорусские власти и «красные» директора на благоприятной волне российской поддержки расслабились, разленились и полностью провалили диверсификацию экономики. Рецессия России, падение цен на нефть и девальвация RUR-рубля более чем вдвое резко ухудшили условия торговли для белорусских производителей. Тщетны хаотичные попытки продавать трактора, моторы, комбайны или грейдеры через белорусские посольства. Белорусские госпредприятия не наладили надёжную, диверсифицированную систему сбыта, техобслуживания и продвижения инвестиционных товаров на рынках развитых и развивающихся стран. Сегодня в условиях очередного кризиса и резкого падения спроса со стороны России сделать это крайне проблематично. Белорусская модель не смогла создать систему предупреждения о наступлении кризисов. Не созданы эффективные институты страхования рисков. Поэтому каждый раз за кризис платят не те, кто создавали его своими руками и действиями, а население и малый бизнес.

Реальной альтернативой белорусской модели огосударствления всех аспектов экономических отношений является частная либеральная экономика. Это модель свободных цен, которые устанавливают частные собственники в рамках своих ресурсов. Это модель, в которой более 80% активов и ресурсов находятся частных руках, а государство концентрируется на выполнении своих обязательств перед ветеранами, детьми, инвалидами и пенсионерами.

Либеральная модель – это когда размер государственных расходов не превышает 25% ВВП. Т. е. львиную долю инвестиционных, производственных, потребительских решений принимают миллионы беларусов, а не штаб из сотни министров и больших номенклатурных начальников. Альтернатива нынешней бюрократической модели – это по-настоящему народная экономика. Она эффективнее, ответственнее и надёжнее. Народная экономика по определению либеральна. В ней (например, в Южной Корее, Сингапуре, Эстонии, Чили) люди живут дольше, богаче и счастливее. Это подтверждают данные статистики и социологических опросов. Десятки стран выбирали либеральную модель экономики – и выигрывали. Нет ни одного примера в мире, когда бы тотальное огосударствление страны и бизнеса создавали государства, гражданами которых хотели бы стать миллионы иностранцев.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!