Риски интеграции

20 января 2015
Оцените материал
(0 голосов)

Среднестатистический житель нашей страны даже не заметит, как с 1 января 2015 года начнет жить в новом интеграционном объединении — Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Ведь до сего момента он не замечал, что уже несколько лет живет в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Не поменялся его образ жизни и после того, как всего несколько месяцев назад было ликвидировано Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в котором наша страна просуществовала практически 14 лет.

Такое мироощущение граждан нашей страны связано с тем, что чаще всего интеграционные процессы на постсоветском пространстве сводились к формальному членству той или иной страны в организации. Происходит это на фоне нежелания руководства отдельных стран делиться своими функциями и полномочиями. Как, например, при создании Союзного государства между Беларусью и Россией в конце 1990-х этот процесс был заморожен российской стороной, тем самым объединение превратилось в атавизм прошлого: де-юре Союз существует, но оказывает минимальное влияние на жизнь граждан стран-участниц.

Хотя, казалось бы, общее советское наследие — объединяющий фактор евразийской интеграции. Россия, Беларусь, Казахстан и присоединившаяся в октябре текущего года Армения — страны, которые объединены единой маркой "made in USSR". После распада Советского Союза экономические связи между этими странами нарушились, однако иные виды отношений между ними, в том числе инфраструктурные, остались. Согласно тем же социологическим опросам, население перечисленных стран сохраняет свою приверженность интеграции с братскими народами, а не с другими иностранными объединениями. Но историческая ретроспектива уже не настолько сильна, чтобы претендовать на звание главного объединяющего фактора. Следовательно, есть что-то иное, что будет оказывать свое воздействие на будущее евразийской интеграции.

В этом случае на первое место в качестве интеграционного фактора выходят целевые ориентиры, которые преследуют каждое государство — участника Евразийского экономического союза. Наша страна заинтересована в дешевых энергоносителях из России, свободном доступе своей продукции на соседний рынок и получении дополнительных кредитных ресурсов на привлекательных условиях. Общий объем такой поддержки может быть оценен в 18—20 процентов нашего ВВП, что является значительной долей поддержки национальной экономики на фоне различных внешних вызовов. Казахстан, в свою очередь, заинтересован в инвестициях со стороны России и транспортных путях, которые проходят по ее территории. Россия имеет более глобальные интересы в интеграционном процессе, реализуя стратегию "двух направлений". Она заключается в удержании рядом Беларуси в качестве моста в Европу и сохранении буфера безопасности на этом направлении. Казахстан нужен для сближения с Азиатским регионом, который сейчас на экономическом подъеме. На примере Армении, которая получила свою порцию донорской помощи со стороны России в период подготовки к интеграции с ЕАЭС, можно заметить желание России и дальше расширять границы реализуемой стратегии.

Но если главный интеграционный фактор — ресурсы России — будет ограничен, то и интеграционный процесс перейдет из активной фазы в пассивную. Беларусь, Казахстан, Армения будут искать дополнительные средства для стимулирования своих экономик в других местах. Все ранее принятые решения будут проигнорированы либо в одно , либо в многостороннем порядке. Что в очередной раз сведет интеграционное новообразование — ЕАЭС — к формальной организации, подобной тем, что существовали или продолжают существовать на постсоветском пространстве.

Добавляет перчинки в этот процесс и тот факт, что ни одна страна — участница ЕАЭС на сегодняшний день не готова идти дальше по интеграционной лестнице (читай — отдавать часть своего суверенитета на наднациональный уровень): от экономического союза к валютному и политическому союзу. Поэтому де-факто мы получаем "замороженную" модель интеграционного объединения, которую, конечно же, в дальнейшем можно совершенствовать и без перехода к новым формам сотрудничества. Однако, судя по возникающим с определенной периодичностью конфликтным ситуациям между участниками ЕАЭС, этот процесс будет не без серьезных изъянов и проблем.

 

 

Новые материалы

марта 25 2020

Меры по нейтрализации последствий многоуровневого внешнего шока для Республики Беларусь

Весной 2020 года Республика Беларусь оказалась перед лицом многоуровневой дизрупции (глубокое, разнонаправленное, взаимно усиливающееся, радикальное изменение условий функционирования национальной экономики). Данный набор факторов является уникальным…

Подпишись на новости в Facebook!