Восемь главных экономических тенденций 2014 года

Автор  22 декабря 2014
Оцените материал
(0 голосов)

343 плюс 22 дня

2014 год можно поделить на два неравных периода. Длительность первого – 343 дня. В нём экономические процессы катились по инерции. Власти не решались придавать этому движению некую динамику и осознанное направление.

Второй период начался 9 декабря, со скандального решения Министерства торговли заморозить все потребительские цены в розничной торговле и общественном питании до 15 января 2015 года. То, что происходит в экономике страны в декабре, поддаётся описанию лишь словами, которые по ТВ запикивают. 30-процентный де-факто налог на покупку валюты (уплачивается с прибыли), обязательная продажа 50% валютной выручки, тотальный запрет на повышение цен – эти меры равносильны введению в стране чрезвычайного экономического положения. Жёсткие ограничения и запреты на товарных и денежном рынках в декабре в значительной степени стали итогом проволочек и инерционности в экономической политике в течение всего 2014 года.

Власти думали, что депозитная пирамида сама собой рассосётся, ставки по кредитам упадут, иностранные инвестиции придут, а складские запасы и дебиторская задолженность исчезнут. Распорядители чужого (политики и чиновники) усердно практиковали законодательные заклинания (указы, постановления, декреты и т.д.), но они не помогли. Основные институты экономики ослабли. Их иммунитет ослаб. Поэтому мощный удар в виде глубокой девальвации RUR-рубля, усиленный российской рецессией, белорусская экономическая система выдержать не могла. При сильном институциональном иммунитете тех безобразий, на которые обрекли нашу страну белорусские власти в декабре, не было бы. Поэтому первая главная тенденция 2014 года – структурная прокрастинация, т. е. острый дефицит воли для принятия необходимых решений по опасно обострившимся проблемам.

Вторая тенденция – неадекватно мягкая денежно-кредитная политика на фоне стагнации экономики. По итогам 2014 года рост требований банков к экономике увеличится оценочно на 25%. Инфляция (индекс потребительских цен) вплотную приблизится к 20% годовых. Отметим, что в условиях жестокого регулирования цен этот показатель теряет свою релевантность. Нацбанк то ли самоустранился от своей главной работы по обеспечению стабильности цен, то ли его отодвинули на второй план. Однако сваливать всё на Минторг или Минздрав некорректно. В 2014 году инфляция оказалась гораздо выше прогноза из-за кредитной, валютной и финансовой политики Нацбанка и Совмина.

Третья тенденция 2014 года – обострение межведомственных конфликтов. Эффективность регуляторной политики власти во многом зависит от слаженности действий министерств и ведомств. Тем более неожиданно было наблюдать в условиях безраздельного политического единоначалия обострение отношений между Совмином и помощником главы государства по экономике К. Рудым, Комитетом госконтроля и Нацбанком, Нацбанком и Совмином, отраслевыми министерствами и Нацбанком. Немало публичных копий в адрес Минфина было выпущено Минпромом и Минсельхозпродом. Им всё время было мало кредитов под 2 – 5% годовых в Br-рублях. Особое место в номенклатурных конфликтах занимает Министерство торговли. Это ведомство перешло дорогу Минэкономики и Нацбанку, которые медленно шли к цели полной либерализации цен. В 2014 году всех их малые победы были грубо перечёркнуты.

Четвёртая тенденция 2014 года – рост напряжения в отношениях с Россией. Парадоксально, что год подписания договора о создании Евразийского экономического союза ознаменовался сокращением товарооборота с этой страной. В январе – сентябре 2014г. на Россию приходилось 42,2% белорусского товарного экспорта и 54,8% импорта. Стоимостной экспорт снизился на 5,4%, импорт – на 3,8%. Данные по итогам 2014г. грозят быть ещё хуже. В 2015г. эта тенденция может резко обостриться, обвалив белорусский экспорт в Россию на 2- 25%.

Пятая тенденция 2014г. – заморозка реальных доходов и зарплат. После двух лет не обеспеченного ростом производительности труда увеличения зарплат, ресурсы системы истощились. Реальные располагаемые денежные доходы в январе-сентябре 2014 г. по сравнению с январем-сентябрем 2013 г. увеличились на 1,5%, а реальная зарплата (с учётом инфляции) за 10 месяцев выросла всего на 0,5%. Белорусская экономика явно не добавила в конкурентоспособности и капиталоёмкости. Поэтому, несмотря на вступление в политически чувствительный год, власти были вынуждены отказаться от политики «зря-платы». В условиях легко предсказуемой рецессии в 2015г., усиленной регуляторными безобразиями декабря 2014г., высока вероятность снижения реальных доходов и зарплат.

Шестая тенденция 2014 года – провал по привлечению иностранных и внутренних инвестиций. Одним из экономических парадоксов стала ситуация когда ВВП за январь – ноябрь 2014г. вырос на 1,7%, а инвестиции в основной капитал за это время сократились на 10,1%. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) на чистой основе должны были составить $4,5 млрд., а получилось только $1,4 млрд. И то львиная доля этих денег – это не новые проекты, а реинвестированная прибыль работающих в стране иностранных компаний.

В январе – сентябре 2014г. валовое поступление иностранных инвестиций в сельское хозяйство по сравнению с аналогичным периодом 2013г. сократилось на 7,1%, строительство на 2,8%, торговлю – на 4,8%, зато выросли в связь почти в три раза, финансовый сектор – в 2,3 раза. Многочисленные инвестиционные форумы, которые в уходящем году так активно Pr-рили власти, не дали конкретных инвестиционных результатов.

Седьмая тенденция 2014 года – рост коррупционных издержек экономики. Госзакупки, госпрограммы, распоряжение активами госпредприятий и землёй стали основными источниками коррупционных практик. В условиях, когда государство продолжает генерировать около 75% ВВП, владеть ~80% активов страны, распределять через бюджет около $31 млрд. – и всё это без политической конкуренции, свободных СМИ и гражданского контроля – коррупция неизбежна. В том, что она стала опасной проблемой, признаются сами высшие должностные лица страны. Экономика страны всё глубже вязнет в малой коррупции. Многие действия чиновников и экономических субъектов даже ими не воспринимаются, как коррупционные. Неформальные монополистические сговоры, распределение рынков между разными номенклатурными «крышами» существенно затрудняют вход на рынок и работу на нём.

Наконец, восьмая тенденция 2014 года – увеличение гэпа в условиях работы между избранными государственными коммерческими структурами и частным бизнесом. Особенно чувствительна была дискриминация в сфере доступа к финансам, госзакупкам, земле, аренде, сырьевым ресурсам, а в конце года – к валюте. «Белая кость» под прикрытием номенклатуры не обращает никакого внимания на антимонопольное законодательство. В Беларуси до сих пор нет эффективных правовых институтов для противодействия дискриминационным практикам монополистов и олигополий. В условиях ценовой, валютной и макроэкономической разбалансировки такого рода практики будут ещё более губительными.

Прогноз развития экономики Беларуси в 2015 году. Три сценария

Показатель

2015*

План правительства

Пессимистический

Базовый

Оптимистический

ВВП, %

0,2 – 0,7

-12 – 15

- 5 – 7

-3 – 5

Производительность труда, %

1,5 – 2

-6 – 9

-4 – 6

-3 – 5

Экспорт товаров и услуг, %

-3,6-4

- 25 – 30

- 10 - 14

- 7 – 10

Реальные располагаемые денежные доходы населения, %

1,1-1,5

- 10 – 13

- 5 – 7

- 4 – 6

Изменение международных резервных активов, млрд. $

0,0

- 3,5 – 4

- 2,5 – 2,7

-1,8 – 2

Среднегодовая ставка рефинансирования, %

15-16

40 - 44

28 – 30

20 – 22

Прирост требований банков к экономике, %

12-14

60 - 65

38 – 42

32 – 36

Инфляция, %

12,0

45 – 50

30 - 33

24 - 27

Среднегодовой курс Br/$

11500

22100

18500

15800

* прогноз НИЦ Мизеса АЦ «»Стратегия», декабрь 2014

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!