Фантазии на тему прогноза на 2015 год

Автор  08 декабря 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Разумнее и честнее было бы вообще не принимать прогноз развития экономики на 2015 год. Прогностического смысла в нём нет. Точности в нём – не больше, чем при стрельбе из пушки по воробьям. Уверенности производителям товаров и услуг он не добавит, белорусских вкладчиков не успокоит и инвесторов не раззадорит. Поэтому указ президента № 550 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития Республики Беларусь на 2015 год» можно считать ритуальным, рутинным действием белорусских властей. Приняли, потому что надо. Отвечать на вопросы, кому надо, зачем и главное – что будет в случае невыполнения принятого оптимистического прогноза, некому.

Сомнительные расчёты, утопические предположения

Беларусь находится в ситуации, когда прогноз роста ВВП на 2015 год на 0,2 – 0,7% считается слишком оптимистичным. Внешние обстоятельства просто толкают нас в структурные реформы. Рассчитывать на замену рынка России и Украины не приходится. Валютные долги государства наступают на горло финансовой системе. Промышленность захлёбывается. Сельское хозяйство продолжает ждать возможности заработать на российском рынке. Розница чувствует холодное дыхание прекращения стимулирования зарплаты. Строительные услуги в объятой рецессией России и стагнирующем рынке недвижимости Беларуси явно ВВП в плюс не вытянут. Даже IT-ишники насторожились, но прочный зонтик налогового офшора защищает их от необходимости выполнять официальные прогнозные показатели.

Единственная оправданная надежда белорусских властей – это калийные удобрения. За январь – сентябрь 2014г. по сравнению с аналогичным периодом их экспорт вырос почти на 22%, превысил $2 млрд. У Совмина есть надежда, что в 2015 году калийщики могут прибавить $1 – 1,5 млрд. Если проблемы Уралкалия усугубятся, а внешний спрос увеличится, то, действительно, данный традиционный товар поможет нашему бюджету и платёжному балансу.

На 2015 год по нефти и нефтепродуктам с высокой степенью вероятности можно прогнозировать минус. В январе – сентябре 2014г. по сравнению с аналогичным периодом 2013г. экспорт нефтепродуктов сократился на $307 млн. или на 3,8%. Заметим, что за этот период средние экспортные цены нефтепродуктов выросли на 0,9%. То ли ещё будет в 2015 году, когда цены на нефтепродукты вслед за ценами на нефть могут снизиться на 15 – 20%. Даже получение $1,5-миллиардного интеграционного гранта от России в полном объёме после её нефтяного маневра весьма сомнительно.

Едва ли небольшие плюсы по экспорту изделий из чёрных металлов, лесоматериалов, лекарств, рыбы и мебели смогут нейтрализовать продолжающийся кризис автомобиле- и машиностроителей. Внутренний рынок по этим товарам давно пресыщен. Экспорт тракторов в январе – сентябре 2014г. сократился на 18,6% или на $126 млн. Грузовых автомобилей мы продали на $690,6 млн., что на $154,4 млн. Падение экспорта дорожной техники составило 34,8% (минус $19,3 млн.), с/х машин и оборудования – на 28,5% (минус $92,7 млн.). При этом цены экспорта на тракторы упали на 3,2%, седельных тягачей – на 6,5%, грузовых автомобилей – на 4,9%, а цены на с/х технику обвалились на 26,7%. Большой привет Совмину и Нацбанку передают Гомсельмаш, Лидсельмаш и с десяток других заводов в этом секторе. Они уже наверняка оформили свои заявки на триллионы бюджетной помощи на 2015 год. Иначе запущенные в середине 1990-ых заводы на своих собственных ресурсах и активах точно не смогут осуществить перезагрузку.

Мясо и молоко рост ВВП не накормят

Даже на мясные и молочные изделия расчёт на рост представляется весьма проблематичным. В условиях резкой девальвации российского рубля и украинской гривны продовольствие из этих стран стало гораздо дешевле. Несмотря на жёсткий внутренний протекционизм, Беларуси всё равно придётся мириться с ростом интенсивности конкуренции на продовольственном рынке. При этом расширить своё присутствие на рынке России будет очень сложно. В январе – сентябре 2014г. экспорт мяса и мясных изделий уменьшился на 9,6% при росте цен на 6,6% и падении физического объёма экспорта на 15,3%. Такая тенденция – прямое последствие потери ценовой конкурентоспособности белорусских товаров за счёт резкой девальвации российского рубля.

Производители молочной продукции тоже упёрлись в девальвационную стену. При росте цен на 2,9%, рост экспорта составил только мизерные 0,4%, а в физическом выражении экспорт сократился на 2,4%. Теоретически можно завести из Европы молока, переработать его и продать готовую продукцию в Россию, но дорогой Br-рубль делает такие операции почти бессмысленными. Большой вопрос, смогут ли объединённые усилия аграрного и промышленного лобби пробить брешь в курсовой и кредитной обороте Нацбанка и Минфина. Если пробьют, тогда резко увеличатся расходы на обслуживание внешних и внутренних валютных долгов, увеличится угроза оттока депозитов из банков, а беларусы опять надолго распрощаются с зарплатой в $500.

Что будет делать Нацбанк

В 2015 году самое пристальное внимание будет приковано к действиям Нацбанка. От его хладнокровия и профессионализма во многом будут зависеть экономические итоги следующего года. Вплоть до даты президентских выборов Нацбанк будет встроен в президентскую кампанию. Поэтому нет смысла рассматривать показатели из Основных направлений денежно-кредитной политики с точки зрения логики денежной и экономической логики. Как показывает практика последних четырёх лет Нацбанк особо не переживает по поводу нарушения прогнозных показателей. В течение четвёртой пятилетки он ещё никогда не выполнял параметра по приросту требований банков и экономике. Этот показатель является ключевым для определения жёсткости монетарной политики. Беларусь ещё ни дня не жила в условиях по-настоящему жёсткой политики, чтобы инфляция была в пределах 2% в год. Нет оснований ожидать улучшения денежной дисциплины и ответственность в 2015 году. Госсектор будет набирать Br-рублёвых долгов перед производителями товаров и услуг, чтобы потом обесценить их высокой инфляцией в конце 2015 – первой половине 2016 года.

По-прежнему нет смысла обращать большое внимание на ставку рефинансирования. Даже если она снизится до запланированных 15 – 16%, то реальная стоимость заёмных ресурсов для частного сектора по-прежнему будет запредельной, а назначенные руками чиновников «точки роста» всё равно продолжат получать ресурсы под 2 – 5% в Br-рублях или, в самом худшем для них случае – под половину ставки рефинансирования. В условиях постоянной реструктуризации накопившихся долгов фактическая стоимость кредитов в момент их отдачи становится глубоко отрицательной.

Курс Br-рубля в 2015 году становится заложником политических процессов внутри страны и внешнего девальвационного давления с другой. Есть предположение, что руководство страны сыграет против самого популярного сценария среди вкладчиков и любителей форекса. Мол, президенту важно сохранить стабильность национальной валюты вплоть до президентских выборов. Значит, до ноября 2015г. можно расслабиться и уверенно продлить текущий тренд. До начала посевной может произойти 25 - 30-процентная девальвация, чтобы поднять настроение производителям товаров и нефинансовых услуг. Затем власти постараются дотянуть до даты выборов с минимально ползущим вниз курсом Br-рубля. Благо причин для оправдания такой курсовой политики предостаточно.

Всё это только предположения и попытка понять внутреннюю логику главы государства в его очередной предвыборной кампании. Экономика в этой шараде является лишь фоном. Поэтому подходить со всей научной строгостью к прогнозам на 2015 год не стоит. Экономическая политика нашей страны всё больше находится в междисциплинарной сфере искусства и психологии. Вытягивать её оттуда в 2016 году придётся с острой болью и большими издержками.

Планы и реальность по-белорусски: 2011-2015гг.

Показатель

2011

2012

2013

2014

2015

План

Факт

План

Факт

План

Факт

План

Факт*

План

Факт*

ВВП, %

9-10

5,5

5 – 5,5

1,7

8,5

0,9

3,3

1,2

0,2 – 0,7

-3 – 5

Производительность труда

-

-

-

-

9,3

2,2

6,9

3,0

1,5 – 2

-3 – 4

Экспорт товаров и услуг, %

16-16,4

54,2

11,6 -12,3

11,4

15,2

-15,5

8,6

-2,0

-3,6-4

- 7 - 10

Реальные располагаемые денежные доходы населения, %

8-9,5

-0,7

3,0 - 3,5

21,0

6,5

15,4

3,0

1,5

1,1-1,5

- 4 – 6

Изменение международных резервных активов, млрд. $

1,2

2,32

-0,9 -1,7

0,18

0,3-0,7

-1,44

0,2 – 0,5

-1,1

0,0

-1,8 – 2

Среднегодовая ставка рефинансирования, %

8-10

21,6

20-23

34,5

13-15

25,6

14-16

21,0

15-16

20,0

Прирост требований банков к экономике, %

24-25

69,5

17-23

37,0**

17-20

28,5**

16-19

24,0

12-14

32 – 36

Инфляция, %

7,5-8,5

108,7

17-20

21,8

10-12

16,5

11,0

19,9

12,0

24,0

*прогноз НИЦ Мизеса АЦ «Стратегия»

** без средств Банка развития

Источник: данные Белстата и Нацбанка

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!