Новая российская угроза

Автор  27 октября 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Последствия для Беларуси от кризиса экономики России

Неприятности для экономики Беларуси пришли, откуда не ждали. Российская экономика попала в рецессию. Милитаризация, падение цен на нефть, война с Украиной, санкции и агрессивная коррупция – все эти факторы сделали своё дело. Экономика не выдержала и начала пятиться назад. Кремль отреагировал предсказуемо – усилением государственного интервенционизма. Поддержка производителей дешёвыми бюджетными кредитами, девальвация, кампания «покупай русское!», местный неформальный протекционизм – российское правительство резко активизировало свою роль в стимулировании инвестиционного и потребительского спроса. Иными словами Кремль начал валютную, торговую и инвестиционную войну с чужими.

Несмотря на членство Беларуси в Союзном государстве и ЕвраЭС, белорусские производители остаются чужаками на российском рынке. Они работают вне сферы российского рубля, не могут претендовать на дотации и субсидии из российского бюджета. Наконец, их справедливо считают конкурентами российские производители, которые являются бенефициарами новой российской политики. Они пользуются активной поддержкой федеральных и местных властей.

Новый подход Кремля к белорусским предприятиям 21 октября 2014г. в Минске озвучил премьер-министр РФ Д. Медведев. Его суть такова: «Вы нам свои активы, мы вам – сохранение интеграционного гранта». Получив членство Беларуси в Евразийском экономическом союзе, Кремль решил усилить давление на Беларусь. На этот раз правительству Беларуси сложнее будет выкрутиться, потому что речь идёт не о противодействии отдельным лоббистам, а об экономической политике России в целом. В 2015 году условия торговли с Россией для Беларуси резко ухудшатся. Полученная компенсация за налоговый маневр едва ли перекроет потери от «пожарных» мер Кремля.

Центральный банк РФ vs. Национальный РБ

Центральный банк России становится одним из основных источников потери ценовой конкурентоспособности белорусских производителей. Россия девальвирует свой рубль гораздо быстрее, чем Беларуси. Над В. Путиным не висит дамоклов меч обязательства довести зарплату россиян до $1300 долларов. Российский бизнес и домашние хозяйства дедолларизировались в гораздо большей степени, чем белорусские. Руководителям Кремля в голову не придёт устанавливать целевые показатели в американских долларах. Поэтому девальвация в краткосрочном периоде для России гораздо менее болезненна социально и политически, чем для Беларуси.

Центральный банк РФ наверняка этим воспользуется. При снижении цены нефти до ~$60 за баррель, увеличении расходов на ведение военных действий и рост бюджетных расходов на компенсацию субъектам хозяйствования от санкций российский рубль к концу 2015 года может подешеветь до Rur60 – 65/$1. И это ещё оптимистический сценарий. Центральный банк РФ наверняка вернётся к излюбленной практике переноса дополнительных издержек на население – к инфляции. 8 – 8,5% годовых в 2014г. покажутся цветочками. Россия вполне может использовать опыт Беларуси по национализации убытков и увеличению инфляции до 20 – 25% в 2015г.
Национальный банк Беларуси в очередной раз оказался между Сциллой и Харибдой. С одной стороны необходимо адекватно реагировать на изменившееся поведение российских властей, с другой – не допустить потери доверия президента и населения к Br-рублю в политически чувствительный 2015-ый год. К инфляции 20 - 25% белорусские власти уже приучили бизнес и население, а вот к девальвации 40 - 60% ещё нет.

Правительство стало заложником привитой населению привычки получать высокие доходы по Br-рублёвым и даже валютным депозитам. Разрушение порочной культуры пролетарского рантье может вылиться в большие неприятности для банковской системы в виде оттоков депозитов на $ 2 – 3 млрд. Нацбанк слишком слаб, чтобы позволить такое развитие ситуации. Поэтому, скорее всего, он будет выполнять политический заказ держать курс в режиме медленной, убаюкивающей девальвации, если не произойдёт некий форс-мажор.

Кулак финансового лобби для Лукашенко

Белорусское руководство на свою голову зафиксировало целый ряд обещаний и плановых индикаторов в долларах США. Поэтому сегодня установление рыночного курса Br-рубля к валютам основных торговых партнёров превратился из технократической задачи в политическую проблему. Состояние платёжного и торгового балансов, динамика золотовалютных резервов и объём долгов указывают на единственное правильное решение – девальвация, выход на реальную рыночную стоимость Br-рубля. Однако она блокируется целым рядом крупных лоббистов.
Во-первых, это банки, которые прекрасно зарабатывают на процентных «ножницах» и скверной макроэкономической политике. Во-вторых, это закредитованные по уши государственные предприятия. В-третьих, это Минфин, который тоже заинтересован в искусственно дорогом Br-рубле, который помогает ему обслуживать валютные кредиты. Для А. Лукашенко этот кулак оказывается убедительнее, чем лоббистские потуги промышленности и сельского хозяйства. Не потому, что глава страны вдруг больше полюбил банки, а потому, что органы безопасности также выступают за сохранение валютной стабильности. Они явно недооценивают последствие новой экономической политики Кремля. Ручное управление курсом Br-рубля с заметным отставанием девальвации – это удар в спину белорусским экспортёрам. И это только часть проблемы. Не меньшая опасность таится в экспансии российских товаров на белорусский рынок. Политика центрального банка и правительства РФ позволит им временно удешевить товары, в то время как белорусы будут оставаться заложниками интересов финансовых групп и валютных должников.

Уже сегодня более половины промышленных предприятий страны в убытках, складских запасах и неплатежах. Потеря 15 - 20% выручки промышленных предприятий и АПК означает резкое ухудшение платёжной дисциплины и рост долгов. При неадекватно завышенном курсе Br-рубля в 2015 году около 70% промышленных и 80% с/х предприятий без государственной поддержки будут убыточными и неплатёжеспособными. Наибольшие проблемы будут у производителей грузовиков, машин и оборудования, двигателей, строительных материалов, с/х и бытовой техники. Тот бонус, который получил белорусский АПК в результате российского эмбарго на с/х продукцию из ЕС, опять же «съест» ускоренная девальвация российского рубля. В результате новой экономической политики Кремля в 2015 году Беларусь может потерять 3 – 5% ВВП. И это сценарий, когда Россия только начнёт чихать. Если же она серьёзно заболеет, потери Беларуси из-за сжатия спроса российского рынка и ухудшения условий торговли с Россией могут дойти до 6 – 9% ВВП.

Поскольку в соглашениях о создании ЕвраЭС каждая из стран вольна проводить свою монетарную и фискальную политику, то Беларусь по закону едва ли сможет выставить претензии России. Кремль может парировать: «Хотите нейтрализовать риски нашей активной денежной и промышленной политики – переходите на Rur-рубль, продавайте нам свои предприятия, впускайте нас в энергетику и другие инфраструктурные сектора».

Симметричным ответом было бы увязка темпов девальвации Br-рубля с российским, но тогда нужно было бы принимать жёсткие административные меры по удержанию вкладов населения в банках. Белорусское правительство едва ли сможет конкурировать с российским в плане бюджетной поддержки коммерческих проектов. Значит, остаётся только ассиметричный ответ. А. Лукашенко вновь придётся пугать Кремль поворотом на Запад, требовать согласования макроэкономической политики и настаивать на компенсации для белорусской экономики от российской валютной и торговой войны. Так что медовый месяц в белорусско-российских отношениях после ратификации договора о создании ЕвраЭС можно считать досрочно завершённым.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!