Путин-Uroda

Автор  22 сентября 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Последствия новой экономической политики Кремля для Беларуси

Владимир Путин радикально изменил военную и внешнюю политику России. Пришло время менять политику экономическую. Кремль уверенно сворачивает на путь национал-социализма. Во главе угла – акцент на внутренний рынок, собственные ресурсы, кадры и технологии. Большая восьмёрка похоронена. Членство в ОЭСР отложено. Нормы и стандарты ВТО выброшены в корзину. Торговый протекционизм, экономический изоляционизм чётко делят экономических субъектов на своих и чужих. Огосударствление и без того больной Большим государством российской экономики – это новая институциональная uroda (по-польски «красота») главнокомандующего Владимира Путина. Властям Беларуси тоже нужно адаптироваться к национал-социализму союзника. На нём можно прилично заработать, но есть угроза потерять гораздо больше, чем деньги.

Железный занавес 2.0. Вход только своим

Официально ещё никто не отменял многочисленные дорожные карты российского правительства по улучшению делового климата в России до такого уровня, чтобы попасть в Топ-20 мира известного рейтинга Всемирного банка «Doing business». В новом геополитическом контексте едва ли мнение такой организации будет определяющим в выборе параметров экономической политики. В контексте взаимно растущего числа и интенсивности эмбарго и санкций, оттока капитала, угроз исключить Россию из системы международных расчётов SWIFT обращать внимание на технические детали и нюансы в таких параметрах делового климата, как «внешняя торговля», «защита прав инвесторов» или «получение кредита» бессмысленно. Пока цены на нефть и газ высокие, а Европа не может и явно не хочет обойтись без российских поставок, западные «жёсткие» меры в виде заявлений и деклараций ничтожны.
Регуляторные игры закончились. В игру включились тяжёлый молот и рубильник. Сфера число рыночных отношений, т. е. без государственных денег, собственности и регулирования, резко сузилась. Экономику подчинили высшим целям государства. Внешняя экспансия империи превыше таких «мелочей», как частная собственность, убытков от невыполнения договорных обязательств и рост транзакционных издержек населения и коммерческих организаций внутри России.

Расширение и сохранение империи стоит денег. Владимир Путин это понимает. Поэтому он заговорил о конкурентоспособности России. В последнем докладе Всемирного экономического форума о глобальной конкурентоспособности Россия поднялась с 64-го на 53-ое место. Кремль понимает, что о дальнейшем прогрессе в международных индексах можно забыть. Поэтому он поставил задачу своим подчинённым совершить рывок в экономике в ближайшие 1,5 – 2 года за счёт максимально полного использования внутреннего рынка.
Новая установка Кремля сильно напоминает приказ к восстановлению вокруг России и её союзников железного занавеса. Политически этот самый «санитарный» кордон уже установлен. Осталось дополнить его заслоном на товары, деньги и услуги. Против рабочей силы дополнительные меры не нужны. Трудно себе представить, чтобы даже безработная рабочая сила из Европы рвалась на рынок труда России.

В. Путин с подачи его советников решил, что доля России в нецелые 3% мировой экономики по паритету покупательной способности в партнёрстве с армией, тотальным контролем над СМИ и шальными деньгами на подкуп европейских полисимейкеров и бизнесменов – достаточные основания для передела карты Европы. ВВП на каждую душу российского населения под $15 тысяч в 2013г. укрепило веру народа в непогрешимую правоту новой политики главы Кремля.

Весь такой железный, но с брешами и тайными тропинками

ВВП России в 2013г. превысило $2,1 трлн. Иностранные компании и инвесторы ежегодно зарабатывали на экономических связях с Россией сотни миллиардов долларов. В. Путин решил, что отныне впускать на российский рынок будут только тех, кто согласен с тезисом «Крым – наш» и новым видением русского мира.

А. Лукашенко официально не признал аннексию Крыма. Он неоднократно выступал за территориальную целостность Украины. Глава Беларуси не подписался под санкциями России против Запада и резко активизировал дипломатические и экономические переговоры с Евросоюзом и США. Одновременно он подписал соглашение о Евразийском экономическом союзе, дал согласие на размещение российской авиации в Беларуси и согласился на расширение военного сотрудничества с российским ВПК.

Такая амбивалентность не может не раздражать Кремль. Разумеется, он повязан проектов «ЕвраЭС». В условиях войны против Украины В. Путин не может позволить себе ссориться с партнёрами по Таможенному союзу. Поэтому российское руководство избрала другую тактику принуждения партнёров по интеграции к новым стандартам своей экономической политики.
Едва ли стоит ждать неких жёстких решений на уровне президента или премьера. Роль интеграционных чистильщиков будут выполнять Россельхознадзор, Таможенный комитет РФ, федеральная антимонопольная служба, министерство финансов и министерство экономического развития и торговли. Запрещать ввоз товаров из Беларуси или Казахстана нельзя, а вот ограничивать их свободный оборот, увеличивать издержки импорта в Россию растаможенных товаров из третьих стран – это вполне в духе принуждения к новой политике Кремля.

Примеров таких действий уже достаточно. Так глава Минфина России Антон Силуанов уже заявил о возможности ограничения оборота алкоголя из стран Таможенного союза. В Казахстане акцизы значительно ниже, вот и поплыл алкоголь с ЕвраЭС по пути наименьшего налогового сопротивления. Заметим, что подписанные интеграционные документы не обязывают ни Казахстан, ни Беларуси унифицировать ставки налогов с Россией.

По закону Беларусь имеет полное право устанавливать правила импорта с/х сырья и продовольствия из Европы, США и любой другой страны мира. Опять же по законам Таможенного союза любые санкции и эмбарго в отношении товаров третьих стран должны были бы приниматься консенсусом всеми его участниками. Руководство Беларуси и Казахстана явно не подписывались ни под мерами торговой войны против Украины, ни под с/х эмбарго против Евросоюза. В ЕвраЭС де-факто сложилась ситуация, когда каждый его участник нарушает, что хочет и что, скрепя зубами, «проглатывают его партнёры. Вот А. Лукашенко и решил получить выгоду от российских с/х санкций против Европы.

На радость операторам «серого» рынка

Резкий рост импорта с/х продукции и продовольствия из Беларуси в Россию явно противоречит намерению Кремля создать железный товарный занавес. В. Путина не может не раздражать оригинальный итальянский сыр с этикеткой «Сделано в Беларуси», норвежский лосось в белорусских картонных коробках или литовская колбаса в белорусском целлофане. Тот факт, что Польша в 26 раз увеличила экспорт сливок в Беларусь, Норвегия – экспорт рыбы в 3 раза, говорит о том, что происходит обкатка новых российско-белорусско-европейских схем поставки с/х продукции и продовольствия в Россию. Россельхознадзор уже пригрозил ограничить импорт рыбы и молочных продуктов из Беларуси. Эта угроза сродни той, которые каждый день раздаёт Кремль в отношении борьбы с коррупцией. Собака лает, а караван идёт.

В такого рода схемах всегда найдётся место сговорчивому таможеннику, санитарному инспектору или силовику, который бы оказывал услуги по «крышеванию» такого рода схем. Нет сомнений, что таких субъектов в России предостаточно, а Беларусь вообще не заинтересована, чтобы бороться с такими схемами. Поэтому с высокой степенью вероятности мы можем предположить, что до конца 2014 года схемы поставок с/х продукции и продовольствия из Запада в Россию через Беларусь будут окончательно институционализированы.

Россельхознадзор и другие контрольные органы РФ периодически будут грозить что-то ограничить или запретить. Конечно, будут конфискации, отправки товара обратно в Беларусь – транзакционные издержки вырастут, но они будут включены в новые цены на продукты питания. Так или иначе, за всё заплатит российский потребитель. Покупая новые товары от интеграционных партнёров, он не будет подозревать, что кормит операторов «серого» рынка и военные аппетиты Кремля. Все будут делать вид, что Россия не пострадала от с/х санкций против Запада – на радость А. Лукашенко и тем белорусским посредникам, которые сумеют встроиться в новые производственно-сбытовые цепочки.

А. Лукашенко пытается сбалансировать две модели поведения. Первая связана с тем, чтобы отвоевать для белорусских производителей, по меньшей мере, $5 млрд. внутреннего рынка России. Он пользуется тем, что формально Беларусь находится по одну сторону нового Железного занавеса с Россией. Белорусские власти будут всячески интегрировать российский бизнес в свою экономику, чтобы значительно расширить сеть агентов влияния на российское руководство.

В. Путин едва ли будет делать большой скандал с того, что его интеграционный партнёр проделает несколько дырок в этом самом занавесе и впускает на территорию Таможенного союза самые разнообразные потребительские и продовольственные товары. Здесь главное не пробить слишком большую брешь, как это в своё время случилось с разбавителями и растворителями.

Вторая модель поведения А. Лукашенко связана с диверсификацией рисков для независимости страны. Кремль считает, что Беларусь и её руководство у него в кармане. В случае успешной реализации военного плана в Украине В. Путин наверняка поставит вопрос ребром о новой политической идентичности Беларуси. А. Лукашенко кровно заинтересован в том, чтобы де допустить такого развития ситуации. Поэтому торговля политическими интеграционными фьючерсами продолжится. Это рискованная, опасная игра, но опции «не играть» у А. Лукашенко после 20 лет союзнических отношений с Россией просто нет.

Другие материалы в этой категории: « Беларусь стоит в сторонке Ценности беларусов »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!