Мужской разговор с «бабами»

Автор  23 июня 2014
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси слишком много последних среди первых

Самый надёжный способ приблизить власть к народу – уволить чиновников, в первую очередь, тех, которые занемогли и занехотели. А. Лукашенко не готов отдать руководство Совмина и самых вредных и некомпетентных бюрократов в объятия народу. Он продолжает пугать, угрожать, но распорядители чужого оценивают свои взаимоотношения с главой страны по-народному: собака лает – караван идёт.

17 июня 2014г. глава страны говорил о проблемах экономики не у себя в администрации, не в Совете Министров или среди многочисленных структур исполнительной власти. Площадкой для очередного n-ного предупреждения М. Мясниковичу, П. Прокоповичу, В. Семашко, А. Кобякову был выбран Совет безопасности. Для целостности перформанса не хватало мундира генералиссимуса, да и присутствующие начальники почему-то были не в генеральских мантиях.

Чтобы не расслаблялись

А. Лукашенко постоянно тянет на темы революции и войны. Что ни уборочная, то битва за урожай. Чтобы собрать его, почему-то обязательно нужно создавать штаб и переводить всю Вертикаль в режим чрезвычайного положения. Что ни поездка по промышленным предприятиям, то обязательно аврал, надрыв и накал. Очевидно, спокойная, рабочая обстановка явно не по душе главе страны: «Сейчас важна, говоря по-военному, правильная оценка ситуации, чтобы, сконцентрировав силы на приоритетных направлениях, обеспечить качественный рост экономики, повышение благосостояния наших граждан».

Только по этой фразе и контексте её произнесения можно провести диагностику текущей экономической политике. А. Лукашенко и власть явно встревожены и напуганы. Иначе зачем обсуждать текущие экономические вопросы на заседании Совета безопасности? Как только типичный белорус Алесь Мицкевич или белоруска Ганна Демидович слышит «безопасность», «военное то, военное сё», он напрягается. С чего бы это про экономику и по-военному? Где враги?
Америка и Евросоюз собираются лишить нас права пользоваться «нашими» долларам или евро? Нет. Они и рады, чтобы мы с удовольствием уплетаем их деньги-фантики, стоимость которых неуклонно снижается в результате слаженных действий бюрократов из центральных банков и правительств. Наши власти даже такого платёжного средства предложить не могут. Россия втянула нас в войну с Украиной? Слава Богу, нет. У нас экономика просела на 10 – 15% за I квартал в результате агрессивного протекционизма наших торговых партнёров? Нет, доступ на мировой рынок наши производители имеют такой, как год, пять или десять назад. Литовцы и поляки на деньги НАТО послали на наши мирные поля и пашни дроны-шпионы, чтобы раскрыть секреты белорусского аграрного чуда? Не смешите наши тапочки! Тогда к чему весь этот военный антураж и риторика? Когда войны нет, её нужно придумать и расPR-ить. Чтобы электорату страшно было. Чтобы он снова попросил Главнокомандующего защитить его от всякой нечисти. И ещё для того чтобы отвлечь внимание от реальных болячек экономики.

Доминация военной темы в речах больших начальников обращает людей к самому уязвимому месту в их мирной жизни – к сбережениям. В большинстве своём они-то верят, что батька даст по мордам разным заморским дронам и даже наглым газпромам, но до конца не уверены, сможет ли он защитить Br-рублёвые вклады от девальвации и инфляции. A la guerre comme à la guerre – без жертв не обходится, но свои кровные деньги лучше держать, как можно ближе к себе. Чем чаще А. Лукашенко будет говорить о войне, конфликтах и революциях, тем чаще у нашего Алеся Мицкевича или Ганны Демидович будет возникать желание забрать все деньги из белорусских банков и купить валюту, чтобы переждать смуту и черные дни.

По-военному правильно – это, как правило, неправильно

Второй тезис А. Лукашенко касается точности экономической диагностики. Он по-военному точно потребовал сделать правильную оценку ситуации. Это в какой такой войне военные действовали точно? Если вдруг белорусские руководители Минэкономики, Минфина и Нацбанка опустятся до уровня военных по качеству аналитики и прогнозирования, национальная экономика очень быстро скатится в глубокий кризис. Идеализация армии, способности военных к качественной аналитике сильно преувеличены.

Действительно, Беларусь остро нужна качественная диагностика состояния экономики. А. Лукашенко видит «застарелые болячки в промышленности и сельском хозяйстве», но почему-то до сих пор не избавляется от тех руководителей в нынешнем составе Совмина, которые до сих пор ему такой диагностики не сделали. Более того, они уводят в сторону от сути проблем.

Об уровне профессионализма членов правительства говорит длящийся уже более 20 лет спор о природе инфляции. Один их активных участников этого спора, сторонник стабильного роста цен М. Мясникович 17 июня 2014 года заявил: «Негоже, когда мы занимаемся перетягиванием этого каната: что первично - то ли денежно-кредитная политика провоцирует рост инфляции, то ли другие механизмы ведут к росту цен, и в результате уже банки должны подстраиваться под это». Если бы нечто подобное глава правительства сказал в 1992 году, это можно было объяснить отсутствие теоретических и практических знаний, но сегодня, когда 95% переходных стран научились стабилизировать цены, не иметь чёткого ответа на вопрос, как стабилизировать цены, это недопустимая некомпетентность.

Белорусские власти в разных комбинациях перепробовали все административные инструменты для борьбы с инфляцией: широкомасштабное регулирование цен и даже их «заморозку», ограничение и запрет импорта, регулирование прибыли и издержек производства. При этом они никогда не пробовали ограничить прирост кредитования 2 - 5% в год и без денежной эмиссии. Хотя бы так. И до сих пор Совмин даже не предлагает такого простого решения. В то время как развитые страны всеми правдами и неправдами пытаются вызвать рост цен хотя бы на 2% в год, в 2014 году Беларусь опять может получить инфляцию больше 20%! А Министерство экономики, ставя на 2015г. задачу борьбы с инфляцией, говорит о прогнозном показателе 12% в год. Опять борьба. Может, в конце концов, пора жёстко поставить вопрос о победе над инфляцией?

Если Совмин, Нацбанк и сотрудники администрации президента до сих пор не внесли ясности для А. Лукашенко в такой простой вопрос, как инфляция, то присоединение к этому процессу Совета безопасности, КГК или КГБ едва ли добавит качества в экономическую политику.

Глава страны продолжает получать докладные записки и доклады министерств и ведомств, где вместо описания реальных причин кризисных явлений в экономике чиновники в наукоподобном виде представляют слова и убеждения самого А. Лукашенко. Это как богатый больной приходит к жадному циничному врачу, начитавшись википедии. У больного убеждение, что у него подагра. Врач не пытается разубедить пациента, хотя у него может быть паранойя. Он тянет с него деньги, не обременяя себя точной диагностикой.

В аналитике правительства в списке причин проблем белорусской экономики значится кризис глобальной экономики, импорт инфляции или «никто нас в Евросоюзе не ждёт». Совмин, Нацбанк или КГК не осмелятся указать такие причины, как «деградация института частной собственности», «деформация института свободных рыночных цен», «дискриминация государственным сектором частных конкурентов», «торговый протекционизм» и «доминация государства в тех сферах экономики, где государства вообще быть не должно».

Опять те же грабли

Главный спор второй половины 2014 года будет посвящён определению значения таких понятий, как «приоритет», «точка роста» и «самые важные инвестиционные проекты». А. Лукашенко на заседании Совбеза говорит о необходимости сконцентрировать «силы на приоритетных направлениях, обеспечить качественный рост экономики, повышение благосостояния наших граждан». Если брать формулировку органов госуправления «приоритет» 2013-го года, то количество ртов на бюджетный пирог ничуть не сократится и останется в количестве около 3000 организаций и субъектов. Министр экономики справедливо говорит о необходимости радикального снижения госпрограмм и финансирования проектов по государственным программам. Менее решительно, но всё равно в направлении мысли Н. Снопкова высказался премьер М. Мясникович. Он считает, что в государственной инвестиционной программе «непервоочередных объектов» быть не должно.

Понятное дело, что А. Лукашенко, Н. Снопков и М. Мясникович по-разному понимают понятие «приоритет». Открытым является вопрос, чью формулировку поддержит глава страна на политически чувствительный 2015 год. Сомнительно, что президент решится на радикальное сокращение списка бюджетных иждивенцев. Для этого он должен был бы дать волю Н. Снопкову и другим рыночно настроенным специалистам начать настоящие структурные реформы.

Глава страны потребовал «обеспечить качественный рост экономики», но нигде не объяснил, что это такое. Раз он требует этого на будущее, значит, сегодня качества в росте нет. Получается, что сам А. Лукашенко признаётся, что экономический рост сегодня – анаболический, т. е. очень опасный для будущего экономики. Руководители Совмина, исполкомов, концернов, холдингов и министерств выжимает вал из задыхающихся предприятий, чтобы только остаться у власти. Они льстят, лицемерят и лебезят, чтобы только глава страны не мешал им монетизировать своё административное положение. Предложение главы страны провести «принципиальный, самокритичный, просто мужской разговор по наиболее актуальным темам» для них абсолютно неприемлемо, потому что все они там давно не мужики. Они, конечно, возразят, потому что белорусские распорядители чужого давным-давно придумали своё определение понятию «мужик». Собственно говоря, слово «баба» в белорусском бюрократическом тоже давно потеряло гендерную окраску.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!