Макроэкономические итоги 2013 года

Оцените материал
(0 голосов)

Теоретически, конечно, нет неких особых макроэкономических итогов года. Вместе с тем, в 2013 году происходили удивительные вещи, от которых захватывало дух у профессионалов. Абрис ситуации сложился оригинальный, что дает возможность думать, как проводить экономическую политику дальше. Поразмышляем и мы.

Фигура умолчания...
Наша новая макроэкономическая фигура, которая образностью своей удивила впервые нас. Перестали расти, и сами этого не ожидали. Хотели 8% прироста ВВП, но получили всего 1.1% при 2.2% приросте производительности труда. Можно и поиронизировать: эффективность конкретных видов труда в 2.2 раза динамически сейчас выше объемных агрегатов экономики. Феноменальный итог, но 1% и 2% - вполне тянут на ошибку измерений.

Довольно-таки важный вопрос: каков реальный объем ВВП, в долларах США. Можно брать средние показатели, можно посмотреть проще: номинальный стоимостной агрегат и курс конца года. Примерно сложится так – 65-67 млрд. долларов. Месячный ВВП в рамках 5.5 млрд. USD. Отметим, что сдерживание курса рубля и увеличенное потребление на внутреннем рынке ввело полисимейкеров во многие грехи.

Макроэкономическая ситуация может быть классифицирована как сдерживаемая флуктуативная депрессия с сильными проявлениями кризиса относительного перепроизводства товаров. По существу прироста нет, кроме торговли, строительства и налогов, как факторов объемов ВВП. Именно торговля и налоги «внутри» ВВП дали 7-8 пунктов прироста конечных агрегатов. Разогревались усилиями продавцов и налоговых инспекторов. Маркс бы сказал, что реального роста экономики не произошло, класс управляющих надо упразднять. Такие оценки разделяет и глава страны, которые дает последние предупреждения главным министрам и просто чиновникам. Правда, не их вина, что такое получилось, ощибки накапливались годами.

Сравним прошлое и настоящее, с тем, чтобы понять сущее и важное в наших делах.

Агрегаты

Динамика 2012

Динамика 2013

ВВП

+3.2%

+1.1%

Экспорт

+23%

-18.6%

Импорт

+5%

-8.3%

Внутренний потребительский рынок

+11.9%

+18.6%

Инвестиции

-11.2

+9.3%

Теоретически, определяем ситуацию, как левокейнсианскую: стимулирование внутреннего совокупного спроса (спрос на товары, спрос на инвестиции). Это происходило искусственным путем, так как инвестиции реалистичными быть не могли в силу запретительных ставок кредитов, а заработная плата при падении выпуска промышленности на 4.6% и аграрного сектора на 2.2% должна была оставаться нейтральной или снижаться.

Что есть в пропорциях макроэкономики? Во-первых темповая расбалансировка. ВВП +1.1%, а заработная плата в реальном измерении стала на 19.5% больше. Пир во время чумы? Похоже, но кто контролировал пределы изменений заработной платы. По неукоснительному экономическому правилу пропорциональное развитие осуществляется, когда темпы прироста доходов составляют 70% от прироста ВВП.

Анализ ситуации, во-вторых, в текущем порядке показывал, что правительству не удалось контролировать доходы, замораживать и нейтрализовать негативные тенденции просто не получилось. Или боялись социального контекста, либо слабо понимали последствия раздувания потребления и спроса на внутреннем рынке. В-третьих, инфляция с декабря 2012 года составила всего 10% (по сентябрь), что просто замечательно. Этот результат демонстрирует и то, что снижать инфляционный темп можно и нужно даже имеющимися средствами.

С другой стороны, ситуация в самой дискуссионой сфере – денежной политике показала, что кроме инфляции, а точнее вместо нее, в самодавлеющий фактор превратился обменный курс. Именно он стал вербально значимым, психологически травмирующим и население и денежные власти. Особенно население, вконец запутанное последними девальвациями 2011 года и ранее. Оно терялось между выгодными ставками рублевых депозитов и стремлением снизить риски, купив валюту. Практически вся страна стала играть в новую лотерею, где «последним героем» стал белорусский рублевый депозит. Игра еще не окончена, она получит свое продолжение в 2014 году.

Но, кажется, к полисимейкерам приходит понимание того, что в малой открытой экономике обменный курс может и должен быть гибким, реагировать на движение мировых цен, экспорта и импорта. Более того, сигналы обменного курса притормаживают, либо увеличивают потоки экспорта, аналогично реагирует и импорт. В нашей макроэкономической политике сформировался психологический стереотип исключительно негативной субстанциональной девальвации. Это дает плохой результат, рождает неустойчивость и недоверие ко всей экономической политике. И, что же надо поменять?
Стратегию денежной политики в контексте гибкости рубля. Он и ревальвируется и девальвируется в равной степени результативности всей макроэкономики. Движение денег вне Беларуси и движение предложения рублей балансируются оъективно. Цены «там» и «тут», проницаемость рыночных мембран таможенного прикрытия, и многое другое дают исключительно объективированный результат. Как только вмешиваются политики и субэкономисты, недоэкономисты получается отрицательный результат.

Психология гибкого курса, равно удаленного от девальвации и ревальвации – это то, что надо наращивать в психологическом контексте медийными средствами, в политике самореализации общественного интеллекта. А чиновник здесь не нужен, разве что для одобрительного кивания головой. И начинать надо с 2014 года. Причем наряду с запоздалой деноминацией – 4-х значной, желательно.

...проекции на 2014 год

В стране странным образом существуют долгое время некие иллюзии, что в каждом новом году будут происходить новые и интересные изменения в сторону эффективной промышленной и аграрной политики. И, что же? Через 40 лет после объявленной китайскими коммунистами модернизации экономики и общества, мы также заявили о модернизации. Правда, зациклились на деревообработке и камволе. Что не есть настоящая модернизация, а реновация. «Просто добавь воды!» - что из рекламного ролика, годного и для нас. И даже в этом сюжетирование не без успеха: губернатор стал директором, уволен экономический профессор из администрации и выговор получил А.Кобяков. Частное перерастает в категорию общего. А дел всего - поменять старое оборудование на новое.

Следовательно, добьем в 2014 году мы нашу модернизацию. Правда за деньги населения, которое пока воспринимает спокойно все усилия по освоению новой техники далеко не новыми предприятиями страны. Да и надо было бы подумать, так ли перспективны для нас ДВП и камволь. Усилиями всех в 21 веке поголовно население живет в квартирах с клееными опилками, которые называют мебелью. А одеваться приходится усилиями китайцев, пакистанцев и турок. И все нормально, как для них, так и для наших потребителей. А сколько одежды горами предлагается в стоках и секонд-хендах. Мир изменился, но мы как бы и не замечаем.

Пока разрастался кризис относительного перепроизводства товаров, директоров обязали продавать, все что они наклепали во благо страны. Так было и совсем недавно. Производственную идеологию хотели поменять на маркетинговую. Не успели, пока не получилось, запасы росли с невероятным успехом. Деньги тормозились в виде непроданных товаров, вырос спрос на кредиты, ставки вскочили запредельно. Главный показатель всех деловых людей – прибыль упала с 13.7% до 8.8%. Это объективный результат, с него и будет стартовать в 2014 году. Малая норма прибыльности, товарные запасы увеличились до 70% от месячного выпуска, просто – относительное перепроизводство. Но и этого мало, концентрированно происходит усиление конкуренции со стороны соседей в глобальной экономике. Именно она и стала ближе после ВТО-зации России.

Подумаем в этом контексте, прежде всего, именно о конкуренции. Есть фактор поддерживающий нас сейчас – сравнительно низкая зарплата. В России и Казахстане выше. Следовательно привлекательность существует: европейский доминион (это мы) и недорогая, дисциплинированная и образованная рабочая сила. Пока еще вся не разбежалась, надо стимулировать ее реализацию у нас, в собственной стране. Это – относительно кофмортная жизнь, без социальных противоречий, возможности образования и духовного развития.

Плюс к этому - объективно реалистичный подход к малому бизнесу. Не такому эффективному, как переработка нефти (2 завода дают до 40% поступления валюты в страну). Но малый бизнес – инфантерия, наша экономическая пехота. Плюс развитие новых сфер деятельности, новые формы рыночного роста. На здоровой основе, без бюджетных инновационных-модернизационных суперрасходов.

Давно замечено, когда деньги платятся из собственного кармана, решения в деловом мире становятся ответственными. Конечно, ошибок хватает, за них приходится платить. Но тут, как пишут на воротах в Германии – «каждому свое». Может и обидно, но верно в конечном итоге.

Важный элемент ситуации в макроэкономике 2014 года – сбалансирование монетарной политики, ставок процента, депозитов и обменного курса. Ситуация в 2012 году была доведена до опасной расбалансировки. Сейчас (в 2013 году) стало по многим параметрам лучше, но к концу года «уплыло» из резервов около ½ миллиарда долларов. Пока терпимо, но при нарушенных пропорциях: -20% приток валюты от экспорта и +19% прирост реальной зарплаты растут девальвационные факторы. В самом плохом видении (но реалистичном) до 35-40 пунктов к действующему обменному курсу.

Может удастся выправить монетарную политику? Оценим недавное прошлое и настоящее. Приведем только показатели. Они таковы:

Денежные агрегаты

2012 год

2013 год

Прирост денежной массы М0

+56.8

+18%

Изменения денежной массы М2

+64.4%

+15.2

Индекс потребительских цен

177.1

119.3%

Отличия в денежной политике разительные. Если в 2012 году работали последствия 3-х кратной девальвации, то в 2013 происходило сдерживание инфляционных процессов. Такое таргетирование удалось и результат показал себя достаточно быстро, в рамках одного года. Конечно, можно было более жестко регулировать предложение денег и иных ликвидов, но в нашей экономической психологии это пока не получается. Дополнительный фактор – сильное вмешательство в экономику прямыми и косвенными инструментами. Интересно, что М0 и инфляция почти синхронизировались, что свидетельствует о слабом влиянии инфляции издержек, хотя и этот тип взаимодействия может быть нелинейным.

Таким образом, ситуация в макроэкономике и в сбалансированности основных агрегатов не самая красивая и изящная. Да и ВВП минимален, структурно растет за счет квазифакторов (налоги, сфера обмена). Гораздо лучше стало в денежной сфере, но там возникли психолого-тактические тупики. Неизвестно, выдержат ли нервы на таких высотах ставок кредитов и неэффективном субсидировании модернизации?

Но интрига 2014 года существует, выбор альтернатив экономической политики есть. Состоится ли он? Да, время пришло, но мы.уже ко многому привыкли, а изменения могут не понравиться и бизнесу. Да и кому, вообще нравятся изменения? На этот вопрос у каждого свой ответ.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!