Лукашенко снова на кремлевском коне

Автор  12 мая 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Путин вынужден платить за согласие Минска

Александр Лукашенко в очередной раз показал себя мастером тактических розыгрышей. Он выжал максимум возможного из Кремля в весьма непростой ситуации. Вовремя и в меру сильно нажав на чувствительные точки В. Путина и его окружения, глава Беларуси накануне 9 мая вернулся в Минск победителем. По сути дела, он привёз себе важнейший фактор победы на президентских выборах 2015 года – договорённость по нефти и очередной кредит. Москва вынуждена была заплатить за лояльность А. Лукашенко к очередному «дырявому» интеграционному соглашению. Прагматическая сделка по расчёту состоялась. Препятствий для подписания договора о создании Евразийского экономического союза со стороны Беларуси нет.

Цены белорусской подписи

На встрече в Минске в конце апреля 2014г. А. Лукашенко убедился, что В. Путин готов пойти на компромиссы. Он чётко дал понять, чего ожидает от Кремля. Неизвестно было лишь, на каких цифрах стороны ударят по рукам. Встречи в Москве 7 – 8 мая прояснили ситуацию. Самая чувствительная позиция на повестке дня – нефть и нефтепродукты. Пока Беларусь будет получать на переработку 23 млн. тонн российской нефти. С 2015 года около половины объёма нефтяных пошлин останется в Беларуси. Это бонус в ~$1,5 млрд. На 2016 год Беларуси обещано полностью ликвидировать изъятие по нефти и нефтепродуктам из единого таможенного пространства.
В. Путин убедил своих нефтяных лоббистов и правительство в необходимости пересмотреть нефтяные отношения с Беларусью в пользу последней. Украинско-российский конфликт помог руководителю Беларуси получить то, что он хотел и оставить в своих руках два нефтеперерабатывающих завода. Игорю Сечину пришлось отложить планы нефтяной экспансии в Беларуси. По официальной информации, «Беларусь договорилась с Россией о поставках нефти под полную потребность и поэтапной отмене уплаты экспортных пошлин на нефтепродукты».

Понятное дело, что А. Лукашенко не мог рассчитывать на немедленное принятие Кремлём всех его требований, но полученные бонусы подтверждают известную истину «Требуй по максимуму. Даже если получишь половину, всё равно это будет победа».
А. Лукашенко удовлетворённо заявил, что страны договорились по всем вопросам. Вторая важная тема – природный газ. Кремль подтвердил, что на десятилетие вперед Беларусь будет обеспечена этим товаром. А. Лукашенко вправе ожидать, что цена для Беларуси будет значительно ниже среднеевропейской. Таким образом, белорусский руководитель продлил льготные условия работы белорусской промышленности, ЖКХ и транспорта на многие годы.

Третья важная тема – кредиты. Уже в мае Россия предоставит Беларусь кредит на пополнение золотовалютных резервов в размере $2 млрд. В 2015 году белорусский руководитель рассчитывает ещё на $500 млн. «Вопросы, которые нас волновали, нам удалось снять. Но при этом надо понимать, что мы там не ходили с протянутой рукой по Москве, по Кремлю, что-то выпрашивая. Это был компромисс». Его суть заключается в том, что А. Лукашенко соглашается признать полноценным Евразийский экономический союз (ЕвраЭС) несмотря на большой список нерешённых вопросов. Единое экономическое пространство по-прежнему ослаблено наличием чувствительных изъятий и ограничений, но глава Беларуси вполне удовлетворён тем, что его требования удовлетворяются в двустороннем формате с Россией. Спорные вопросы Беларуси с Казахстаном никогда не представляли угрозы для существования и развития ЕвраЭС. По сути дела, А. Лукашенко убедил Кремль в необходимости платить своему союзнику за сохранение силы интеграционного духа. В. Путин, ввязавшись с украинскую авантюру, рассчитывает на присоединение всей или части Украины к этому образованию. Временные рамки этого процесса предсказать сложно. Поэтому Кремлю нужно идти на компромиссы с Беларусью и Казахстаном.

Четвертая важная победа А. Лукашенко в переговорах с Россией – договоренность по производству автомобилей, производимых в Беларуси. «Джили» и, возможно, производители моделей General Motors, могут облегчённо вздохнуть. В. Путин заблокировал лоббизм российских автопроизводителей. К белорусам не будут предъявлять претензии по локализации производства, чтобы считать производимые авто белорусскими. Да, А. Лукашенко пообещал довести уровень локализации на «Джили» (местное производство) до 50% к 2018 году, но ему главное послать мессидж для китайского инвестора. Уже звучат внушительнее цифры экспорта в Россию: пока 25 – 30 тысяч авто, но если «Джили» в Беларуси планирует увеличить производство до 250 тысяч автомобилей, понятное дело, что главным рынком сбыта будет Россия.

Автомобильный прецедент очень важен для полноценной реализации проекта «Китайско-белорусский индустриальный парк». Если российское правительство прикроет глаза на тему происхождения товаров, то китайские производители могут очень быстро наладить в Беларуси производство сотен разных товаров, в основном, для российского рынка. В долгосрочной перспективе эта договорённости имеет даже большее значение, чем решение о выделении кредита в $2 млрд. Китайские и европейские инвесторы смогут значительно облегчить себе вход на российский рынок через Беларусь. С учётом экономических санкций в отношении российских компаний и отдельных лиц появляется реальный спрос на организацию производства в Беларуси. В перспективе до 2020 года иностранные инвестиции в этот проект могут превысить $15 млрд. Камнем преткновения был вопрос страны происхождения товаров. Если А. Лукашенко сумел получить «добро» Кремля на развитие производства в белорусских свободных экономических зонах и парках, то это может означать начало процесса радикального изменения структуры белорусской экономики. Теперь правительству нужно лишь донести благую весть потенциальным инвесторам об интеграционной победе А. Лукашенко на переговорах с Кремлём.

Интеграционное будущее Беларуси

А. Лукашенко умело подыграл Кремлю по всем важным для В. Путина вопросам. Публичное единение с внешней политикой Кремля – это цена, которую глава Беларуси вынужден был заплатить за тот пакет бонусов и преференций, которые он получил в результате двусторонних переговоров 7 – 8 мая в Москве. А. Лукашенко без сомнений говорит слова, если за них можно получить «живые» деньги. Заметим, что даже в этой щекотливой ситуации глава Беларуси умудряется признавать легитимной действующую украинскую власть и предлагать украинскому бизнесу выгодные инвестиционные и торговые проекты.

В свете достигнутых договорённостей нет сомнений, что 29 мая в Казахстане Беларусь подпишет договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС). А. Лукашенко выдал всё возможное для облегчения Беларуси переходного периода. Вице-премьеру России Аркадий Дворкович не оставалось ничего другого, как назвать это действо историческим шагом и скромно предупредить, что «впереди участников нового интеграционного блока ожидает переходный период, в течение которого необходимо будет продвинуться по созданию общего экономического пространства во всех отраслях - от энергетики до транспорта и других услуг».

В переходных периодах А. Лукашенко чувствует себя, как рыба в воде. Это как раз то время, когда вроде бы правила есть, но они расплывчаты и совсем не обязательны к исполнению. Их можно нагибать в удобную себе сторону и ссылаться на В. Путина, как на гаранта защиты от ответных санкций.

Нет сомнений, что белорусское руководство попытается выжать максимум именно с переходного периода. На руку А. Лукашенко даже то что нет чётко зафиксированной даты его завершения. То ли это будет 2020 году, то ли 2025 г. – неважно. Главное что до создания полноценного, единого рыка по всех товарам и услугам в ЕАЭС Беларусь будет иметь очень выгодные условия работы. Это благоприятный шанс для глубокой структурной реформы застрявшей на старте рыночных реформ белорусской экономики.

Вся эта красивая для белорусского руководства картинка реализуема при одном условии – выполнении Владимиром Путиным и российским правительством взятых на себя обязательств. История России предупреждает, что далеко не всегда Кремль строго следовал букве подписанных договорённостей. Риски ревизионизма могут возрасти, если Кремль провалится в Украине, а В. Путин понесёт чувствительное поражение, как автор такого способа расширения своего интеграционного пространства.
Рецессия экономики России также может внести коррективы в определения объёма щедрости Кремля по отношению к Беларуси. Падение цен на нефть может существенно скорректировать размер интеграционного бонуса Беларуси со стороны России. Наконец, не будем сбрасывать со счетов российскую бюрократию и корпоративных лоббистов. Они тоже облагают ресурсами и инструментами частично или полностью блокировать нежелательные себе торговые операции под вполне благовидными предлогами.

9 мая А. Лукашенко отпраздновал двойную победу. До полного счастья хоккейной сборной Беларусь оставалось обыграть сборную США, но этого чуда не случилось. Невелико огорчения. Когда эйфория пройдёт, глава Беларуси наверняка задумается над тем, как помочь Украине не пасть жертвой российской интеграционной экспансии. Если Россия установит свой контроль над частью или всей Украиной, то следующим шагом наверняка будет расширение кремлёвского интеграционного пространства. В нём место и роль Беларуси будет уже совсем другим. Теоретически нельзя исключить, что, получив Украину, Москва предложит своим партнёрам по ЕАЭС политическую интеграцию. Вот тогда А. Лукашенко станет перед главной политической дилеммой своей жизни: сохранить независимость Беларуси или войти в состав нового кремлёвского интеграционного проекта.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!