Новый премьер-министр Беларуси

Автор  27 марта 2014
Оцените материал
(0 голосов)

Маневры по отработке «демократических» схем

Михаил Мясникович, должно быть, чувствует себя, как слабеющий больной между землей и небом. Родственники в его присутствии обсуждают похоронные процедуры и делят наследство. А. Лукашенко впервые публично пригласил всю страну поучаствовать в выборе нового премьер-министра. Поскольку существующий порядок исключает официальную дискуссию по поводу того, кому быть следующим президентом Беларуси, то населению предложили поучаствовать на начальной стадии процесса выбора козла отпущения за экономические и социальные проблемы, по меньшей мере, на два ближайших года.
Сегодня мало кто сомневается, что Александр Лукашенко несет персональную ответственность за состояние экономики. Это значит, что на его руках инфляция, рецессия в промышленности, бардак в сельском хозяйстве, огромные складские запасы, пугающие неплатежи, риск снижения зарплаты до $400 – 500 и повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Это не наследие Михаила Мясниковича. Ему дали в руки набор вице-премьеров и министров без права увольнять и принимать на работу новых. Это не ответственность главного управляющего модернизацией Петра Прокоповича. В мозгах электората прочно засела идиома: Батька за всё в ответе.

Пожинать плоды хорошего приятно. Новая Национальная библиотека, Дворец независимости, дороги, дома, аэропорт и хоккейные дворцы – это услада для рейтинга и глаз населения. Они редко задают вопросы, за чей счет. Вступать в президентский год с экономическим кризисом, социальным лозунгом «затягивайте пояса!», апатией директората, ворующей номенклатурой и нервозностью электората А. Лукашенко явно не хочет. Поэтому было решено разыграть шоу «Выборы премьер-министра». Оно органично вписывается в популярную для белорусских властей тактику подмены повестки дня. Это когда вместо решения конкретных, самых острых проблем людей увлекают второстепенными, третьеразрядными темами и проблемами. Люди выпускают пар. На время просыпается надежда, что перемены совсем не за горами. Она нейтрализует чёрные мысли о росте цен, падении доходов, потере работы или унижении белорусской системой здравоохранения.
В рамках данного сценария могут запустить ТВ-передачи, цикл статей, возбудить обсуждение в рабочих коллективах. В конечном итоге А. Лукашенко всё равно назначит того, кого он сам посчитает лично для себя приемлемым, но это будет не просто премьер-министр, а глава правительства с народным мандатом. Понятное дело, что этот мандат – креатура PR-кампании, но на президентских выборах А. Лукашенко получает дополнительные возможности для маневра и манипуляции массами. Мол, это не я его назначил, а мы все.

Премьер-министр под что? Три варианта премьерства

Тема «выборы премьер-министра» из 35 – 40 человек, которые, по мнению А. Лукашенко, могут занять этот пост, является отвлекающим маневром. Если было бы иначе, глава страны чётко бы обозначил функциональные обязанности нового премьера. В одном варианте новый человек должен быть копией Мясниковича-Сидорского-Новицкого. Этакий бюрократ-чиновник без лица, без своей чёткой позиции, с нулевыми политическими амбициями, абсолютно лояльный главе станы – и неважно, разбирается ли он в экономике. В таком раскладе он может вкладывать в понятие «рынок» то, что он видит на столичной Комаровке или в Ждановичах. Такой кандидат не может быть молодым, слишком интеллигентным, с правильной речью и высокими манерами. Желательно, чтобы у него были некие формальные научные регалии. Для него премьерство – это как очередная должность офицера, которую он получил из рук главнокомандующего. Причем, последняя должность в органах госуправления.
Задача такого премьера была бы чисто формальная: без лишних слов подписывать все то, что разрабатывается в администрации президента, ОАЦ и других структур от имени А. Лукашенко. В нужное время этот премьер публично взял бы на себя всю ответственность за провалы, даже бы признался в том, что он вводил в заблуждение главу страны.
Кандидатов под такого премьер-министра несколько. Назовём наиболее вероятных: Анатолий Рубинов, нынешний председатель Совета Республики, Владимир Андрейченко, председатель Палаты Представителей, Александр Якобсон, председатель КГК или один из губернаторов старшего поколения. Соответственно, из этой команды могут набрать вице-премьеров, оставив для приличия министра экономики и министра финансов. Отраслевые министры никакого значения для определения содержания экономической политики в нынешней системе координат не имеют.
Для придания решимости Совету Министров вице-премьером может стать Сергей Гурулев, глава Государственного военно-промышленного комитета или кто-нибудь из силовых или контрольных органов.

Второй вариант премьерства – это курс на имитацию рыночных реформ или на прикрытие номенклатурного раздела страны под благовидным предлогом её модернизации. Его логика предполагает назначение молодых, красноречивых, визуально других людей. Они должны иметь опыт работы в сфере финансов, госуправления, знают хотя бы один иностранный язык и, конечно же, проверены на лояльность. Таких людей в органах госуправления, действительно, мало. Среди главных претендентов на премьерство в рамках этого сценария нынешний глава БПС-банка, бывший заместитель председателя Нацбанка Василий Матюшевский. Ему 45 лет. Он давно знаком с высшим руководством страны, получил опыт работы в крупнейшем российском банке, достаточно профессионален, по-номенклатурному циничен и, конечно же, оппортунистичен. Если А. Лукашенко прикажет, Василий Станиславович отказать не сможет, даже несмотря на то, что официально зарплата премьера раз в десять меньше, чем он может зарабатывать в БПС-банке.

Вторым фаворитом в рамках этого сценария является вице-премьер и одновременно глава ОАО «Банк развития» Сергей Николаевич Румас. Ему тоже 45 лет. Потомственный член номенклактурной элиты, он умеет балансировать между А. Лукашенко и способностью на чужих, т. е. бюджетных деньгах зарабатывать приличные деньги, быстро обрастая связями на всех уровнях власти и среди директората. В отличие от В. Матюшевского он более амбициозен, что в данной ситуации скорее является минусом. Даже в случае реализации первого сценария С. Румас может оказаться, например, во главе Национального банка, хотя здесь за первое кресло идёт интенсивная борьба. Среди претендентов Надольный Тарас Юрьевич (38 лет), Сергей Валерьевич Калечиц (41 год) и Сергей Витальевич Дубков (43 года). Все они достаточно профессиональны, но никто не будет лезть на рожон, если глава страны в очередной раз решит инфляцией и девальвацией заплатить за инвестиционные и производственные ошибки.

Третьей кандидатурой на пост премьера в рамках данного сценария является нынешний Министр финансов Андрей Михайлович Харковец. Ему чуть больше 50 лет. Он говорит мало, лишен политических амбиций, исполнителен, разговаривает на одном языке с МВФ и Всемирным банком, прекрасно знает кухню бюджетных финансов России и умеет держать язык за зубами. Он может воспроизвести модель структурных реформ, которые прошли, в Польше, но не будет противиться номенклатурному переделу. Лишь бы его лично не трогали и не оставили в стороне ресурсных потоков. В случае перемещения в кресло премьера министров финансов может стать его нынешний заместитель Максим Леонилович Ермолович. Ему 37 лет, а широкие номенклатурные плечи позволят пролоббировать карьерный рост.

С высокой степенью вероятности на позицию вице-премьера в обоих сценариях может попасть нынешний министр экономики Николай Геннадьевич Снопков. Он давно освоился с промежуточной для себя и своего патрона позицией министра. Вокруг себя он сумел собрать достаточно крепкую команду ребят, которые думают совсем иначе, чем уходящие М. Мясникович, П. Прокопович или В. Семашко. В случае карьерного повышения Н. Снопкову есть кого оставить на хозяйстве в Минэкономики.
Наконец, возможен ещё один вариант формирования будущего правительства. Должность премьер-министра может достаться мало известному широкой публике начальнику Оперативно-аналитического центра при президенте Сергею Васильевичу Шпегуну. Это будет означать усиление контрольно-репрессионных мер по отношению к тем руководителям и субъектам, которые нарушают платежную дисциплину и склонны к коррупции и номенклатурному дерибану. В этой обойме вполне могут оказаться заместитель председателя Комитета госконтроля Виталий Петрович Дерех или же заместители начальника ОАЦ Владимир Анатольевич Ряболовов или Сергей Николаевич Капариха. Для профессионального противовеса в правительстве оставят Н. Снопкова, С. Румаса и А. Харковца. Это будет своеобразный синдикат силовиков и мягких реформаторов.
Будут ли новички?

Открытым остаётся вопрос, попадут ли в Совет Министров и экономический блок Администрации президента новые люди. Как бы ни тасовать старую колоду карт, она всё равно останется старой колодой. Она выдохлась, с точки зрения генерации новых идей. Все «карты» в колоде краплёные. А. Лукашенко наперёд знает все ходы. Он чувствует острый дефицит идей, но решиться на привлечение даже белорусов, которые могли бы вдохнуть новую жизнь в экономику, он не готов.
Вполне вероятно, что на этапе с середины 2014г. по президентские выборы будет сформировано переходное правительство. Глава страны хочет выиграть время и убедиться, что институциональные, структурные реформы, действительно, неизбежны, а издержки их торможения чрезвычайно опасны. Поэтому с высокой степенью вероятности в Совмине опять окажутся не единомышленники, а лебедь, рак и щука. Ответ на вопрос, будут ли в Беларуси рыночные реформы по сингапурскому или китайскому образцу мы узнаем лишь после президентских выборов.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!