Нацбанк и Совмин ищут точку опоры

Автор  11 ноября 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Номенклатура в состоянии страха и итальянской забастовки

Ярослав Романчук

Руководство Нацбанка и Совмина обречено. А. Лукашенко ещё никому не прощал провал прогнозных показателей два года подряд. Невыполнение основным параметров четвертой пятилетки уже стало первым чувствительным поражением Вертикали такого масштаба. Ломается накатанный сценарий президентских кампаний. Старая модель экономического роста превратилась в механизм генерации стагнации. Кредиты проедены, структурные завалы не тронуты. Долговая яма углублена. Депозитная пирамида увеличена. Конкурентоспособность ослаблена. Зарплаты выросли. Ответственность размыта. Всё, что можно было провалить, было успешно провалено. Для премьер-министра М. Мясниковича и главы Нацбанка Н. Ермаковой этот год был периодом имитации, а не бережливости.

Неспособность учиться и догонять

Свежие данные по макроэкономике и денежной политике поставили окончательный диагноз работе Нацбанка и Совмина. Инфляция в сентябре составила 1,9%. За 10 месяцев 2012г. Индекс потребительских цен (ИПЦ) составил 12%, что по плану правительства и Нацбанка составляет годовой уровень инфляции. К октябрю 2012г. ИПЦ на 1.11.2013г. составил 15,5%. С учётом того, что в конце года инфляция ускоряется, принимая во внимания планы правительства бросить в экономику до конца года ещё Br17 – 20 трлн. вполне правдоподобно, что инфляция может ускориться до 17 – 20% в годовом исчислении. История системных трансформаций в переходных странах Центральной и Восточной Европы учит, что уровень инфляции 15 – 25% годовых является очень опасных с точки зрения макроэкономического баланса. Застревание в этой зоне грозит стать хроническим и резко снизить инвестиционную привлекательность страны, равно как и склонность людей к сбережению.

Нацбанк явно запоздал с реакцией на резкое ухудшение платёжного баланса. Надежды на восстановление торговли в третьем квартале 2013г. не оправдались. Шансов на привлечении прямых иностранных инвестиций без приватизации также не было. Население, как источник валюты, также выжало из себя максимум. Валютные депозиты физических лиц превысили $7 млрд. Остановить поток импорта в рамках государственных модернизационных программ правительству не удалось, так как оно само его финансировало. Наконец, Банк развития, как особая государственная финансовая структура, поставил Нацбанк в очень неприятное положение со своими аппетитами на кредитование и финансовые спекуляции. Ведомство Н. Ермаковой упорно игнорировало рост давления на курс Br-рубля. Нацбанк не смог убедить А. Лукашенко в необходимости плавной девальвации. В результате ему пришлось расплачиваться потерей золотовалютных резервов (ЗВР). На 1.11.2013г. ЗВР-ы снизились на рекордные для 2013г. $575 млн., до $6,81 млрд. Всего за 10 месяцев потери составили $1,2 млрд. а ведь буквально месяц назад представители Нацбанка обещали выполнение обещания в плане увеличения ЗВР-ов на $300 – 700 по итогам года.

Девальвационные ожидания не спадают. Ставки на межбанковском кредитном рынке остаются на нездоровом для экономики уровне 45 – 50%. Br-рублёвые депозиты находятся на неустойчивом уровне 45 – 50% годовых. Банки, бизнес и население перестали обращать внимания на ставку рефинансирования. Она застыла на отметке 23,5% годовых, как будто остолбенела от своей иррелевантности в промежутке между годовой инфляцией в 17 – 20% и кредитованием под 50% годовых. По большому счёту ничто не мешает Нацбанку снизить ставку рефинансирования до запланированного на конец 2013г. уровень 13 – 15%. Денежный рынок уже научился жить в другом, неформальном измерении. Такой шоковый способ снижения ставки рефинансирования разве что снизит бремя компенсаций по кредитам для Минфина, но и это достижение весьма относительно. Проблема в том, что государственные предприятия всё чаще не возвращают кредиты и не могут действовать без постоянной перекредитовки. На 01.10.2013 задолженность клиентов и банков по кредитам составила Br281,88 трлн. Рост почти на Br40 трлн. в условиях стагнации экономики едва ли добавляет спокойствия Нацбанку.

Председатель Нацбанка Н. Ермакова явно растерялась от такого навала нерешённых монетарных и структурных проблем. Место Нацбанка в октябрьском Плане структурных реформ белорусских властей оказалось неубедительным и легко уязвимым. Презентация данного документа не внесла ясности в содержание денежно-кредитной политики до конца года. У Нацбанка не осталось лёгких, безболезненных решений. На 2014 год приходится опасная концентрация денежных проблем. Высока вероятность, что А. Лукашенко согласиться нейтрализовать, по меньшей мере, часть из них, потому что откладывание трудных решений до 2015 года, несомненно, будет иметь политические последствия.

Совет Министров устал и хочет уйти

Давно в истории Беларуси не было такого беззубого, растерянного и нервного правительства. А. Лукашенко в разное время публично чихвостит премьера М. Мясникович, первого вице-премьера В. Семашко и вице-премьера А. Калинина. Провал деревообработки, льноводства, энергетики, строительства, идеи с Китайско-белорусским индустриальным парком, потери по нефтяным поставкам, немой укор складских запасов и быстро растущих неплатежей – эти и многие другие финансовые монетарные факторы вывели А. Лукашенко из равновесия. Над руководством Совмина висят топоры не только отставки, но и тюрьмы. В список на номенклатурное забвение попали глава администрации президента А. Кобяков и уже бывший губернатор Минской области Б. Батура. По итогам 2013 года ни один чиновник не может быть застрахован от попадания в него.

Министры, большие начальники областного уровня, руководители концернов и холдингов элементарно не знают, что делать. Они привыкли работать в условиях чётких, непротиворечивых приказов сверху. Сегодня их нет. Поэтому Совет Министров чувствует себя, как отец семейства, который должен одной буханкой хлеба накормить большую семью. Не имея возможностей Христа, он прибегает к своим излюбленным инструментам. Искусственное стимулирование инвестиционного и потребительского спроса, валютные и рублёвые кредиты, торговый протекционизм, перекрёстное субсидирование в пользу так называемых «локомотивов роста» - на всём этом правительство уже набило руку. Проблема в том, что вместо натруженных рук от Совмина требуется напряжение мысли, новые идеи, а вот с этим как раз в правительстве под руководством заслуженных пенсионеров большой напряг.

Тандем Мясникович/Прокопович думает не о структурных реформах, а скорее о том, как где-то перехватить кредитов, как переиграть Нацбанк в кулуарной борьбе и «выбить» через Банк развития очередные триллионы рублей на кредитование государственных проектов. В обращении находятся 27 выпусков государственных валютных облигаций для юридических лиц на сумму $1,69 млрд. и 275 млн. евро. Правительство и администрация президента решил ещё больше подставить Нацбанк, толкая его на выход на валютный рынок Московской биржи – за новыми кредитами.

Брать в долг в валюте под 7% годовых на проекты, которые имеют срок окупаемости около 10 лет, а многие вообще не предполагают окупаемость, можно расценивать не как должностное головотяпство, а институциональное преступление. Такими методами никто в мире структурные реформы не делает. Их имитация может ввести в заблуждение разве что желающего заблуждаться главу администрации А. Кобякова, который тоже спит и видит, как бы спрыгнуть со своей должности на любую дипломатическую площадку подальше от гнева и глаз своего начальника.

Совмин не знает, что делать. Проект закона о бюджете на 2014 год переписывали более десяти раз. Прогноз важнейших параметров прогноза социально-экономического развития на следующих год пляшет в разные стороны в зависимости от способности Совмина и администрации президента предугадать настроение А. Лукашенко. Нацбанк без чёткого понимания того, что разрешит глава страны делать Совмину, даже основные параметры денежно-кредитной политики «вымучить» не может. А до конца года осталось совсем ничего. Опасная неопределённость замораживает инвестиционную и производственную активность. Вместо гармонии и синергии Нацбанка и Совмина мы имеем их эгоистичные игры в подставу. Т. е. быстрее и убедительное «накапает» на оппонента, чтобы хотя бы временно отвлечь от себя гнев главы страны. Администрация президента также парализована. А. Кобяков не в состоянии выполнять роль координатора действий органов исполнительной власти. В результате мы заканчиваем год в состоянии острого кризиса управления экономикой. Те, кто знают, что делать, не уполномочены принимать решения, да и боятся, что их тоже подставят. Большинство затаило обиду и злобу, и перешло в режим итальянской забастовки. Каждый большой начальник прикрылся распоряжениями, постановлениями или указами в надежде, что его пронесёт. С отставки А. Тура и Б. Батуры начался перформанс под названием «Белорусская рулетка». Атмосфера нервозности, недоверия и неадекватных сиюминутных решений грозит втянуть Беларусь в полноценный экономический кризис уже в 2014 году.

Другие материалы в этой категории: « Где предел беларуса Кастрычнiк такой молодой »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!