Провалы и угрозы от Совмина

Автор  12 августа 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Страх признать очевидное парализовал волю делать необходимое

Ярослав Романчук

Совет Министров украл у страны очередные полгода. Потерянное поколение Беларуси потеряло ещё кусок своей жизни. Шесть месяцев страна могла бы исправлять ошибки прошлого, но только их усугубляла. За 181 день Беларусь могла бы ликвидировать большую часть структурных завалов, но правительство наделало их ещё больше. 4344 часа наша страна могла строить новое, но из-за распорядителей и потребителей чужого (политиков и чиновников) она латала отжившее и отработанное старое. Прямо и косвенно это признал как премьер-министр М. Мясникович, так и его начальник А. Лукашенко. Прошёл очередной deadline, который установил президент главе правительства. Сегодня гораздо больше причин уволить несостоятельного руководителя Совмина, чем когда бы то ни было. Но так уж повелось, что отставки в Беларуси зависят не от качества работы, а от 3D показаний политико-психологического прибора: «нужен - не нужен», «надоел – не надоел» и «лоялен - не лоялен».

Очевидное и необходимое

В I полугодии 2013 года Совет Министров даже не пытался перехватить инициативу в системе принятия экономических решений. Острожный М. Мясникович точно вписывался в концепцию коня, который глубокого не пашет, но борозду не портит. Он не признавал очевидное (провал в росте ВВП, экспорте, производстве добавленной стоимости), понимая, что это может сделать только А. Лукашенко. Премьер-министр так долго сохранился на этой должности именно потому, что не лез вперёд батьки в пекло. Такая стратегия поведения выгодна классическому приспособленцу, но губительна для страны, которая проморгала точку бифуркации и провалилась в зону стагнации.

Незапланированно низкие темпы роста ВВП оказались опасно близкими к отрицательным величинам. Промышленность провалилась. Экспорт упал ещё глубже. Товарооборот с потрохами выдал рецессию. Интенсивная терапия внутреннего потребления за счет повышения реальных зарплат походила на подключение серьёзно больного к искусственному дыханию. Стремительный рост складских запасов, долгов и неплатежей указывал на анаболический характер помощи, которую правительство оказывает экономике. Анализ динамики качественных показателей доказывает, что это была не поддержка, а медвежья услуга.

М. Мясникович не делал необходимого. Личное и шкурное оказалось важнее национального и государственного. Премьер видел, как быстро деградирует система государственного управления, но не выступил с инициативой её исправить. Его критика органов госуправления за неэффективную работу – это критика самого себя. Нужно было отказаться от прогнозных показателей и практики выжимания соков из подчинённых во имя их достижения. Даже руководители НИЭИ Минэкономики созрели к этому, а премьер всё ещё тяготится методиками Госплана/Госснаба. Нужно было отключить разлагающиеся корпоративные «трупы» от бюджетного искусственного дыхания (кредиты, дотации, льготы, госзакупки), но все опять свелось к критике концернов, отраслевых лоббистов и отдельных руководителей. Нужно было не сотрясать воздух и грозить пальчиком руководителям Минпрома, Минсельхозпрода, Беллегпрома, Беллесбумпрома или Белнефтехима, а настаивать на их увольнении и изменения формата отношений между государством и бизнесом.

Пять провалов первых шести месяцев

Провал №1. Дискредитация и деградация института частной собственности. М Мясникович способствовал настоящей вакханалии против фундаментально важного общественного института современной цивилизации. Владельческий контроль, индивидуальные законы о национализации, захват акций частных инвесторов в ОАО, публичные угрозы Мингорисполкома жёстко разобраться с инвесторами, которые не выполняют свои обязательства – всё это разрушило слабые ростки частной собственности в Беларуси. Де-юре её ликвидировать, конечно, не будут, но де-факто она уже мертва. Не мытьем, так катанием, не правдами, так неправдами власти могут взять под свой контроль любой частный бизнес. Единственным исключением является собственность в Беларуси «Газпрома». И то только потому, что за ней стоит В. Путин с неотразимыми аргументами ФСБ и Геннадия Онищенко.

Провал № 2. Сохранение государственной финансовой пирамиды Br-рублевых вкладов. Белорусские власти попытались прикрыть лавочку высоких депозитных доходов рублёвых вкладчиков, но безуспешно. Нацбанк начал было быстро снижать ставку рефинансирования, но дефицит торгового баланса по товарам, отрицательное сальдо текущего счёта и разнузданность в кредитовании госпрограмм смешали все карты. Физические и юридические лица были начеку, и как только запахло валютным жареным, они быстро взялись за Br-рубли, перекинув их в гораздо более надежную твёрдую валюту. В результате кредиты для бизнеса не стали доступнее, а валютное кредитование Нацбанк продолжал жестко ограничивать. Неспособность сбалансировать внутренний финансовый рынок в условиях очень дешевых заемных ресурсов на рынках внешних, безусловно, является провалом.

Провал № 3. Резкое ухудшение качества бюджетно-налоговой политики. При кажущемся бюджетном благополучии, выраженном в профиците консолидированно бюджета за пять месяцев 2013г., Минфин в августе вдруг заявил, что бюджет по итогам года недополучит около $1,3 млрд. Правительство должно было спрогнозировать выпадение такой большой суммы доходов, а не верстать бюджет под нереальные темпы роста ВВП и экспорта. Вместо того чтобы бить в набат и добиваться сокращения расходов, Минфин и МНС по приказу из администрации президента предложили резкое повышение налогов. Наезд на рыночный сектор экономики грозит ускорением бегства капитала, увеличением контрабанды и операций чёрного рынка.

Провал № 4. Инвестиционный голод. Прямые иностранные инвестиции на чистой основе за январь – май 2013г. оставили $1,5 млрд. при годовом прогнозе $4,5 млрд. 88,3% привлеченных ПИИ пришлось на юрлица без ведомственной подчиненности, а львиная доля бюджетных ресурсов была направлена на государственный коммерческий сектор. Зачем «красным директорам» напрягаться, искать инвестиции, если чиновники им их прямо в руки приносят. Из всей суммы поступивших ПИИ подавляющее большинство составляют ресурсы, заработанные в Беларуси уже привлеченными инвесторами. Новых нет, а после грубых выпадов правительства против института частной собственности к нам в страну могут прийти только инвесторы с кремлёвской крышей или откровенные швендипопперы – ловцы длинного рубля.

Провал № 5. Разбитый в щепки рынок труда. В стране даже государственные лица вслух заговорили о дефиците рабочей силы. За постмодернистской цифрой «0,6% безработицы» кроются глубокие структурные проблемы рынка труда. Мало того, что министерство образования создало пропасть между рынком образования и рынком труда, так Совмин добавил проблем. Он искусственно увеличил зарплаты для госсектора, тем самым оголив частный. Хроническое превышение темпов роста реальной зарплаты над темпами роста производительности труда увеличили мощность той часовой бомбы, которая взорвётся в нашей госплановой модели. В такой ситуации сотни тысяч беларусов предпочли не искушать судьбу в предпринимательстве, а просто проголосовали против проводимой политики ногами. Они стали гастарбайтерами, преимущественно в России.

Пять рисков до конца 2013 года

Суть белорусской экономической политики очень ярко характеризуют следующие ситуации. В начале августа А. Лукашенко в своей очередной рабочей поездке по Минской области вернулся к проблеме льноводства. Он сказал: «Я хочу при жестком контроле за возделыванием льна посмотреть, можем мы со льном работать и результат давать или нет». Глава страны, главный рулевой экономической политики задаёт вопрос после того, как государство уже «утопило» в льноводстве сотни миллионов долларов денег налогоплательщиков. Дать бюджетные деньги, довести валовые показатели, засыпать льготами – и так 15 лет, а потом вдруг задать себе вопрос: «А есть ли в этом смысл?»

Второй характерный кейс для белорусской модели экономики дал нам заместитель председателя концерна «Беллегпром» Сергей Мисурагин. Описывая ситуации с ОАО «Камволь» он сказал: «Разрабатывается бизнес-план работы предприятия. Есть план реконструкции, но источники финансирования пока не определены». Такой подход типичен для белорусских распорядителей чужого. Они составляют «по науке» красивые бумажки, рисуют радужные перспективы модернизации и развития, но в их бизнес планировании нет одного элемента – денег. Т. е. непонятно кто и почему должен вложить инвестиции, а потом неясно, кто, где и сколько должен купить товаров, чтобы эти самые инвестиции окупить. Бизнес планы без финансов – это как футбол без мяча. Продолжение практики подмены настоящего бизнес планирования чиновничьим является риском № 1.

Риск № 2. Потеря доверия вкладчиков к банковской системе. Этот кошмар регулярно снится руководителям Нацбанка и Совмина. Когда физические лица по разным причинам, психологическим или экономическим, заберут из банков хотя бы 10% рублёвых вкладов и купят на эти деньги доллары или евро, девальвация серьезно пошатнёт планы Совмина по сохранению макроэкономической стабильности. Об экономическом росте можно будет забыть, и снова на повестку дня вернётся вопрос о 500-долларовой зарплате.

Риск № 3. Искусственное стимулирование старых источников экономического роста. П. Прокопович на пару с М. Мясниковичем могут своим дембельским аккордом подложить стране свинью в виде триллионов рублей на так называемые «важнейшие инвестиционные приоритеты». В первой половине 2013г. стало очевидным, что модернизация у нас идёт так, как в своё время перестройка у М. Горбачёва: начали за здравие, а закончили за упокой. В топке госпредприятий будут сожжены ресурсы банков, в том числе привлеченные у физических лиц, а также «канализированы» бюджетные деньги. На выходе мы получим высокую инфляцию, дырку в бюджете и резко ослабленные банки.

Риск № 4. Увеличение числа и интенсивности торговых конфликтов с Россией. Белорусские власти до сих пор не могут отойти от той мысли, что Россия уже в ВТО, а Беларусь – в Таможенном союзе. Это значит, что нужно конкурировать не только политическим ресурсом, но и экономическими институтами. Нужно играть по одним правилам, источником которых в большинстве случаев является Москва. Интеграционные проекты на постсоветском пространстве работают по понятиям. В концовке 2013 года Кремль может жестко отреагировать за искусственное затягивает имущественных сделок с белорусскими госпредприятиями. Первые ласточки – демарш «Уралкалия» и заявления Г. Онищенко о белорусским молочных продуктам – уже прилетели в гости к нам.

Риск № 5. Увеличение налоговой нагрузки. В условиях дефицита бюджета, нехватки ресурсов на продолжение лжемодернизации в «светлые» головы распорядителей чужого легко может прийти идея повышения налогов. Она уже была озвучена членами правительства. Минфину/МНС ничего не стоит подготовить поправки уже в закон о бюджете на этот год и заставить бизнес и потребителей платить больше. Если Совмин пойдёт по пути увеличения налоговой нагрузки, а не сокращения госрасходов, это резко ослабит белорусскую экономику и наверняка загонит её в рецессию. Пенсионерам П. Прокоповичу и М. Мясниковичу это уже будет неважно. К моменту самого болезненного обострения системных и структурных болячек белорусской экономики они уже будут спокойно писать мемуары и рассказывать внукам о своей работе на благо страны.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!