Цена неуча

Автор  28 февраля 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Чем отличается рыночная цена от номенклатурной

Ярослав Романчук, февраль 2013

На встрече А. Лукашенко с новым составом Совета по развитию предпринимательства в Беларуси 26 февраля 2013г. главным было не грозное предупреждение главы страны частному бизнесу о номенклатурном крышевании и финансировании «пятой колонны». Присутствовавшие на встрече прекрасно знают, как работать с бюрократией. Многие из них сами были в шкуре госслужащих. Главным была демонстрация экономического невежества и непонимания сути рыночной экономики.

Для Сергея Новицкого, гендиректора «Хенкель Баутехник», Валентина Байко, главы «Конте Спа» (Гродно), Баскина Евгения, гендиректора «Серволюкса» (Могилев), Мартынова Николая (руководителя «Марко») или Мошенского Александра, главы «Санта-Импэкс Брест» давно не новость, как строить мосты в чиновничьи кабинеты. Их крупные бизнесы давно переплелись с государственными структурами и их планами. Де-факто они представляют собой симбиоз частных интересов, собственно, акционеров, и шкурных интересов высокопоставленных чиновников и силовиков. В рыночной экономике такие отношения называются «крышеванием». В Беларуси по обоюдному согласию сторон и для введения людей в заблуждение используется слово «кураторство». Особо отвязанные циники называют это частно-государственным партнерством.

Использование новояза в стиле Оруэлла призвано отвлечь внимание от очевидного факта: большой бизнес в Беларуси невозможен без особых отношений с властью. Большой бизнес не может быть частным в рыночном смысле этого слова. А. Лукашенко не врал, когда говорил о равноудалении бизнеса от себя. Для него нет равного бизнес-партнёра. Любой предприниматель Беларуси всегда по статусу и положению, как минимум, на одну ступеньку ниже. Большой почти-частный бизнес Беларуси по струнке ходит перед А. Лукашенко. Он готов «зализывать» даже больше и интенсивнее, чем министры. Так чулочный «барон» Валентин Байко, чтобы ублажить президента, бойко отрапортовал, что в Беларуси есть все условия для развития бизнеса и возможность быть конкурентным в рыночных условиях. Очевидно, о национальной платформе бизнеса и больших, вполне обоснованных претензиях малого бизнеса к власти этот товарищ не слышал. Более того, он был бы не прочь даже увеличить налог на прибыль, чтобы, не дай бог, не произошло сокращение расходов государства.

Угроза перерождения «пятой колонны»

Подавляющему числу белорусских предпринимателей в голову не придёт финансировать альтернативные политические проекты. Даже на гражданские инициативы у них духу нет. Они тратят тысячи долларов на ужины и обеды, а учредить стипендию молодым талантам или опубликовать умные книги для них слабо. Трусливы они и зависимы. И не совсем понятно, что причина, а что следствие: они зависимы - и поэтому трусливы или наоборот. Так что особого смысла предупреждать бизнесменов из Совета не было смысла. Сам факт их включения в этот орган предполагал достаточно жёсткий отбор и проверку на «конструктивность». Мессидж о финансировании «пятой колонны» адресовался тем, кто может оказаться за бортом белорусской приватизации, кому не найдётся прибыльного места в структуре холдинга и кто будет отлучён от бюджетного «корыта» по причине сокращения денег у государства. Беларусь – малая небогатая страна. Номенклатура разрослась. Резко увеличилось число курируемых ею коммерческих проектов. Понятное дело, что «фамильного серебра» на всех не хватит. Белорусские власти даже активов средней руки не хотят делить по справедливости, т. е. поровну среди всех тех, кто укреплял Вертикаль.

А. Лукашенко понимает, что перерождение «пятой колонны» может произойти из вот этих обиженных и обделённых. В отличие от демократических партий и представителей НГО на губах этих людей еще свежа сласть и вкус власти. Они умеют играть в шептунов, распускать слухи, использовать компромат и плести номенклатурные интриги. Едва ли они ли будут покорно и обреченно взирать, как у них перед носом уводят шанс их всей жизни. Они готовы к инсценировкам и подставам, в том числе в отношении тех, кто сегодня входит в список потенциальных бенефициаров белорусской приватизации. Особую ценность в межноменклатурной грызне и борьбе придворных бизнесов приобретают фотографии или докладные записки о том, как кто-нибудь из первой сотни самых номенклатурно обеспеченных бизнесменов встречался с представителями БНФ, читал «Белорусский партизан» или просто разговаривал по-белорусски с человеком, похожим на Лебедько/Калякина/Милинкевича.

Рука Прокоповича вместо «руки рынка»

Глава Совета по развитию предпринимательства Пётр Прокопович озвучил направление развития и задание для белорусского бизнеса: «Мы должны перестроить его таким образом, чтобы он занимался, в основном, промышленным производством, сферой услуг - теми направлениями, которые сегодня востребованы и, в конечном счете, решают судьбу страны».

Рукотворное изменение структуры экономики – это продолжение социалистического эксперимента. Суть малого бизнеса в рыночной экономике заключается в том, что он по определению не может появиться по велению сверху. Он вырастает снизу, от самых корней народной предпринимательской инициативы. Люди видят возможности для получения прибыли, экспериментируют, инвестируют, рискуют – в любых сферах, где существует спрос. П. Прокопович пытается «нарезать» малому бизнесу места в социалистической экономике Беларуси. Если генеральный план развития города уместен, то государственного генплана развития малого бизнеса по определению быть не может. Одно дело – создание равных правовых и экономических условий для всех, другое – встраивание предпринимателей в навязываемую государством структуру экономики.

У малого бизнеса и предпринимательства по определению не может быть пастуха-куратора. Конечно, П. Прокопович не может сказать «нет» Александру Лукашенко, но за столько лет стоило бы понять природу и суть малого бизнеса. Такое «кураторство» легко превращается в «крышевание», об опасности которого предупреждал глава страны.

Цена непонимания сути цены

Самая большая опасность белорусской экономике исходит из непонимания А. Лукашенко и его окружением сути двух понятий – частная собственность и цена. Это в рыночной экономике частная собственность священна и неприкосновенна, а в представлении белорусского руководства она имеет право на жизнь только тогда, когда работает на выполнение государственных планов, по номенклатурным схемам - и ни шага в сторону.

Сегодня в Беларуси набирает обороты национализация. Права собственности тысяч малых и больших акционеров под угрозой. Обувной «Луч», бобруйский производитель зефира «Красный пищевик», а вслед за ними любое мало-мальски успешное предприятия может быть отдано на растерзание местной и национальной номенклатуре. Особую опасность представляют собой руководители концернов. Они страсть как любят смаковать чужие деньги и активы. Цена вопроса их не интересует. Последствия для страны они не просчитывают. Номенклатурщики в своих расчетах и действиях не учитывают объем ущерба для репутации страны. Если белорусы и иностранцы с деньгами думают, что Беларусь – страна, опасная для инвестиций, для собственников, то активы задорого не продашь. Цена рыночной безграмотности чиновников – миллиарды долларов упущенной выгоды.

А. Лукашенко делает вид, что репутационного фактора нет, что рыночная цена – это вручную устанавливаемый индикатор. Причем цена должна быть неизменно высокой – если ты продаешь, и обязательно низкой, если покупаешь (например, нефть, газ или электроэнергию).

Честность – это процедуры и правила игры, а не «чэснае» слово главного бюрократа

Глава страны в очередной раз дал отмашку приватизации, но сделал это, как пресловутый прапорщик со своей командой «иди сюда - стой на месте!» «Приватизации быть. Цены будут очень высокие, рыночные. Но по дешевке, чиновничьей приватизации или крупному бизнесу раздавать предприятия я как Президент не намерен. Никакой аппаратной приватизации, из-под полы никогда не будет». Парадокс этого высказывания в том, что именно большому бизнесу, именно в закрытом, неконкурентном и непрозрачном режиме были приватизированы Мотовелозавод, Минский часовой завод, Белпромстройбанк, Белвнешэкономбанк, Смолевичский опытно-механический завод, ОАО «Красный Октябрь», ЗАО «Белорусская телекоммуникационная сеть», ЗАО «Белтерминал» и многие другие объекты. Это и есть примеры «аппаратной приватизации», продажи из-под полы, потому что не было единого, открытого, прозрачного конкурса, в котором могли бы поучаствовать все желающие инвесторы как из Беларуси, так и из-за рубежа. Сам глава страны это косвенно признаёт: «Хотите купить предприятие - входите в переговорный процесс. Процесс тяжелый, бюрократичный, но он будет честным, потому что я последним ставлю подпись под приватизацией объекта, и я вам гарантирую и клянусь, что это будет только честно».

Честность – это не результат освящения сделки президентом, а следствие четкой универсальной, правовой процедуры в условиях верховенства закона и независимости судебной власти. Такой у нас в стране нет. Зато есть глубокое непонимание понятия «рыночная цена» и что она отражает реальные предпочтения инвесторов, а не умозрительные конструкции чиновников. Приватизация при ручном управлении тысячи номенклатурщиков принципиально ничем не отличается от приватизации с одних рук, пусть это даже руки главы страны.

Существующий порядок приватизации, в том числе определения цены, является по своей сути бюрократическим и номенклатурным. Через предложенные властями процедуры могут пройти только «курируемые» большие бизнесмены, имеющие особые отношения с местными или национальными властями. Совет по предпринимательству не выступает против такого порядка, потому что большинство входящих в его состав бизнесменов – слуги государства, а не его архитекторы. А сказать правду главному архитектору страны, что его план развития страны тупиковый, что лучше раскрепостить предпринимателей, а не загонять их в жесткие рамки госплана, никто не осмелился.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!