Место Беларуси в трех сценариях для России

Автор  11 февраля 2013
Оцените материал
(0 голосов)

Надежды только на контрабанду и Батьку

Ярослав Романчук

В январе 2013 года на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе были представлены три сценария для России, шестой стране в мире по ВВП по паритету покупательной способности. «Сбербанк» помог реализовать проект, результатом которого стала обобщенная оценка 350 экспертов и дисижнмейкеров. ВЭФ, как мозговой центр аплодирует России за достижения последних десяти лет, но призывает Кремль к диалогу с бизнесом и обществом по поводу стратегия развития страны. Глава «Сбербанка» Герман Греф во вступлении к 52-страничному докладу призывает не рассматривать представленные сценарии, как прямые прогнозы, а как «структурный взгляд на ключевые неопределенности, риски, вызовы и возможности развития для Российской Федерации в ближайшем будущем».

Россия – в порочном круге перекрестков

Российская экономика в очередной раз находится на перекрестке. Она в значительной степени зависит от состояния глобальной экономики. Так было и 10, и 20 лет назад. Одного поколения оказалось мало, чтобы уменьшить зависимость России от экспорта нефти и газа. Без новых институтов развития, принципиально иного отношения к предпринимательству развитие страны будет крайне проблематичным. Беларусь в этом плане тоже ничего не поменяла. Только у нас в качестве внешнего донора остается Россия. Она чихает – а у нас воспаление легких. Наша институциональная иммунная система за 20 лет не стала сильнее. Кремль рассчитывал на спрос мирового рынка нефти и газа, а А. Лукашенко – на благосклонность Кремля и умение им манипулировать.

В 2013 году Россия президентствует в Большой двадцатке (G 20). Глобальная экономика едва ли будет обращать внимание на этот фактор и готова подложить ей большую свинью. Большинство развитых стран уже находится в рецессии или стоят на ее пороге. Спрос на сырьевые ресурсы искусственно поддерживается за счет чрезвычайно мягкой денежной политики центральных банков. Они на пару с правительствами и большим бизнесом надувают пузыри по всему миру. «Россия находится в критической, поворотной точке своего экономического, социального и политического развития. После 10 лет беспрецедентного экономического роста и повышения стандартов жизни глобальный финансовый кризис нанес экономике сильный удар. Сильный акцент на экспорт природных ресурсов вкупе с централизацией политической и экономической власти в течение последних десяти лет принесли стране много пользы, но в контексте быстрых международных и внутренних изменений участники этого сценария выделили необходимость быстрого обновления страны».

Белорусская модель во многом воспроизводит российскую. Наша экономика напоминает одну многоотраслевую государственную корпорацию с несменяемыми генеральным директором и Наблюдательным советом. Уровень централизации гораздо больше, а ресурсов для институциональных реформ еще меньше. Поэтому Беларусь в ещё большей степени беззащитна перед лицом внешних шоков.

Распорядители чужого гробят национального богатство

В 2012 году Россия была 67-ой в рейтинге глобальной конкурентоспособности. Беларусь, по оценке Центра Мизеса, находится на 92-м месте. Низкий внешний долг и бюджет с профицитом обеспечили ей 22-ое место (из 144 стран) по макроэкономической среде. Беларусь не имеет таких макроэкономических фундаментов. По качеству государственных институтов Россия оказалась на далеком 133-м месте. Беларусь тоже не вошла в первую сотню. Это значит, что природное богатство наших стран, человеческий капитал блокируются и транжирятся распорядителями чужого (политиками и чиновниками). Система госуправления настроена на узаконенный грабеж национального богатства. Чиновникам нет дела до создания институтов развития рынка товаров (134-ое место) и финансов (130-ое). Беларусь имеет подобные оценки. Российское правительство противодействует развитию рыночной конкуренции (136-ое место) и имитирует борьбу с монополиями (124-ое место). В Беларуси даже формально нет адекватных органов противодействия монополиям.

По адаптации новых технологий Россия также плетется в самом хвосте мира (137-ое место). С белорусским подходом к централизации инноваций и выделения приоритетов даже россияне кажутся рыночниками. Номенклатура своими руками душит еще одно бесспорное преимущество России – емкий внутренний рынок (7-ое место). С агрессивным торговым протекционизмом и дырявыми институтами защиты прав собственности современную конкурентную страну не построишь. У Беларуси нет преимущества ёмкого внутреннего рынка, но есть Таможенный союз. Его активно эксплуатируют контрабандисты и монополисты, операторы алкогольного и финансового рынков, но никак не малый и средний бизнес.

Россия стала заложником жадности собственных политиков и чиновников. В период с 2002 по 2010 год расходы на содержание «слуг народа» выросли в пять раз при росте их числа на 44%. Число чиновников федерального уровня выросло на 68%. Централизация административной власти лишает регионы самостоятельности и подрывает устои федеративного устройства страны. Коррупция стала частью системы управления, культуры и уклада жизни россиян. Люди от невежества, страха и зависти наделили огромными полномочиями государство. Вот и получили Левиафана, который превратил Россию в страну третьего мира.

По сравнению с Россией А. Лукашенко обделил своих чиновников. Они гораздо беднее российских, потому что выполняют роль обыкновенных клерков в системе одной общенациональной госкорпорации. Красть из неё – это красть от его управляющего. Поэтому коррупция в Беларуси не так глубокого укоренена, как в России. Тем не менее, рассчитывать на профессионализм Вертикали власти при проведении институциональных рыночных реформ в Беларуси едва ли реалистично.

Предсказуемые триггеры перемен

По мнению авторов Доклада, падение цен на энергоресурсы станет катализатором институциональных реформ в России. По аналогии сокращение российской поддержки Беларуси вынудит А. Лукашенко пойти на институциональные изменения.

Сегодня большой спрос на нефть и газ при существующем уровне цен закрепощает политическую волю к любым значимым реформам. Если Кремль не будет готов к такому сценарию, то «времена экономического кризиса могут привести к параличу системы принятия решений и способности правительства проводить реформы». Растущее недовольство людей, отсутствие полноценного диалога бизнеса и власти, растущее неравенство и беззаконие «блатного» бизнеса и номенклатуры – всё это резко снижает возможности для успешного проведения институциональных реформ. «Доверие внутри общества, к институтам и дисижнмейкерам является ключевым индикатором способности общества к полному развитию его потенциала». Его в России остро не хватает. В Беларуси в последние 20 лет его практически никогда не было.

По данным Credit Suisse Global Wealth Report 2012 100 российских миллиардеров владеют 30% всех личных активов России. Для сравнения в мире в целом миллиардеры владеют только 2% личных активов. Данных по Беларуси нет, но структура прав собственности в Беларуси и особенности системы ее распоряжения позволяют предположить, что члены Совета директоров национальной корпорации «Республика Беларусь» в сотни, если не в тысячи раз богаче среднестатистического белоруса.

Даже если мы оставим за кадром способ приобретения богатства, мы видим, что российские миллиардеры делают всё, чтобы ограничить конкуренцию и при помощи государства сохранять свою доминацию на рынке. Большой российский бизнес сформировал опасную связку с большим государством и взял Россию в плен. Эту связку в значительной степени поддерживает официальная экономическая наука в лице Академии народного хозяйства, Высшей школы экономики и МГУ. Белорусская модель по-своему честнее. Ее руководители даже формально не допускают развитие частного сектора.

Три сценария: один хуже другого

ВЭФ представил три сценария для России. Первый – «изменение баланса между центром и регионами» (regional rebalancing). Это сценарий, в котором отдельные регионы берут на себя инициативу в условиях политической и административной импотенции Москвы. Это может привести к децентрализации России и даже трансформации федерации, какой мы её знаем сегодня. Отдельные регионы уже формируют собственные бренды, проводят административные и налоговые реформы, игнорируя застой на федеративном уровне.

В этом сценарии Кремлю будет не до Беларуси. Её долги «повиснут», а А. Лукашенко продолжит искусно лавировать между интересами отдельных олигархов и топ-чиновников в российском руководстве. Вероятно, размер федерального гранта в рамках союзного государства может сократиться, но белорусский руководитель известен своим умением находить ключики к шкурным интересам руководителей российских регионов.

Второй сценарий для России – шаткая стабильность (precarious stability). Падение цен на нефть подорвет основы российской экономики и политической стабильности. «Парализованное угрозой роста народного сопротивления, сокращения социальных расходов, правительство будет вынуждено увеличить давление на экономики, используя государственные предприятия для социальных расходов». Кремль попытается, по крайней мере, сохранить иллюзию социальной стабильности. Это сценарий не очень благоприятный для Беларуси. В нём для нашей страны будет меньше ресурсов. Кремль в гораздо большей степени будет концентрировать внимание и ресурсы на сохранении целостности Федерации. Внешнеполитические проекты наверняка отойдут на второй план.

Третий сценарий – «по ту сторону бездействия» (beyond complacency) предполагает, что высокие цены на энергоресурсы еще больше убаюкивают российские власти. Их самоуспокоенность и бездействие увеличат коррупцию, ускоряют эрозию институтов и увеличат недовольство людей. Это сценарий инерционного провала России в зону опасного failed state. Если в перспективе ближайших 2-3 лет А. Лукашенко сможет сохранять свои позиции в переговорах с Кремлем, то дальше будущее может быть очень опасным, особенно если в Кремле окажутся настоящие сторонники собирания «земель русских».

Другие материалы в этой категории: « Цена неуча Проклятие должников и кредиторов »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!