Справедливости ради

Автор  03 сентября 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Безнравственность государственного вмешательства в экономику

Экономика должна быть эффективной, справедливой и экономной. Под этим лозунгом прошли десятилетия советского и вот уже более 20 лет белорусского народного хозяйства. Модальность этого заклинания смущает и возмущает. Сторонники Госплана/Госснаба исходят из того, что есть некий Мегаплан, один на всю страну. Что все добровольно подписались под его реализацией и сбросили в общий котел свои деньги и активы. Что консенсусом наняли команду лучших в стране менеджеров, и она, эта команда, во благо всех белорусов так управляет нашими ресурсами, что на выходе получаются не только нужные людям товары и услуги, а прибыль, зарплата и дивиденды. Все это иллюзия, жесткая обманка. Нет никакого Мегаплана и народной экономики. Есть разрозненные бизнес проекты распорядителей чужого (политиков и чиновников) местного и национального уровня.

Нет Мегаплана, эффективности и экономности

Большие и малые начальники за счет денег налогоплательщиков возводят свои личные, коммерческие интересы в ранг национальных. Типа «что хорошо Лукашенко/Мясниковичу/Шапиро/Батуре, то хорошо Беларуси. Для широкой публики этот лозунг звучит обезличенным. Типа «что хорошо для МАЗа, Белнефтехима, с/х предприятия «Родина», ОАО «Амкодор» или ОАО «Беларусбанк», то хорошо для Беларуси. На коммерческие проекты под государственной крышей регулярно выбиваются бюджетные ресурсы. Под них бесплатно ложится белорусская земля, леса и реки. Это для частного бизнеса за пользование всем этим богатством надо платить высокую аренду, да и не каждому она будет доступна. Для распорядителей чужого везде зеленый свет – и никаких шлагбаумов. Причем чем выше начальник, тем зеленее свет, шире бюджетные закрома и слабее акцент на конкретный коммерческий результат. Конкретный значит тот, что можно выразить в денежных единицах, описать в категориях «добавленная стоимость», «прибыль» или «окупаемость проекта», а не в виде социально-психологической жвачки типа «национальные интересы» или «наша промышленная гордость».

Нет в белорусской модели экономности. Раз на производство единицы ВВП в Беларуси тратят в 2 – 3 раза больше энергии, чем в странах ЕС, ни о какой экономности речи быть не может. Абсурдно добиваться экономии ресурсов за счет снижения температуры в заводских цехах до 5 - 10 градусов зимой и экономии на кондиционерах летом, когда в цехах можно свариться. В I половине 2012г. даже покорный директорат и гибкая статистика не могли скрыть тот факт, что при запланированном годовом снижении энергоемкости ВВП на 3 – 4%, энергоемкость увеличилась на 17,4%. Это вполне предсказуемый результат. Чудес не бывает. На большинстве госпредприятий технологии допотопные, оборудование старое, менеджмент - из-под палки, маркетинг и брендинг – на нуле.

Вместо справедливости обмен по понятиям

Нет в белорусской модели справедливости. Справедливость в экономике – это когда два частных собственника встречаются, договариваются, держат слово друг перед другом и выполняют все принятые на себя обязательства. Система справедлива, когда производитель и кредитор, предприниматель и инвестор, продавец и покупатель они могут устанавливать выгодные, с их точки зрения, условия обмена. Для справедливости экономики принципиально важно наличие частных собственников. Замена их субъективных суждений на мнения и решения распорядителей чужого убивает справедливость всей экономической системы. От того, что чиновник распорядился фиксировать цены на услуги бани, ремонт обуви, сахарную свеклу или обезжиренное молоко экономический обмен справедливее не стал. Разве распорядители чужого боги, чтобы принуждать людей следовать их субъективным мнениям и решениям? Почему точка зрения премьер-министра или главы Нацбанка должна быть важнее мнения индивидуального предпринимателя или собственника малого бизнеса?

Справедливо ли вкладывать миллиарды бюджетных долларов в молочное скотоводство и иные сектора сельского хозяйства? Каким моральным законом оправдана конфискация части дохода у 4,5 миллионов работающих белорусов и 2,5 миллионов пенсионеров и передача части их денег и ресурсов для нескольких сотен с/х производителей и обслуживающих их коммерческих структур? Ни в Библии, ни в Коране, ни в Торе нет ничего, что бы оправдывало обогащение одних за счет других. А ведь именно это и имеет место в ситуации поддержки государственных коммерческих проектов. Тот факт, что президент, премьер-министр и главы облисполкомов выступают агентами конкретного бизнеса, является проявлением несправедливости по отношению к тем, кто за это все платит и не получает ничего взаймы. Более того, он платит дважды. Второй раз – в виде процентов по долгам, которые накопило правительство.

Возможно, молочный бизнес для Беларуси – это благо. Не исключено, что мясное производство в нашей стране – выгодная региональная ниша. Вполне может быть, что выращивать яблоки и груши – тоже прибыльное валютное дело. Все эти гипотезы должны проверять частный бизнес, конкретные «живые» люди, которые заряжены идеей заработать прибыль, т. е. произвести и убедить купить нужные людям товары. Поражение карается через рыночный, т. е. народный механизм «прибыль – убытки». Таким образом, банкротство – это справедливая система оценки реализации разных идей. Несправедливо ее блокировать или давать индульгенцию отдельным государственным, тем более частным коммерческим организациям.

Или возьмем поддержку спорта. Никто не против физкультуры для детей и студентов. Я двумя руками за бесплатные спортивные площадки для людей всех возрастов. Одно дело, когда они сооружаются и поддерживаются частным бизнесом, общественными организациями и фондами. Другое дело, когда всех налогоплательщиков и потребителей заставляют финансировать непонятную бюджетную статью «развитие спорта». Начальники и чиновники от спорта, безусловно, считают справедливым выделение под госгарантии кредита более чем в $122 млн. на строительство штаб-квартиры Национального олимпийского комитета Беларуси. Кредит под 8,15% годовых на строительство такое объекта – дорогое удовольствие. Будущие администраторы белорусского спорта переселятся в комфортные кабинеты, чтобы оттуда наблюдать, как пашут белорусские спортсмены, как они кровью и потом зарабатывают свои медали. При этом госгарантии Совмина снимают всякую ответственность с чиновников.

Такой способ расходование бюджетных денег является крайне несправедливым с точки зрения как самих спортсменов, так и налогоплательщиков. Комфорт условий работы спортивных чиновников никак не транслируется на улучшение условий для физкультуры и спорта белорусов. У нас даже спортсмены – олимпийцы жалуются на отсутствие нормальных бытовых условий. В городах и весях нет нормальной инфраструктуры для самой народной игры – футбола. Наши детские тренеры получают копейки. Они имеют все основания возмущаться тем, что $122 млн. белорусское правительство решило потратить на комфорт себе подобных чиновников, а не на детей, тренеров и спортсменов. Эту жуткую несправедливость некому исправить, ведь депутаты местных советов и ПП НС в Беларуси являются агентами коммерческих и политических интересов больших начальников, а не обыкновенных налогоплательщиков или потребителей.

Рыночная система – народная справедливость

Справедливо, когда предприниматели убеждают кредиторов/инвесторов добровольно поучаствовать в их проекте. Справедливо, когда они нанимают работников и платят им рыночную зарплату. Справедливо, когда они сами решают, где и почем покупать технологическое оборудование, что производить и на каких условиях продавать свою продукцию.

Белорусское правительство разрушает справедливость народной, т. е. рыночной экономики. Сама по себе государственная собственность несправедлива. С принятия этой аксиомы должен начинаться тест во время собеседования на принятие людей на госслужбу. Чтобы забрать у миллионов и передать в руки сотен субъектов, большого ума не надо. Нужны большие кулаки, грубая физическая сила и угроза ее применения, в том числе в отношении работников милиции, прокуратуры и судов.

Белорусская экономическая система – это в большой степени система принуждения и перераспределения. Распорядители чужого декларируют ее справедливость, но именно ее остро не хватает. В стране сотни тысяч, если не более миллиона миноритарных акционеров. Лишь единицы имеют устойчивый, значимый доход в виде дивидендов. Их права нарушают как частные держатели больших пакетов акций, так и государство - собственник. Белорусы не только отстранены от управления активами через участие в управлении отрытыми акционерными обществами. Они не имеют информации о том, что получает государство, как хозяин, от управления активами на десятки миллиардов долларов. С точки зрения чиновников обл- и горисполкомов справедливо сдавать в аренду миллионы квадратных метров зданий и сооружений. В этом праве кроется значительная экономическая власть, которая резко увеличивает капитализацию чиновничьих должностей. С другой стороны, для частного бизнеса постоянная зависимость от исполкома-арендатора является несправедливой. Чья правда для Беларуси важнее и дороже, чиновника – перераспределителя или предпринимателя – собственника? Ответ на этот вопрос вы не найдете в экономической теории, тем более эконометрических моделях. Ответ нужно искать в отношении людей, в их ценностях и в том, насколько они позволяют распорядителям чужого лишать себя права выбора, т. е. свободы.

Другие материалы в этой категории: « Конкурентонеспособность Видение Беландии »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!