Старые кадры порешат всё

Автор  27 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Сможет ли власть решить проблему кадрового голода

Ярослав Романчук

Беларусь вошла в полосу очередной широкой кадровой ротации. В народе перезагрузку управленческого капитала для Вертикали называют просто ператрахiванiем начальников. Для непросвещенных изменение именных табличек на кабинетах высоких чинов лишено смысла. Тот же Большой начальник, те же кабинеты, неизменный социальный пакет и признаки принадлежности к верхушке власти (вертушка, «Мерседес», престижный дом/квартира) - и никакой корректировки функций. Матрица для профессионального самовыражения тоже остается примерно одинаковой. План четвертой пятилетки никто не отменял.

Нет ничего удивительного, что непросвещенные, в том числе большинство журналистов и политологов, не понимают логику кадровых перестановок в Беларуси. Кулуары Вертикали, пертурбации номенклатуры, взаимоотношения большого бизнеса и власти, тем более личные отношения в рамках Топ-100 дисижнмейкеров страны покрыты плотной завесой тайны. Поэтому полная картина механизмов принятия решений и взаимоотношений в общественном сознании является гремучей смесью слухов, кривотолков, допущений и ложного целеполагания. Источниками информации служат обрывочные наблюдения даже не свидетелей событий, а знакомые знакомых, которые через вторые или третьи руки «точно» передали суть происходящего.

Проблема инсайдеров

Проблема белорусской кадровой политики заключается в том, что ее суть часто не понимают сами инсайдеры Вертикали, т. е. те, кому по должности надо чутко реагировать на решения А. Лукашенко, как первопричины и первоисточника всех кадровых решений. Это про Россию У. Черчилль когда-то сказал, что она является головоломкой, завернутой в тайну внутри загадки. Точно так же можно оценить белорусскую кадровую политику. Ее логика и рациональность доступна только одному человеку и то только в рамках тактических комбинаций и ситуативных реакций. При этом нужно специально оговориться, что единственным незыблемым критерием попадания в кадровую обойму или в список ожидания для попадания туда является декларация абсолютной личной лояльности. Именно декларация лояльности, поскольку многие распорядители чужого (политики и чиновники) относятся к лояльности, как когда-то в советские времена люди относились к членству в комсомоле или КПСС. Если это было нужно для карьеры, люди просто совершали этот ритуал, носили членские билеты и потом без зазрения совести и особых проблем, выбрасывали их в мусорку. Сегодня суть ритуала заключается в публичном выражении лояльности лично А. Лукашенко. При этом немногие из числа номенклатуры являются лояльными по убеждению, потому что разделяют ценностные ориентиры главы государства, его взгляды на теорию и практику развития государства и экономики.

Настоящие лоялисты имеют больше шансов дольше удержаться в кадровой обойке (самый ближний круг, самые хорошие должности), но не всегда этот фактор срабатывает. Лояльность тоже должно быть адекватной историческому моменту, сути происходящих событий, балансу слухов и сплетен оппонентов и настроению главного начальника страны. Во внимание принимаются также стиль жизни лоялиста, его личные связи и контакты, высказывания на работе и вне ее, а также субъективное восприятие его вклада в выполнение целей и задач самого А. Лукашенко. Проблема этой категории распорядителей чужого заключается в том, что нигде нельзя ознакомиться с конкретными формулировками целей и задач А. Лукашенко. Если бы еженедельно или хотя бы ежемесячно издавался некий циркуляр с подробным описанием того, чего на данном историческом промежутке хочет глава страны, лоялистам было бы проще. А так им приходится фантазировать, опираться на классиков марксизма-ленинизма, штудировать труды Сталина или искать вдохновение в томах материалов съездов КПСС. Ведь не будешь же приставать к главе страны с назойливыми расспросами относительно целей и задач данного исторического периода.

Кадровые перемещения – это результат изменения восприятия Александром Лукашенко целого ряда факторов. Популярность в обществе, удовлетворение населения жизнью, уровень напряжения в больших рабочих коллективах, устойчивость бюджета, стабильность валютного рынка, состояние внешнеторгового баланса, характер взаимоотношений с топ полисимейкерами России и ЕС, состояние здоровья, количество жалоб и критических оценок, приведенных в докладных записках разных контрольных органов и служб, баланс сил и интересов разных органов госуправления – все это и многое другое переваривается в главной кадровой голове страны, а на выходе получаются те или иные кадровые решения. В этой игре так много факторов, что предсказать ее результат сложнее, чем итог шахматной партии.

Кадровая рокировка под что?

Лишился своего поста лоялист Сергей Ткачев. Он почти 11 лет был помощником А. Лукашенко по экономическим вопросам. Перешел на должность министра иностранных дел еще один долгожитель команды главы государства Владимир Макей. Ушел с должности вице-премьера Сергей Румас, а старый, добрый Петр Прокопович наоборот вернулся в обойму из шорт листа. Новые люди, но из проверенной кадровой обоймы появились на постах министра сельского хозяйства и главы пограничного комитета. Кто бы ни занял пост главы администрации, кто бы ни стал вице-премьером, министром экономики и даже премьер-министром, они обязаны будут встроиться в систему выполнения противоречивых, часто противоречащих друг другу целей и задач самого А. Лукашенко. Поэтому никто их них не может сказать, на какой срок он пришел на ту или иную должность. Часто даже сложно определить, почему именно этот человек был назначен на эту должность. Поэтому нет большого смысла в попытках улавливать флёр изменения курса развития Беларуси, системных трансформаций в произошедших и предстоящих в ближайшие недели кадровых решениях.

А. Лукашенко ни словом, ни делом, ни даже намеком не отказался от плана четвертой пятилетки, т. е. стратегии развития Беларуси по немногим модифицированной матрице «Госплан/Госснаб + доминация государственной собственности». Он продолжает верить в праведность и правильность этого курса, а возникшие проблемы связывает скорее с непрофессионализмом и усталостью людей на определенных должностях. Он верит в свою способность манипулировать и договариваться с Кремлем и российскими олигархами. Он верит в том, что в случае необходимости можно без больших имиджевых и экономических потерь легко разморозить отношения с Западом. Глава Беларуси полон оптимизма на предмет сохранения управляемости государственной экономики, в том числе ее финансов.

Действия по видоизменению системы управления экономикой, связанные с создание системы финансирования выбранных в ручном режиме проектов под эгидой Банка развития, холдингизация экономики, создание государственных инвестиционных фондов – все это делается не для создания институтов свободного рынка, а для корректировки системы контроля и собственности в рамках все той же матрицы. Корректировка структуры собственности делается, в том числе, для того, чтобы сформировать мощные олигополистические, олигархические отраслевые группы. Они должны будут обеспечить занятость населения, противостоять экспансии иностранного, в первую очередь, российского капитала, а также гарантировать определенные темпы экономического роста. Нет сомнений, что А. Лукашенко находится под сильным влиянием идеи премьер-министра М. Мясниковича о финансово-промышленных группах (ФПГ), как о самых перспективных организационно-правовых формах функционирования экономики.

Премьер-министр некритически позаимствовал эту идею из уже дискредитированной реальной жизнью экономики развития (development economics), опираясь на опыт южнокорейских чеболей или японских кейрецу. Навязать современной Беларуси в глобальной экономике сомнительное структурное решение середины XX века является стратегической ошибкой. Однако такой вариант реформ тешит ухо А. Лукашенко и позволяет М. Мясниковичу на некоторое время оставаться во главе правительства. Должность премьер-министра может стать вакантной после завершения процесса формирования холдингов, особенно если это совпадет с неизбежной корректировкой потоков внешней торговли, ростом напряжения на валютном рынке и легко предсказуемой рецессией 2013 года.

Внутри Вертикали власти есть люди, которые могли бы возглавить первое в истории рыночное правительство Беларуси. Есть с десяток професисоналов, которые бы справились с технократическими заданиями не хуже словаков, поляков или литовцев. При этом надо понимать, что это будет правительство А. Лукашенко. Исполнителей приказов найти можно, но вот идеологов системных рыночных реформ, людей с системным пониманием сути рыночных институтов внутри высшего уровня управления Вертикалью нет. Есть сомнения, что такие люди вообще есть в органах госуправления. Поэтому без начала полноценного диалога с независимым экспертным сообществом, с технократами вне Вертикали А. Лукашенко не сможет добиться своих целей и задач на новом историческом этапе развития страны.

Сегодня преждевременно говорить о том, когда такой вызов станет перед главой страны. Тем более нельзя спрогнозировать, как он с ним будет справляться. Сегодня ясно одно. Старые кадры разрушают стройные, но только на бумаге планы президента. Даже в среднесрочном периоде лоялисты играют против А. Лукашенко. Жизнь уже внесла в экономические отношения свои существенные корректировки. Теперь очередь за А. Лукашенко вносить изменения в свою кадровую политику. Настоящие, значимые изменения, а не ротацию по должностям усталых, безынициативных лиц, со стершейся от времени или от жадности печатью лояльности.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!