Романтизм Министерства экономики

Автор  20 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Перезагрузка в рамках государственной собственности

Ярослав Романчук

Министерство экономики выходит в авангард экономических реформаторов. Молодой министр экономики на заседании Совета Министров предложил целый ряд организационных и институциональных новаций. По духу многие предложения Николая Снопкова вполне соответствуют идеологии рыночных реформ, но по сути Минэкономики рекомендует только переформатировать органы государственного инвестирования и развития, но не отказываться от статуса государства – хозяина над всеми командными высотами экономики. Понятно, что Министерство экономики четко видит все свои ограничители в существующей системе принятия решений, не выходит за флажки. Наверно, поэтому многие предлагаемые решения находятся в «клетке» ранее принятых Вертикалью документов и соответствуют ее дирижистскому характеру.

Наивная вера в нового государственника

Тезис об ускоренном развитии посредством создания новых высокоэффективных предприятий звучит, как традиционный призыв на Дожинках. Минэкономики предлагает создать механизм перераспределения работников «с низкопроизводительных мест на новые, высокоэффективные производства с современным уровнем производительности труда и соответствующей заработной платой». Декларировать это гораздо легче, чем сделать. Переучить токарей, электриков, специалистов по металлу или каменщиков, работающих на добитом провинциальном заводе и привыкшим к умеренному пьянству обслуживать роботы и современные станки, чтобы они остались в рабочем состоянии – непростая задача. Ее выполнение под силу исключительно частным инвесторам, которые решатся реализовывать в нашей стране свои бизнес планы. И то в условиях жесткой конкуренции за эти самые высокотехнологические рабочие места. Сколько они создадут рабочих мест, более 200 тысяч, как планирует Минэкономики, или в два раза меньше, мы объективно знать не можем. Поэтому детализация в предложениях Минэкономики типа «в 2013 году потребуется создать 56 тысяч рабочих мест» - это не показатель точности расчетов и глубины охвата данных, а ненужные псевдонаучные, лжепрогностические понты.

Минэкономики правильно призывает «изменить качественный состав советов директоров, ввести в них независимых директоров, а представителей государства из числа государственных служащих постепенно замещать управленцами-профессионалами». Однако качество корпоративного управления неразрывно связано со структурой собственности. Поменяв Иванова на Петрова, а Сидорова на Ткачева, оставив контрольный пакет в руках государства, правительство ничего не добьется. Лучшим аудитором и супервайзером, самым эффективным дисижнмейкером является только частный собственник, а государство должно принять качественный закон о защите прав миноритарных акционеров.

Минэкономики правильно предлагает разделить функции регулятора и функции собственника, но при этом оно не делает акцент на том, что этот собственник должен быть частным. Вместо четко обозначенного курса на расширение частной экономики и приватизацию Минэкономики предлагает передать функцию управления государственными акциями некому институту профессиональных управляющих. Можно допустить, что это лучше, чем сегодня, когда конфликт интересов в рамках одного органа госуправления создает благодатную почву для коррупции и перетекания активов в близкие чиновникам частные структуру. Однако легко можно представить, что этот институт будет очень легко встроить в традиционную систему госуправления.

Создание отдельного института управляющих от имени государства может породить не меньшую коррупцию. Гораздо лучший вариант – полная приватизация государственных заводов. Министерствам в новой системе отношений не нужно концентрировать усилия «на поиске новых технологий», потому что это важнейшая задача самих собственников. Поиск технологий или патентов, определение их перспективности, коммерциализация изобретений – все эти процессы должны находиться в управлении руководства самих предприятий. Министерства не должны вмешивать в их коммерческую деятельность, в том числе пытаться внедрить технологии, которые, с точки зрения чиновников, являются передовыми и перспективными. А вот «создать равные условия для государственных и частных предприятий, здоровую конкурентную среду» они обязаны, ибо так велит Конституция РБ и логика рыночного процесса.

Сомнительный стержень

Минэкономики предлагает сомнительный «стержень» для системы государственного индикативного планирования. Речь идет о Национальной стратегии устойчивого развития и размещения производственных сил. Этот документ имеет несмываемую печать идеологии Госплана/Госснаба, когда распорядители чужого на 20 лет вперед определяли, какие и где заводы строить, что развивать и т.д. Они объективно были ограничены знаниями технологий, научных открытий и не имели ни малейшего представления о третьей промышленной революции. Попытка встроить потенциальных инвесторов и предпринимателей в матрицу государственного плана развития Беларуси до 2020 года является грубой стратегической ошибкой. Неважно, проводит ли ее нынешнее правительство под лозунгами социалистического рынка или обновленный Совмин под знаменами социально ориентированной рыночной экономики.

Настораживает тот сильный акцент, который Минэкономики делает на Банк развития. Он призван обеспечить «низкорисковое, прозрачное и безэмиссионное финансирование». По мнению Н. Снопкова, Банк должен стать ядром системы, но при этом не должен конкурировать с традиционной банковской системой и подменять расходную часть бюджета. Открытым остается вопрос, кому и под какие коммерческие проекты Банк развития будет давать триллионы рублей, скажем, под 5% годовых в Br-рублях? Управление госресурсами через Банк развития принципиально мало чем не отличается от механизмов реализации сегодняшних госпрограмм.

Примерно те же чиновники будут анализировать коммерческие оферты приблизительно тех же заводов и фабрик – и едва ли что-нибудь структурно поменяется. То же самое касается деятельности ОАО «Промагролизинг», которые Минэкономики предлагает сделать составляющим элементом Банка развития. Еще больше усложняет его структуру Инвестиционный фонд, тоже государственный. Он должен «соинвестировать» в те проекты, на которых по разным причинам ресурсов в банке развития не хватило. Минэкономики опять ставит вопрос о «приоритетных секторах экономики». Опять этот список будут утверждать политики и чиновники, а не инвесторы и предприниматели. Наконец, к Банку развития планируется присоединить Белорусский фонд финансовой поддержки предпринимателей, чтобы давать государственные деньги и гранты для начинающего малого бизнеса.

Не может не смущать тот факт, что примерно такие же механизмы в белорусской экономике уже были. Попытки создать новые государственные структуры, отделить их от существующих министерств, но накачать их бюджетными деньгами и при этом заставить заниматься поиском будущих корпоративных рыночных лидеров – это дело неблагонадежное и рисковое. Вся инфраструктура поддержки бизнеса должна быть частной, а перспективность стартапов должны определять опять же частные венчурные фонды. Подмена их государственными не даст того же эффекта, как в свое время Кремниевая долина в Калифорнии. К ее становлению и развитию государство не имело никакого отношения.

Наконец, смущает декларируемая Минэкономики новая экономическая идеология госорганов и госпредприятий на 2013-2015 годы. «1) Государство – эффективный собственник, 2) Министерство – стратег в технологическом развитии отрасли, 3) Председатель облисполкома – стратег в равномерном развитии территории». Предлагаемые Минэкономики институциональные решения и новые коммерческие структуры неспособны существенно повысить качество госуправления. Поэтому основной функцией государства на ближайшие годы должно быть создание независимой, объективной системы разрешения споров и защиты прав собственности. Не менее важная задача - создание по-настоящему равных условий хозяйствования субъектов всех форм собственности. Государство в принципе не должно быть собственником, разве что только помещений, где находятся органы госуправления.

Министерство не должно быть стратегом, тем более в стратегическом развитии отрасли. Оно должно следить за выполнением всеми участниками рынка определенных норм и стандартов поведения. Координация деятельности на рынке лучше получится у самоорганизующихся организаций и добровольных ассоциаций. Мы ни откуда не возьмем новых министров. Главное направление модернизации структуры управления – ликвидация отраслевых, секторальных министерств, формирование вместо них небольших, скромных агентств, которые будут оказывать правительству и участникам рынка информационную и широком смысле маркетинговую поддержку.

Наконец, очень опасно наделять руководство облисполкомов правом определять стратегию развития региона. Институты децентрализованного управления у нас не работают. Передача чиновникам местного уровня права определять, какие предприятия развивать, кому отдавать приоритет и выделять бюджетные деньги, в том числе через Банк развития, выльется в частно-государственное партнерство чиновников, членов их сеемей в рамках избранных личных коммерческих проектов. Дорога к еще более наглой и открытой коррупции будет открыта, а частный бизнес как был, так и останется на подхвате и на побегушках и высокомерных арендаторов в лице исполкомов.

Минэкономики правильно указывает на встроенные механизмы саморазрушения белорусской экономической модели. Н. Снопков отважно указывает на растущие риски и угрозы для ... выполнения показателей Четвертой пятилетки. Министр экономики не ставит под сомнение государственную собственность, не делает мощный акцент на частном характере инноваций и экономической свободе. Он пытается перезагрузить систему госуправления, но оставить под ее контролем большую часть собственности и право определять стратегию развития. Такой идеалистический романизм в экономической политике лучше, чем дремучий марксизм-ленинизм отправленного в отставку Сергея Ткачева, но на полноценную идеологию и стратегию модернизации Минэкономики еще явно не наработало. Возможно, не всё сразу. По крайней мере, поиск на самое лучшее в сфере экономической науки теории и практики объявлен. И это тоже, пусть маленький, но прорыв, за который команде Минэкономики нужно сказать спасибо.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!