Николай Снопков на рыночной передовой

Автор  20 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Откровения о качестве управления экономикой

Ярослав Романчук

Доклад министра экономики Николая Снопкова на заседании Совета Министров 8 августа 2012г. можно назвать бомбой. Это обстоятельный 30-страничный документ откровенно называет вещи своими именами, раскрывает горькую правду о белорусской экономике и призывает к системным рыночным реформам. Министерство экономики однозначно забрало у некогда прогрессивного Нацбанка пальму первенства и титул самого прорыночного органа госуправления. Разумеется, по внутрибелорусским стандартам. Н. Снопков призвал воспринимать его доклад не как критику, а как набор аргументов и призыв «объективно оценить риски, не способствующие формированию долгосрочного роста, как основы социальной направленности развития общества». В конце своего доклада он абсолютно правильно заметил: «Основные риски и проблемы – внутри нас. Для их нивелирования необходимо объективно и критично оценить возможности и проблемы развития страны».

Едва ли идеологические и ведомственные оппоненты министра экономики согласятся на откровенный разговор с опорой только на цифры и факты. Еще никогда белорусские агробароны, строительные тресты, промышленные монополисты и мощные государственные монополии не соглашались вести такой откровенный разговор. Они годами выстраивали существующие административные и финансовые связи, пробивали доступ к бюджетным ресурсам, особый монетарный и фискальный режим, а тут молодой министр экономики предлагает подвергнуть всё это ревизии. Причем делает это весьма изящно, поскольку аппелирует к «библии» белорусской правовой системы - показателям Четвертой пятилетки и впридачу директиве президента № 4.

Минэкономики не от хорошей жизни активизирует разговоры о необходимости серьезной модернизации белорусской системы управления активами и собственностью. Его руководству придется отвечать за невыполнение планов, непривлечение инвесторов и некокурентоспособные институты. Николай Снопков при поддержке своих молодых коллег режет правду-матку, в том числе и потому, что о рисках и угрозах предпочитают молчать премьер-министр, министр финансов и глава Нацбанка. Администрация президента наблюдает за экономикой как бы со стороны, обращая больше внимания на развитие белорусско-российских отношений и на парламентскую кампанию. Очевидно, что уже в IV квартале остро станет вопрос об ускорении процессов создания полноценных рыночных институтов. У нынешнего состава Совмина хорошо получается ничегонеделание с демонстрацией статистических успехов в виде профицита платежного и торгового балансов. Об источниках этого краткосрочного «чуда» официальные лица предпочитают не распространяться. Тем более что они в последние две недели буквально высохли на наших глазах. Тем более похвальна решимость Минэкономики вести серьезный разговор о глубоких структурных проблемах нашей экономической системы.

Горький, справедливый диагноз

Сила подхода Н. Снопкова заключается в том, что он не персонифицирует проблемы, не развешивает ярлыки, не сваливает ответственность на людей, которые сегодня занимают определенные должности. Он призывает к объективному, научному анализу тех механизмов, институтов и инструментов, которые проигрывают конкурентную борьбу с другими странами и часто впустую перемалывают природные, людские и инвестиционные ресурсы страны.

Многие выводы Минэкономики звучат, как приговор проводимой экономической политики. «Замедление является следствием того, что инвестиционная деятельность в последние годы не была направлена на изменение технологической структуры производства. И это не позволило преодолеть рубеж низкой производительности по добавленной стоимости». Это жесткий диагноз инвестиционной политике правительства. Деньги из бюджета, инновационных фондов, а также ресурсы госпредприятий использовались для сохранения и поддержания старого, а не создания нового. Н. Снопков правильно указывает на серьезные структурные искажения. Они являются прямым следствием централизации инвестиционной деятельности, вытеснения частного бизнеса и навязывания «красными директорами» и чиновниками-традиционалистами экономических проектов. Если правительство ставит задачу повышения производительности труда, то ему нужно отказаться от столь привычной ему парадигмы инвестиционной политики.

Минэкономики сделал вывод, что в тисках госплана и госсобственности наша экономика «не генерирует уровня добавленной стоимости, соответствующего необходимому уровню заработной платы. Конкурентоспособными являются только отдельные виды экономической деятельности: производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов; химическое производство; деятельность, связанная с вычислительной техникой...»

Из $1,2 млрд. запланированных чистых прямых иностранных инвестиций за I полугодие поступило $661,1 млн., львиная доля из которых – кредиты и деньги уже работающих в Беларуси иностранных предприятий. «От общей суммы инвестиций за счет продажи акций, принадлежащих государству, получено только 1,8 млн долларов, или менее 1 процента от запланированной суммы. В целом поставленная задача на 2012 г. – привлечение 3,7 млрд. долларов выполнена только на 18%». Это прямой ответ инвесторов на утверждения Совмина о создании в стране благоприятного инвестиционного климата.

То же самое относится к выполнению задачи по повышению доли высокотехнологического экспорта. Старый конь уже начал даже борозду портить, а о том, что он – старый государственный промышленный сектор – не тянет, было известно давно. «Реальный сектор только использовал бонусы эффекта девальвации. Свидетельством этого является относительно низкий уровень удельного веса экспорта сложнотехнической продукции с тенденцией его снижения».

Н. Снопков озвучил известные вещи, но он, пожалуй, первый, кто решился сделать это перед лицами правительственных традиционалов: «Риск существующего экономического уклада – это то, что мы теряем конкурентоспособность на традиционных рынках и медленно осваиваем новые». За исключением наших десяти основных торговых партнеров доля остальных стран в экспорте в 2012 году находится на уровне 16%. Так было и в 2007 году, что говорит о провале задачи по диверсификации экономики. «По всем крупнейшим товарным группам за 5 лет страна сократила географию поставок. По молоку – с 16 стран в 2006 г. до 15 в 2012 г., по тракторам – с 73 до 47; по автобусам – с 10 до 9; по грузовым автомобилям – с 42 до 24; по прицепам – с 37 до 29 стран».

Как и с инвестициями, диверсификацию поручали чиновникам и «красным директорам». Они торжественно обещали нару и президенту выполнить обещания. Сегодня у народа и А. Лукашенко есть все основания чувствовать себя обманутыми и разочарованными. Казалось бы, глава страны прорубил окно на российский рынок, выторговал для страны уникальные условия, в том числе энергетический грант в размере 13% ВВП на протяжении более 10 лет, а министерства, ведомства и государственные заводы профукали, проспали возможности для развития. У нас с Россией и союзное государство, и ЕЭП, а наша доля в импорте России за десять последних лет сократилась с 11% до 5%. В первой половине 2012г. она вообще опустилась до 4,5%.

Беларусь становится неинтересной

По мнению Н. Снопкова, основная причина потери конкурентоспособности это «комфортная жизнь предприятий за счет внутреннего рынка Беларуси под «патронажем» государства. Теперь аналогичная ситуация складывается и на просторах ЕЭП, где три страны создали защитный контур и мы надеемся, что в этих условиях безбедная жизнь продолжится и далее. Но опасность заключается в том, что мы уже теряем позиции в рамках ЕЭП, только не за счет уменьшения емкости рынков наших партнеров, а под воздействием спада интереса к нашей продукции». Это очень серьезное предупреждение для А. Лукашенко и для всех тех сторонников Госплана, которые продолжают делать вид, что белорусские товары по-прежнему вырывают с руками в России, Казахстане и на постсоветском пространстве в целом.

Минэкономики справедливо отмечает, что в Беларуси по сравнению с Россией и Казахстаном созданы более конкурентоспособные институты развития, благоприятный деловой климат. Наши партнеры по ЕЭП взяли курс на защиту института частной собственности, на раскрепощение национального предпринимательства. Россия совсем иначе подходит к планированию и прогнозированию. В Казахстане никому и в голову не придет возвращаться к директивному планированию и доведению до министерств и исполкомов валовых показателей. В. Путин и Н. Назарбаев при многих «но» и «ведь» открыто делают ставку на рыночные отношения, а не на восстановление институтов советского народного хозяйства. Поэтому их представители в рамках Евразийской комиссии активно лоббируют свои интересы. За первую половину 2012 года ЕЭК приняла 190 решений, из которых только единицы были инициированы белорусской стороной. «Таким образом, мы проигрываем уже на старте. Республика опять выступает в роли догоняющего, причем, не в новациях, а в фундаментальных принципах экономической политики. Отраслевые министерства и концерны Беларуси упускают возможности, предоставляемые ЕЭП, и причина здесь одна – они ассоциирует себя с органом оперативного управления подчинѐнными предприятиями». Это не просто критика. Это явный призыв на изменение структуры и содержания управления экономикой.

Необходимым условием для достижения запланированной властями производительности труда является привлечение за три ближайших года прямых иностранных инвестиций в объеме $17 млрд., в том числе $7,5 млрд. на новые производства. Это весьма амбициозная цель, добиться которой без радикального улучшения параметров делового климата и создания полноценных рыночных институтов. Нельзя не поддержать предложение Минэкономики о том, что «внедрить в законодательную базу Республики Беларусь лучшие мировые практики, соответствующие современному развитию...» Наконец-то начнется поиск этих самых лучших мировых практик. Наконец-то полисимейкеры выйдут за рамки «лучшего» советского опыта и научатся учитывать «ошибки и уроки европейской интеграции, неотложно ликвидировать критические внутренние дисбалансы, наряду с опережающими шагами в области создания благоприятных условий для национального бизнеса и иностранных инвесторов». Н. Снопков предлагает начать движение к рынку, чтобы выполнить поручение Главы государства о создании «одних из лучших в мире условий инвестирования». Это лучше, чем топтаться на месте, проедая энергетический грант России. При этом планка «лучший в мире» ко многому обязывает, особенно если речь идет об институтах экономического развития. Виктория Азаренко стала первой ракеткой мира не потому, что играла по особым белорусским правилам, а потому, что стала лучшей в рамках общепринятых правил тенниса. Белорусскому правительству пора принять и выучить назубок правила свободного рынка, частной собственности и открытой конкуренции. Только после этого нашей стране откроются новые источники экономического роста.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!