За Беларусь без разбавителей

Автор  11 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Что может спасти белорусскую экономику

Ярослав Романчук

Отношения между руководством Беларуси и России строятся по законам и понятиям. Понять их только по содержанию международных договоров, национальных актов законодательства невозможно. Для полной оценки нужно разбираться в тем самых понятиях, которые устанавливается Кремлем и официальным Минском в процессе политико-коммерческих переговоров. По самым чувствительным темам понятия гораздо сильнее законов. Отказ Российской железной дороги (РЖД) на приемку и отправку нефти от российских нефтетрейдеров на белорусские заводы для производства сублимированных нефтепродуктов (растворители, разбавители, смазочные масла) является ярким примером действий по понятиям. Нормы и стандарты ВТО, которые описывают меры тарифного и нетарифного регулирования, бессильна перед такого рода регуляторными практиками.

Монополистов России особая стать

РЖД в ситуации с нефтеразбавительным бизнесом стал для Беларуси примерно тем же, чем Геннадий Онищенко был и остается для грузинского вина, боржоми или польского мяса. Шлагбаум для торговых потоков нефтехимического свойства появился в том месте, где его ждали меньше всего. Не прошло 1,5 года, как Кремль ответил на инновационные внешнеторговые подходы белорусских компаний. В середине 1990-ых, сразу после подписания договора между Беларусью и Россией о создании зоны свободной торговли, в Россию через Беларусь хлынули потоки спиртного и сигарет. Тогда это был банальный реэкспорт из третьих стран. Дырку в границе заделали примерно через 1,5 – 2 года. Возмущаться начали, в первую очередь, компании – конкуренты, жертвы той волны интеграции и Минфин РФ. Поставки товаров формально по закону, но не по понятиям привели к серьезным потерям для бюджетов.

Сегодня ситуация повторяется. Операции с нефтью были более дерзкими. Для России это товар стратегического назначения. Он находится под особым контролем Кремля и уполномоченных для работы с ним компаний. Белорусские партнеры действовали быстро и изобретательно. Найти в таможенном законодательстве товарные дырки для беспошлинного экспорта, оказалось не так уж сложно. Разбавители и растворители стали самым мощным локомотивов роста белорусской экономики в последние 18 месяцев. Потом к ним подтянулись смазочные материалы. Как и в случае с алкоголем/сигаретами середины 1990-ых, реализация такого рода схем была бы невозможна без партнерства с российскими компаниями. Когда речь идет о том, чтобы дополнительно, за счет «оптимизации налоговых схем» заработать сотни миллионов долларов, желающих даже в Польше, Италии и Австрии, не говоря уже о России, можно найти предостаточно. Так торговые схемы, упакованные в международные договора о ЕЭП, заработали на полную мощность. Благо желающих купить сублимированные нефтепродукты в Евросоюзе и Украине предостаточно.

В. Путин совсем иначе представлял себе очередной раунд белорусско-российской интеграции. Не то, чтобы он сильно огорчился разбавительным бизнесом, но убеждение в том, что с белорусским партнером кашу не сваришь, еще больше укрепилось. Признавать ошибки при подписании документов о Таможенном союзе, тем более слабый контроль над нефтяным рынком, Кремлю не с руки. Нарываться на очередной международный скандал с прекращением поставок нефти или газа тоже нет резона. Обращаться в суд, самый справедливый и гуманный, противоречит духу договоренностей по понятиям. Тем более в суде может такое выйти на явь, что лондонские разборки Березовского и Абрамовича могут показаться цветочками. Поэтому была сделана ставка на невинную, с точки зрения закона и международного восприятия, причину. Ссориться с Российской железной дорогой, этим мощным монополистом – себе дороже. Попробуй разберись, что там на самом деле было с цистернами. Так РЖД стал для Кремля инструментом разрешения очередной спорной ситуации с Беларусью. Монополии для того и создаются правительствами, чтобы выполнять не только коммерческие функции.

Беларусь без разбавителей

Авторы схем с сублимированными нефтепродуктами пошли на серьезный риск, и в краткосрочном периоде он оправдался. Они пьют шампанское и радуются тому, что едва ли Кремль потребует доплачивать в российский бюджет экспортные пошлины за разбавители, растворители и смазочные материалы. Никто не заберет у них заработанную прибыль, которую можно пустить на приватизацию белорусских предприятий. Доказать, что имел место банальный экспорт бензина и солярки, будет очень непросто. Нет сомнений, что белорусская сторона предоставит все необходимые документы, включая заключения химических лабораторий. Получить от латышских или голландских компаний документы для сравнения с белорусскими можно только в рамках некого уголовного процесса.

А. Лукашенко, несомненно, снял еще одни интеграционные сливки. Бюджет страны, платежный и торговый баланс сразу же почувствовали облегчение от сублимации нефтепродуктами. Политический и психологический эффект был абсолютно положительным. Разбавители/растворители позволили белорусскому руководителю временно снять с повестки дня проблему девальвации и устойчивости финансовой системы. Нефтехимические схемы позволили повысить зарплату и сохранить дотации по жилищно-коммунальным услугам. Это успокоило людей, частично вернуло их доверие, если не к главе страны, то к самой экономической системе. Ведь в 2012 году люди резко увеличили объем вкладов. К тому же, белорусские власти выиграли время для перераспределения собственности через холдинги, чтобы подготовиться к неизбежной интенсификации конкуренции в рамках ЕЭП. Наконец, А. Лукашенко поддержал свое реноме среди номенклатуры и большого бизнеса. Мол, мужики, я делаю все, чтобы защитить ваши интересы. И, действительно, ни в каком другом укладе (европейская интеграция, свободная торговля на постсоветском пространстве, честная приватизация) белорусские «мужики» не смогли бы столько заработать. Взамен белорусский руководителей ожидает безусловной лояльности и пока ее получает.

Закрытие бизнеса с сублимированными нефтепродуктами будет иметь для Беларуси целый ряд серьезных последствий. Во-первых, баланс внешней торговли Беларуси по сырой нефти и нефтепродуктам может снова стать отрицательным, в то время как в 2011г. он составил плюс $982 миллиона. Возможно, щедрые поставки нефти и нефтепродуктов в январе – июле 2012г. позволят смягчить силу удара, но 2013 год точно станет временем жесткой посадки. Изменения в схемах поставки и продажи нефтехимических товаров снова увеличит дефицит платежного баланса. Если в 2012 году за счет работы в I полугодии его еще можно будет удержать близким к нулю, то в 2013 год Беларусь снова может получить дефицит текущего счета платежного баланса более 10% ВВП.

Во-вторых, прекращение схем с разбавителями/растворителями – это мощный предупреждающий сигнал для валютного рынка. Резкое сокращение валютной выручки отразится на устойчивости белорусского рубля. Ресурсы для валютных интервенций Нацбанка тоже будут существенно ограничены. Осенью может активизироваться отток валюты и рублей с вкладов, а в 2013 году при сохранении текущей монетарной и фискальной политики нам нужно готовиться к очередной инфляционно-девальвационной спирали.

В-третьих, окончание короткого периода сублимации нефтепродуктами поставит перед Минфином вопрос о резком сокращении государственных расходов. С высокой степенью вероятности можно в очередной раз попрощаться с мечтой о среднестрановой 500-долларовой зарплатой. В противном случае правительство вынуждено будет еще глубже залазить в долги. Обслуживание уже имеющихся внешних долгов резко осложнится. На фоне удорожания заемных средств на внешних рынках в контексте кризиса зоны евро Беларусь будет нелегко разместить очередной транш евробондов менее чем под 10% годовых.

В-четвертых, у правительства Беларуси практически не останется маневра при проведении приватизации. Когда бюджет будет трещать в швах, а золотовалютные резервы сократятся до одного месяца импорта, когда в спину Вертикали будет дышать растущее число безработных и работников убыточных предприятий, получающих ½ зарплаты, склонность к продаже Беларуськалия, Белоруснефти, НПЗ, БМЗ, Беларусбанка или энергетических компаний страны резко увеличится.

Удивительна историческая миссия для Беларуси таких товаров, как разбавители и растворители. В 2011- первой половине 2012г. они позволили добиться быстрой стабилизации и в очередной раз поверить в белорусское чудо. В августе – декабре 2012 – 2013г. эти же товары, вернее их отсутствие в торговых потоках страны, станет триггером белорусской перестройки. Она не будет растянута во времени. Отныне процессы системных, структурных трансформаций будут идти гораздо быстрее. Сценарий белорусской перестройки пишется не только и не столько в Минске. Отсчет пошел. Через 10 лет Беларусь, какой бы она не была, сможет отмечать национальный праздник – День разбавителей. Для одних он может быть праздником начала освобождения от централизованной плановой экономики и создания полноценных национальных институтов. Для других этот день будет означать реализацию финальной стадии реинтеграции Беларуси в Россию.

Безусловно, жизнь богаче этих сценариев. Они не прописаны в звездах. Есть еще очень важный фактор – политическая воля. Он может в очередной раз спутать все карты. Не исключено, что А. Лукашенко в очередной раз обыграет Кремль, сыграв еще одну партию в «разбавители». Если цены на нефть упадут, у В. Путина появятся гораздо большие проблемы, чем разборки с Беларусью. Как показывает новейшая история, в мутной воде кризиса А. Лукашенко чувствует себя, как рыба в воде, актуализируя коммерческо-политические связи с российскими миллиардерами, силовыми и политическими элитами. Так или иначе, реалити шоу под названием «интеграция Беларусь и России» готовит нам гораздо больше эмоций, чем вся серия «Бэтмена».

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!