Опасная неопределенность

Автор  10 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Европа и Беларусь находятся в подвешенном состоянии

Европейская экономика спит на проснувшемся вулкане. Долги, неликвиды и дефициты парализуют политическую волю. Нужны не простые косметические изменения. Нужна полноценная перестройка. Но М. Баррозу на роль М. Горбачева явно не тянет. Да и полномочий у него несравненно меньше. Экономические институты, в первую очередь, зоны евро, явно не настроены на принятие сложных, но давно назревших решений. Похожая ситуация складывается в Беларуси. У нас тоже на повестке дня вопрос о проведении структурных реформ. Открытым остается вопрос, будет ли А. Лукашенко сам выполнять роль М. Горбачева или постарается перевести страну в режим позднего брежневизма, чтобы через несколько лет у руля страны появился другой реформатор.

Европа обречена на кризис

Европейский центральный банк (ЕЦБ) сделал деньги почти бесплатными. Правительства залезают в долги, чтобы, следуя указаниям злого гения Дж. Кейнса, стимулировать спрос и инвестиции. Рыть яму сегодня, даже если это долговая яма, по официальной статистике – это стимулировать ВВП. Это нравится политикам при власти. Тратя чужие деньги, они создают площадку для парламентских/президентских выборов.

Кредитная история Евросоюза тоже пока достаточно прочная. Поэтому большинству европейских правительств в долг пока дают. Пора работает коллективная ответственность и престиж ЕС и еврозоны. Вот домашние хозяйства и бизнесы живут за счет будущих поколений. Очень не хочется привыкать к снижению зарплаты и пенсии. Противно от мысли, что именно на нынешнее поколения приходится болезненный этап расплаты за увлечение моделью государственного интервенционизма. В свое время, в 1984 году, Новая Зеландия тоже обанкротилась. По тем же причинам, которые сегодня ведут Европейский Союз к глубокому кризису. К сожалению, европейские политики и чиновники не выучили уроков провала модели активного государственного вмешательства в экономику. Поэтому они обязаны их повторить. Что бы ни делали сегодня распорядители чужого на наднациональном и национальном уровне, Евросоюз все равно ждет жесткая посадка и встряска. Правительства может принять решения, которые либо сократят период экономической и социальной турбулентности, или растянут ее на десятилетия, как это сделала Япония в начале 1990-ых.

Европейцы предвосхищают глубокий системный кризис. Опубликованные в июле 2012г. результаты весеннего опроса Евробарометра (Standard Eurobarometer 77) показывает высокий градус тревоги и опасности. Только 40% жителей ЕС считают, что Евросоюз развивается в нужно направлении. О том, что он развивается в неправильном направлении, заявили 31%.

71% жителей стран ЕС положение своей национальной экономики плохим. 75% считают, что европейская экономика находится в плохом положении. 69% думают так же в отношении мировой экономики. Людей частично успокаивает то, что их личное финансовое положение. Хорошим его по-прежнему считают 62% опрошенных. 52% европейцев оценивают свое положение на рынке труда хорошим. Плохим его считают 30% жителей ЕС-27. Правительства мобилизуют центральные банки и правительства, чтобы не допустить ухудшения и без того плохой ситуации на рынке труда и капитала. Рано или поздно, убыточные, находящиеся на бюджетной капельнице предприятия нужно будет от нее отключить. Вот тогда европейцы вообще могут попасть в психологическую депрессию. Когда руки опускаются и жизнь видится в черных красках, люди материализуют самые плохие сценарии.

Предсказуемо самыми большими пессимистами относительно состояния экономики в ЕС-27 являются греки. 100% греков считают, что их экономика находится в плохом состоянии. Такую же оценку в отношении своих экономик имеет 99% испанцев, 97% португальцев, 96% ирландцев, 93% венгров, 92% итальянцев, 91% болгар, 90% словаков. Самыми большими оптимистами в отношении своих экономик являются шведы (83%), люксембуржцы (82%), немцы (77%), финны (68%), австрийцы (66%) и датчане (55%). Европейский союз все больше напоминает двухпалатный клуб. Одна часть – это относительно устойчивые страны (Скандинавия и Германия), другая – по сути дела, остальные 20 государств. Различия между ними быстро превращаются в пропасть, возрождая очень опасного монстра в виде национализма. Когда большинство стран в ЕС-27 (недовольные и считающие себя обделенными) требуют от Германии, Голландии (главные нет плательщики ЕС) отдавать им еще больше денег, а богатое, довольное меньшинство требует от погруженного по самую шею в долги и дефициты большинство зажать пояса и жить по средствам, искры конфликта и даже ненависти вспыхивают очень быстро.

Кто бы мог подумать, что при официальной инфляции в ЕС-27 меньше 2% жители стран Евросоюза именно рост цен/инфляцию 45% европейцев будут считать самой важной проблемой сегодняшнего дня. На втором месте – безработица (21%) и только на третьем – экономическое положение в своей стране (19%). Я понимаю, когда беларусы считают инфляцию самой большой проблемой. По росту цен наша страна является мировым лидером, но для Евросоюза и зоны евро это очень большая неожиданность. Инфляционные ожидания могут начать раскручивать инфляционную спираль. ЕЦБ и национальные правительства своими действиями (продолжительный период чрезвычайно мягкой монетарной и фискальной политики) создали благоприятную почву для инфляции. Надутые пузыри (фоновый, недвижимости, нефтяной, продовольственный) достигли предела роста. Одно неосторожное движение – и может начаться большой «Бах-трабадах». К сожалению, на политическом поле Евросоюза нет достаточно авторитетных, влиятельных и убежденных политиков, которые бы сегодня могли взять на себя роль европейских лидеров по выводу ЕС из серьезного структурного кризиса.

Беларусь обречена на кризис

С точки институциональной и структурной точки зрения сегодня можно провести определенные параллели между Евросоюзом и Беларусью. Белорусское народное хозяйство медленно осознает необходимость становиться рыночной системой. Оно все глубже погружается в конфликт между советским институциональным прошлым (тотальная госсобственность, сильнейшая централизация системы принятия экономических решений, информационная ассиметрия из-за ценового регулирования и инвестиционного интервенционизма) и внешними рыночными императивами.

Присыпка в виде российского нефтехимического гранта не лечит еще советские структурные болячки белорусской экономики. Она, как морфий, притупляет институциональную боль, но не лечит. ЕЭП парализовало политическую волю к реформам. Кремль по отношению к Беларуси выступил тем, чем Европейский центральный банк является в отношении проблемных правительств и банков. Да, львиная доля поддержки оказывает в немонетарной форме, но при этом объем российской поддержки белорусской экономики в разы превышает объем ресурсов, которые были направлены европейскими институтами на спасение своих структурных инвалидов. Белорусские власти используют российские и внутренние ресурсы для поддержки старых институтов и структур примерно на том же основании, что и Евросоюз поддерживает свои.

Щедрость Кремля не будет вечной. Скорее всего, большая часть счета за интеграционный грант будет выставлен в 2014 - 2015 году. Для подготовки к работе на рыночных условиях с сильными конкурентами из России у нас очень мало времени. В отличие от стран еврозоны у нас нет такого кредита доверия и таких сильных институтов. У нас нет такого количества конкурентных, хотя бы на региональном уровне предприятий. При этом до 35% промышленности, более 80% сельского хозяйства сильно заражены «ядами» и инвестиционными шлаками. Инфраструктурные сектора – особая тема. Здесь в плане реформ, как говорят в народе, конь не валялся. Большинство стран Евросоюза имеют достаточно качественный телеком, энергетику, водоснабжение, транспортную инфраструктуру. Мы же не можем себе позволить не инвестировать в инфраструктуру. Мы не может долго оставаться в клетке советского ценообразования в этих секторах.

Наконец, ресурсы домашних хозяйств Беларуси и Евросоюза существенно отличаются. Если кризис для европейцев будет означать болезненного снижение уровня жизни до среднемесячного дохода, скажем, 1500 - 1700 евро, то для нас начальная стадия структурных реформ, особенно при дефиците координации разных рыночных реформ, может вылиться в падение зарплаты ниже $300, при совершенно ином уровне расходов на ЖКУ и транспорт.

Беларусь обречена на кризис. Он будет глубже, чем в Евросоюзе. Он будет дольше, чем в ЕС, особенно если его будет проводить сегодняшнее правительство. При существующем сегодня кризиса доверия к власти можно прогнозировать обострение проблемы легитимности рыночных реформ.

Сегодня более 70% белорусов считают, что сегодня Беларусь находится в экономическом кризисе. Больше половины населения готовы к рыночным переменам. При этом более 2/3 Вертикали этим самым переменам противится. Как и в ЕС-27, в Беларуси нет политической воли проводить давно перезревшие структурные реформы. Вместо нее есть страх перемен, который выливается в с/х разборки в рамках борьбы за урожай, очередную раздачу обещаний $500-долларовой зарплаты, грязную внешнеполитическую кампанию против отдельных стран ЕС и участившиеся коррупционные скандалы с публичными разборками.

А. Лукашенко боится примерить на себе одежды реформатора. В этом он похож на европейских политиков. Прятать голову в песок можно по-разному. Европейцы это делают на бесконечных заседаниях и дискуссионных площадках. А. Лукашенко же прячется за ширмой привычных действий по продлению жизни слабеющей на глазах, структурно большой социалистической экономики. Как с европейской, так и с белорусской перспективы мы находимся в ситуации беспрецедентной неопределенности. Мы живет как раз в то время, когда могут наступить тектонические сдвиги. Беларусь, Евросоюз за и весь мир может качнуть в самые неожиданные стороны. Как в конце 1980-ых никто не мог предсказать развала Советского Союза, так и сегодня мало кто может прогнозировать карту мира, состояние мировой экономики и географию финансовых потоков после европейского кризиса. Какими бы радикальными не были изменения в Европе, нам все еще предстоит решить нашу основную задачу – остаться независимой страной с надежными рыночными институтами, в режиме дружбы и свободной торговли со всеми нашими соседями. К решению этой задачи наши власти пока не приступали. Когда голова забита урожайностью, удоями и привесами, времени на по-настоящему важные дела не остается.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!