Беларусь как Израиль

Автор  02 августа 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Россия для Беларуси то же самое, что США для Израиля

Ярослав Романчук, июль 2012

Беларусь реализует уникальную стратегию национального развития. Это не китайский или южнокорейский путь, когда авторитарные режимы постепенно либерализовали свои экономики, допускали иностранный капитал и интегрировались в мировую экономику. Это не англосаксонская модель. В ее основе частная собственность, свободная торговля и предпринимательство. Это не путь Литвы или Латвии, которые создали свои институты и системы по образцу и подобию Евросоюза. Наш путь никак не похож на путь богатых природными ресурсами стран.

А. Лукашенко выбрал стратегию национального экономического развития по модели Израиля. С его точки зрения, мы – молодое государство, неопытная демократия, неискушенные в выборе своих правителей граждане. У нас слабые институты, обеспечивающие развитие и укрепление суверенитета. Поэтому нужна сильная рука славянского Моисея XXI века, который должен иметь все полномочия вести свою страну за собой. Объединяющая идея для Израиля лежала на поверхности. Великая еврейская цивилизация тысячелетиями уходит вглубь цивилизаций. Ей нужна была государственность. Беларусь не может похвастаться славянской Торой или Талмудом. Единственным историческим событием, которое консолидирует белорусов, является Вторая мировая война, вернее ее советская интерпретация в виде «Великая отечественная война». Для белорусов осознание и создание своей государственности – гораздо более сложное дело, чем для евреев. В Беларуси поиск консолидирующей национальной идеи продолжается до сих пор.

Превращение иллюзии внешних врагов в пропагандистскую реальность

Большим преимуществом Беларуси перед Израилем является отсутствие вражеского окружения. Однако эта реальность часто подменяется властями информационной кампанией по созданию образа внешнего врага в виде НАТО и его членов, Польши с ее «имперскими замашками» и претензиями на нашу землю, а также более мелких «слуг» Вашингтона в виде Литвы, Чехии или Эстонии. Эта сознательная информационная кампания имеет вполне конкретную цель. В отличие от Израиля речь, разумеется, не идет о консолидации граждан вокруг президента для защиты от внешних агрессоров, хотя примерно пятая часть населения страны верит официальной пропаганде.

Активная антизападная пропаганда Беларуси нацелена на Россию в целом и Кремль в частности. Она должна вызывать сочувствие, солидарность и поддержку у россиян на фоне общей исторической памяти, этнического, культурологического и языкового единства. Одновременно она должна ликвидировать сомнения у Кремля и полисимейкеров в необходимости почти безусловной поддержки (ресурсной, финансовой, дипломатической) политического руководства Беларуси. Это только одна небольшая часть стратегии связывания Беларуси и России воедино. Помимо этого она включает в себя создание системы личной материальной заинтересованности дисижнмейкеров (политиков, чиновников), налаживание схем для вовлечения на взаимовыгодных условий российских бизнесменов, желательно с административным и политическим ресурсом, организация мостов сотрудничества и взаимной поддержки с РПЦ и иными влиятельными структурами и лицами. Витебский «Славянский базар» является не чем иным, как сознательными инвестициями в творческую элиту России для дальнейшей ретрансляции нужного для официального Минска мессиджа в России.

Важным элементом стратегического плана сохранения России в качестве славянского брата, который за ценой не постоит, и который всегда подставит плечо, являются ассимилированные в российском обществе, бизнесе и власти этнические белорусы или те, кто родился на территории Беларуси. Они выполняют примерно ту же функцию, что израильское лобби в США. Если евреи в Америке имеют прекрасно работающие, институционализорованные структуры влияния на власть, диалоговые площадки и механизмы официального выражения своей повестки дня, то белорусы в Москве ведут себя гораздо скоромнее, как партизаны. Они предпочитают политику убедительного шепота, а не громкого топота. Именно она, и только она срабатывает в Москве.

Тщеславие и гордыня вместо единых ценностей

Выживание Израиля без США было бы весьма проблематичным. Америка всецело поддерживает еврейское государство – и за ценой она не стоит. Вооружение и тесное сотрудничество по всем вопросам безопасности, инвестиции и кредиты, интеграция в разные программы развития, научный и образовательный обмен, свободная торговля – монетизировать поддержку Америкой Израиля непросто. По оценкам разных экспертов она варьирует от 8 до 15% ВВП Израиля. Институциональным и аксиологическим фундаментом израильско-американского стратегического партнерства является свобода, права человека, демократия и верховенство права. Так сложилось, что они являются как еврейскими, так и американскими ценностями. Поэтому на протяжении десятилетий Израиль и США объединили десятки тысяч разноуровневых связей. Они настолько сильно переплелись, что сегодня даже президент или правительство не в состоянии что-то сильно изменить. Заметим, что даже в условиях бюджетного дефицита, долгового кризиса и напряжения на рынках разных товаров и услуг американское правительство не покушается на поддержку Израиля. Она «вбита» в бюджетные программы на одном уровне с программами по обеспечению национальной безопасности.

А. Лукашенко выстраивает отношения с Россией на тех же принципах, по той же матрице, что Израиль создавал свое стратегическое партнерство с США. Политически А. Лукашенко гораздо сложнее, чем руководителям Израиля. Кремль ведь знает, что Беларусь не находится во вражеском окружении, что ей не угрожают террористы и фундаменталисты. Едва ли найдется в Москве серьезный политик или аналитик, который поверит в чушь про желание Польши присоединить себе часть Западной Беларуси. Или про желание НАТО включить Беларусь в свой состав.

Тщеславие и гордыня – любимые грехи А. Лукашенко. Не в том плане, что он их совершает чаще всего, а в том, что он знает, как искушать ими других. Глава Беларуси активно эксплуатирует их, когда ведет переговоры с российскими руководителями. Когда нет единой ценностной основы в виде свободы, прав человека и демократии (между руководителями РБ и РФ как раз есть почти тождественное понимание необходимости «просвященного», с их точки зрения, авторитаризма), ее нужно создавать. Вот А. Лукашенко и старается ее создать аппеляциями к славному прошлому, единой истории и близкой культуре. Кремлю очень нравится статус русского языка в Беларуси и официальное отношение к истории. Оно примерно такое же, как в России, которая объявила свой национальный праздник в честь освобождения Москвы от поляков в 1612 году.

А. Лукашенко запустил процесс создания многоуровневой, разноплановой, междисциплинарной кооперации и партнерства. Сотрудничают регионы и местные органы власти, дружат военные и полицейские ведомства, регулярно встречаются бизнесмены и артисты, спортсмены и славянофилы. Главная задача – вычеркнуть из повестки дня Кремля опцию «выстраивание отношений с Беларусью, как с обыкновенным экономическим партнером». Отделение мух и котлет, экономики от всего остального – это черный сценарий для белорусского руководства. Америка ведь никогда не ставила вопрос об отделении экономики и всех остальных аспектов сотрудничества. В этом несомненный успех стратегии развития государства Израиль. Почему же в отношениях между Россией и Беларусью должно быть иначе?

Главный вызов белорусского Моисея

Пока логика А. Лукашенко, его стратегия суверенного развития в связке «Беларусь – Россия». Побеждает. Во многих аспектах, прежде всего, в экономике, Кремль относится к Беларуси, как США к Израилю. При этом тема безопасности в американо-израильских отношениях искусно заменена на тему торговли топливно-энергетическими ресурсами. В результате Беларусь имеет от России даже больший энергетический грант, чем Израиль от Америки. Если монетизировать все те формы поддержки и партнерства, которые сумел добиться А. Лукашенко, то с 1995 по 2012 год среднегодовой интеграционный грант составил 18-20% ВВП Беларуси. Такого нет ни у одной другой страны мира. Стратегия развития по природной модели государства-«прилипалы» себя оправдывает. Белорусский руководитель сработал по отношении к России эффективнее, чем мощное израильское лобби в США и правительство этой страны.

Дружбу и славянское единство пока никто монетизировать не собирается. Снят с повестки дня болезненный вопрос о мухах и котлетах. Даже на разбавители/растворители Кремль смотрит, как на шероховатости в Краснодарском крае. Однако А. Лукашенко обеспокоен тем, за что, собственно, боролся – отсутствием солидной ценностной основы белорусско-российских отношений. Если вдруг Кремль по разным причинам, будь-то глобальный кризис и падение цен на нефть, укрепление позиций нефтяных лоббистов и т.д., захочет пересмотреть отношения, Беларусь окажется перед лицом самого жесткого и глубокого за всю свою историю кризиса. Справиться с ним без консолидации народа, бизнеса и власти будет невозможно. И вот на этом этапе гораздо больше белорусов, чем сегодня, спросят белорусского Моисея, почему он завел их в тупик. Моисей в свое время выкрутился и его потомки в государстве Израиль прекрасно живут и считают себя одними из самых счастливых в мире. Большой вопрос, получится ли то же самое у православного атеиста А. Лукашенко, которому Кремль уж точно не сошлет десять новых заповедей.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!