Россия купила себе ничегонеделанье Беларуси

Автор  16 июля 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Россия – в ВТО, Беларусь – под «экзстази»

Ярослав Романчук, июль 2012

Россия официально вступила в ВТО. Дума РФ ратифицировала соответствующий протокол. Кремлю стоило попотеть, чтобы добиться этого решения. В ближайшие два года оно, по оценке Минэкономразвития РФ, грозит потерей для бюджета более $13 млрд. Кремль принял правильное решение, а вот российская оппозиция была решительно против. Получается, что В. Путин выступает за свободную торговлю, насколько она возможна в России, а оппозиция, где доминируют левые силы, за протекционизм.

Нет в России борьбы светлых и темных сил. Практически нет среди распорядителей чужого (политиков и чиновников) благородных рыцарей, которые выступают за свободу в политике, экономике и торговле. Очень редки они среди оппонентов власти. Разница между ними лишь в том, что Кремль рулит, а оппозиция нет. Идеи «забрать и поделить» настолько сильно пронизали создание политических сил России во власти и вне ее, что политическая борьба во многом похожа на борьбу за право управлять вентилями, задвижками, рубильниками и делить огромный бюджетный пирог, но по другим спискам. Хрен редьки не слаще.

ВТО – ограничение протекционистских фантазий чиновников

Еще ни одна страна в мире не вышла из ВТО. Если бы в ней было так плохо, если бы от нее были только убытки, наверняка был бы хоть один прецедент. Динамика торговли десятков стран мира до и после вступления в ВТО, убедительно доказывает, что пусть неполная, но все же либерализация внешней торговли, выгодна стране. Из Всемирной торговой организации нет смысла выходить по примерно таким же причинам, как из ООН. Есть правила, нормы и стандарты перемещения товаров и услуг. Под ними подписались 155 стран мира и Россия. Членство в ВТО – это признак умения договариваться.

Между ВТО и свободной торговлей нельзя ставить знак равенства. ВТО – это не нулевые таможенные пошлины на экспорт и импорт. Это не отсутствие нетарифных барьеров и особых защитных режимов для чувствительных товаров. ВТО – это, тем не менее, ограничение протекционистских фантазий политиков и чиновников. Вот для России члены ВТО позволили поддерживать своих с/х производителей на $9 млрд. Это больше, чем согласны давать российские чиновники агролоббистам. Кремль сумел выторговать преференции для автомобилестроения. В полном порядке экспортеры энергоресурсов, металлов и древесины. Нерушим протекционизм российских банков и страховых компаний. Не грозит открытая конкуренция на рынке транспортных, почтовых услуг и электроэнергии. Либерализация торговли не коснется рынка образовательных и медицинских услуг. Зато после вступления в ВТО резко сократится число антидемпинговых мер против российских товаропроизводителей (сейчас около 100 и потери более $4 млрд.). Так что все основные игроки остались при своем. Будут и жертвы. Это те, кто за 20 лет настолько сросся с высокими импортными таможенными пошлинами и нетарифными барьерами, что не представляет себе жизнь без них. Теперь жизнь пойдет вперед без них.

Не будем забывать, что Россия – это страна серой экономики и неучтенных официальными налоговыми и статистическими органами потоков. По разным оценкам размер теневой экономики составляет от 45 до 55% ВВП. И до вступления в ВТО основную конкуренцию «белым» производителям и импортерам составляли контрабандисты. Они никуда не денутся и после вступления России в ВТО. Просто размер их маржи будут меньшим из-за того, что выгоднее будет платить низкие пошлины, чем оставаться в тени и «откатывать» людям в погонах за защиту от закона. Рано или поздно, теневым структурам выгоднее будет заняться собственным производством, чем настаивать на сохранении старых схем обогащения. В начале 1990-ых были малиновые пиджаки и спортивные костюмы, грубый рэкет и горы кэша. В начале 2010-ых экономические организации теневого рынка полностью вошли в институциональную оболочку легальных структур, а их представителей по внешнему виду не отличишь от респектабельных банкиров или директоров. Членство ВТО не помешает этим людям делить рынки по своим понятиям. Вот с такого рода ограничениями наверняка столкнутся не только члены ВТО, которые приняли Россию к себе, но и Беларусь. С одной стороны, у нас есть особые правовые отношения в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП).

Чего ждать Беларуси от членства России в ВТО

Формально членство России в ВТО для Беларуси меняет немного. У нас с нашим восточным соседом особые отношения уже не один десяток лет. Гораздо большее значение имеют личные отношения руководителей и их субъективное восприятие справедливости сделок и честности в выполнении обязательств. Однако не стоит недооценивать значение этого, казалось бы, формального решения. Торговые отношения между нашими странами наверняка претерпят существенные изменения в среднесрочной перспективе. Первые признаки этого уже сегодня на лицо.

Россияне встроили нас в свои интересы по производству легковых автомобилей. Они профессионально провели переговоры с нами по Таможенному союзу и убедили, по сути дела, вывести производство легковых автомобилей из-под действия договора. Сегодня Беларуси практически невозможно создать собственное производство легковых автомобилей не только из-за высокого требования по локализации производства (60% внутри страны), но и потому, что россияне четко прописали, какие основные компоненты (например, кузов) должны изготавливаться в стране, чтобы этот автомобиль считался произведенным в Беларуси. Да, все то старое, что у нас есть, Россия забрать не может, да и ей не особо нужно. Перспективнее развивать новые производства, втягивая на свою территорию мощные ТНК. Через 3-5 лет переходного периода в России на полную мощность заработают заводы, которые будут производить конкурентоспособную бытовую технику, средства транспорта, станки и оборудование, а также продуктовые и потребительские товары. Беларусь же по правилам ЕЭП и вполне ожидаемым стандартам Евразийского экономического союза, не сможет открывать новые промышленные производства. Разумеется, прямых запретов не будет, но российские законодатели и чиновники обставили условия вхождения Беларуси в ЕЭП так, что экономически невыгодно и нецелесообразно будет размещать большое производство в Беларуси для вхождения на российский рынок, а делать завод по производству автомобилей только для белорусского внутреннего рынка никто не будет, тем более прагматичные китайцы со своим «Джили».

Россия должна была заплатить определенную цену за то, чтобы Беларусь приняла ее стратегию промышленного развития. Естественно, Кремль «купил» нашу сговорчивость и лояльность газом и нефтью. В краткосрочном периоде, действительно, официальный Минск выглядит триумфатором. Мы экономим миллиарды долларов на закупке российских энергоресурсов. Мы бьем рекорды по валютной выручке и бурно развиваем экспорт за счет нефти, нефтепродуктов и разбавителей/растворителей. Понятное дело, что такого рода «химические» операции не могут быть незамеченными в Кремле. Просто пока не пришло время выставлять счета и расставлять фишки.

Наше правительство радуется, как ребенок, которого с головой засыпали конфетами и позволили без ограничений играть в компьютерные игры. Вот оно и играется, заигрывается. Рапортует о стабилизации. Демонстрирует положительное сальдо торгового и платежного балансов. Подтверждает неизменность выбранного 18 лет назад курса на нео-социализм. Радует граждан обещаниями повышения зарплаты. Главное, чтобы до выборов люди тоже поверили в чудо.

Ничегонеделанье копит народный и номенклатурный гнев

Такая «лафа» в отношениях с Россией будет продолжаться еще максимум полтора года. Вполне вероятно, что уже этой осенью ужесточится торговый режим с Россией по целому ряду важных для Беларуси товаров. Речь идет, в первую очередь, о продовольствии. Российское «Союзмолоко» не собирается уступать свои позиции. Россияне научились защищать свой внутренний рынок, в том числе и инструментами, принятыми в ВТО. Став членами этой организации они еще больше интенсифицируют свои лоббистские действия. Цена компромисса – это сокращение доли белорусских товаров на российском рынке или приватизация молочных активов Беларуси в пользу россиян.

Аналогичным образом ведет себя еще один лоббист – Росптицесоюз. Он тоже хочет прикрыть внутренний рынок мяса птицы от белорусских конкурентов. Российские производители ссылаются на некие согласованные обеими странами товарные балансы. Сам факт их наличия является вопиющим примером нарушения принципов свободной торговли в рамках Таможенного союза. Остается загадкой, почему белорусские власти идут на подписание такого рода документов. Они, по сути дела, сами лезут в петлю потенциальных торговых ограничений. Понятное дело, что Беларусь не может ссылаться на необходимость выполнения норм и правил ВТО, членом которой она до сих пор не является. При этом российская сторона может ввести протекционистские меры, ссылаясь на то, что Беларусь оказывает нерыночные формы поддержки своим производителям. И во многом она будет права. Сами белорусские власти – и это подтверждено в докладе Всемирного банка – признают факт такой поддержки. Ее объем и формы противоречат правилам ВТО. Этим наверняка воспользуются российские конкуренты белорусских производителей. В этой ситуации нам не к кому аппелировать, не у кого искать защиты и поддержки.

Европейский Союз и США демонстративно отказываются вести переговоры по вступлению Беларуси в ВТО. Наши власти под воздействием нефтехимического наркотика (нефтепродукты + разбавители) ведут себя так же неадекватно, как наркоман после приема экстази. Безудержный оптимизм скрывает жесткую реальность. Уже в ближайшие месяцы Беларусь ждет существенное ужесточение конкуренции на российском рынке по с/х и дорожной технике, МАЗам и тракторам, изделиям из металла и химическим товарам. Российские производители давно выстроили лоббистские мосты с Кремлем. В. Путин будет выступать на стороне российских производителей и требовать от Беларуси работы по правилам ВТО, как и было договорено при подписании соглашений о создании ЕЭП. Каждый год цены на энергоресурсы для внутреннего рынка России и, соответственно, для Беларуси будут выравниваться с мировыми. Феномен разбавителей/растворителей едва ли доживет до конца 2013 года. Энергетический грант будет сокращаться, и Россия, купив себе два года ничегониделанья белорусских властей, сделает официальному Минску целый ряд предложений, от которых невозможно будет отказаться. Точнее сказать, отказ теоретически возможен, но его издержки для промышленности, сельского хозяйства и финансовой системы Беларуси будут такими высокими, что никакой ЦИК и силовой ресурс не помогут остановить народный и номенклатурный гнев.

А. Лукашенко не раз выходил победителем из подобных ситуаций. Не исключено, что и на этот раз, если в России наступит глубокий кризис вследствие падения цен на нефть, ему в очередной раз повезет. Не нужно будет отказываться от Br-рубля и подписывать невыгодный Конституционный акт. Но кризис России и ЕС означает еще большие проблемы для самой Беларуси. Впервые главная угроза для него может появиться внутри страны. Решать вал проблем вне системы международного разделения труда, работающей по правилам ВТО, с «кривыми» отношениями с Россией и окончательно добитой промышленностью будет очень сложно. Без доверия и всех сбережений населения, без поддержки номенклатуры, я бы сказал, невозможно. Придется делиться как со своими протоолигархами, так и с населением. Одним Китайско-белорусским промышленным парком явно не отделаешься.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!