Беларусь ждет Путина

Автор  05 июня 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Собиратель земель русских хочет видеть Бело-Руссию 

Ярослав Романчук, май 2012

31 мая 2012г. начинается новый этап в белорусско-российских отношениях. Официальный визит Владимира Путина в Беларусь заканчивает цветочно-конфетный период в отношениях между РБ и РФ в рамках Единого экономического пространства (ЕЭП). Кремль изменил архитектуру отношений с официальным Минском. Место неуклюжего, непонятного Союзного государства заняло пока еще аморфное ЕЭП, но с перспективой превращения в Евразийский союз. Отпугивающая интеграционная «гусеница» должна стать красивой «бабочкой» со свободой перемещения товаров, услуг, денег и рабочей силы. И, конечно, наднациональными органами.

В. Путин открыто заявил о своем внешнеполитическом приоритете на третий президентский срок – реинтеграции постсоветского пространства. Речь не идет о продолжении имитации, как это было в рамках СНГ или ЕврАзЭС. Кремль видит в Евразийском союзе реальный противовес Европейскому Союзу, превращение разрозненного постсоветского пространства в один из центров силы в многополярном мире.

Интеграционный пакет России

Цель поставлена амбициозная. В отличие от 1990-ых Россия сегодня осознает свои козыри и прагматично предлагает соседям сделки, от которых сложно отказаться. Десятилетие высоких цен на нефть и газ, устойчивый спрос на металлы и другие природные ресурсы, развитие частного предпринимательства создали беспрецедентный для России уровень богатства. Сегодня она предлагает очень соблазнительный интеграционный пакет.

Первое – это интеграционные цены на энергоресурсы. В условиях высоких мировых цен на нефть и газ уменьшение цены своих партнеров в 1,5-2 раза существенно помогает производителям и домашним хозяйствам. Для Беларуси нефтегазовый грант с ее уровнем потребления в 2012 год эквивалентен 12-15% ВВП.

Второе – доступ на внутренний рынок России без тарифных и с минимумом нетарифных ограничений. Россия с ВВП около $1,8 трлн., а по паритету покупательной способности - ~$2,4 трлн., несомненно, более привлекательная страна, чем была в 1990-ых. Даже после вступления России в ВТО такой режим перемещения товаров создает серьезные преимущества перед конкурентами из ЕС, США и даже Азии. Добавим сюда возможность участия белорусских компаний в российских госзакупках, в том числе в военной сфере. Это возможность заработать миллиарды долларов и поддерживать в стране тысячи рабочих мест. Для Беларуси интеграционные преференции по доступу на российский рынок белорусских товаров эквивалентны 3-5% ВВП.

Третье – возможность предоставления долгосрочных кредитов. В 1990-ые Россия не могла себе позволить открывать щедрые кредитные линии для соседей. Самой заемные ресурсы нужны были. Сегодня деньги в России есть. Она действует напрямую или через Антикризисный фонд ЕврАзЭС. Для Беларуси такой источник денег является реальной альтернативой МВФ. Чего стоит проект строительства в Беларуси АЭС. Только Кремль мог позволить себе выделить $10 млрд. на строительство атомной электростанции и только потому, что Беларусь согласилась стать частью Евразийского союза.

Четвертое – дипломатическая и информационная поддержка политического режима «управляемой демократии» и авторитаризма. Это ЕС и США выставляют политические условия даже при предоставлении кредитов. Кремль с пониманием относится к особенностям политических режимов в странах-партнерах по реинтеграции. Он склонен закрывать глаза на коммерческую деятельность политиков и чиновников. Более того, российские распорядители чужого склонны делать бизнес со своими белорусскими визави. При этом Россия через международные организации выступает в поддержку своих партнеров и не дает их в обиду.

Пятое – зонтик безопасности и «теплое» место в общей системе разделения труда по торговле оружием. Для руководителей авторитарных стран такого рода услуги очень ценны. Самостоятельно обеспечивать безопасность очень дорого. Россия предлагает для Беларуси то, чем НАТО является для Литвы или Чехии.

Шестое – синекуры для чиновников и политиков в наднациональных структурах и интеграционных организациях. Официальные зарплаты у белорусских чиновников весьма скромные, от $500 до $1000. Кремль предлагает вполне европейский уровень текущих доходов, так и будущих пенсионных выплат. К тому же статус правовой неприкосновенности для многих чиновников-коммерсантов тоже очень кстати.

Седьмое – интеллектуальная и организационная поддержка для проведения структурных реформ и вступления в ВТО. Белорусские чиновники используют российские законы и акты законодательства, как образцы для собственного нормотворчества. Уровень административного и аналитического профессионализма в России выше, чем в Беларуси. Она уже прошла сложный период вступления в ВТО, адаптировала многочисленные нормы и стандарты. Россия на 70% стала частной экономикой, пусть еще корявой, коррупционной, с опасным смешением бизнеса и власти, но это структурно иная страна, существенно отличающаяся от всё еще госплановой Беларуси. Мозговые центры и образовательные учреждения в России лучше, глубже и богаче. Кроме нефти, газа, кредитов и оборонки Кремль предлагает интеллектуальное покровительство.

Вот с таким пакетом едет в Беларусь Владимир Путин. Это мощное предложение, от которого очень сложно отказаться. Его общая ценность для Беларуси гораздо выше той поддержки, которую Греция получает от Европейского Союза. А. Лукашенко это понимает. Понимают это и белорусские чиновники, и белорусский бизнес. Структурно, финансово и организационно выйти из проекта «Евразийский Союз» на данном этапе практически невозможно.

Интеграционные обязательства Беларуси

Владимир Путин прекрасно понимает силу и привлекательность своего интеграционного предложения. ЕС не сможет предложить ни Беларуси, ни Казахстану, ни Украине ничего подобного. Да, может предложить другое, видение свободной, демократической страны в рамках единого рынка с 500 миллионами потребителей. Но это такая далекая перспектива, что на фоне роста кризисных явлений в ЕС скорее похожа на мираж.

Кремлю, как конкуренту ЕС, на руку бюрократические завалы и кризис евро в европейских странах. Он может воспользоваться ими, чтобы предложить Беларуси, Казахстану и Украине лучшую модель. Ее пока нет, но за все те ресурсы, которые Кремль предлагает сегодня, он «продает» видение лучшего Евразийского Союза, без глупой и парализующей дух предпринимательства бюрократии, без коррупции, с независимыми судами и без дискриминационных практик номенклатурного крышуемого бизнеса. Сегодня мало кто верит, что такое будущее возможно, но ведь за него сегодня дают реальные, «живые» деньги, а за мираж членства в ЕС не только не дают, а еще и по голове бьют – за нарушение прав человека, политзаключенных и отсутствие свободных выборов.

В. Путин едва ли будет подыгрывать А. Лукашенко в набившей оскомину риторике о славянской интеграции. Наступает этап перехода от словесной эквилибристики к реальным делам. Повестка для Кремля формулируется четко и понятно.

Первое - полноценное сотрудничество в военной сфере, противодействие НАТО-вскому ПРО, кооперация в производстве оружия. По этому пункту повестки дня А. Лукашенко едва ли выступит против. Более того, чем хуже будут отношения между НАТО и Россией, чем ближе к ее границам будут расположены элементы ПРО, тем выше будет цена услуг Беларуси для России в военной сфере.

Второе – строительство АЭС в Беларуси, как углубление интеграции в энергетической сфере. На российские деньги преимущественно российский бизнес будет строить атомную станцию в Беларуси. Она навсегда похоронит грезы Беларуси о некой энергетической независимости и позволит России активно участвовать во внутреннем рынке электроэнергии Беларуси. По этому пункту повестки дня больших проблем тоже не должно быть. Принципиальные решения приняты. Документы подписаны. Осталось начать работы. Как показывает практика именно этот этап в отношениях с Беларусью является роковым для многих интеграционных инициатив. В. Путин на своей шкуре это неоднократно испытал. Поэтому схема работы по строительству АЭС будет максимально адаптирована к интересам российского атомного лобби. Естественно, белорусские строительные компании тоже получат свой небольшой фронт работы.

Третье – выравнивание статуса российских и белорусских товаров в Беларуси. В. Путин наверняка знаком с выводами Минэкономразвития РФ по поводу сохранения Беларусью жесткого протекционизма в отношении российских товаров. Президент РФ, если не публично, то уж точно в закрытой части переговоров, напомнит А. Лукашенко о том, какая часть белорусского экспорта мясомолочных товаров, грузовиков, холодильников, строительных материалов приходится на Россию. Он наверняка намекнет, что попытки белорусского правительства работать по товарам с регионами России, минуя Москву, могут очень быстро закончиться. Вполне может всплыть фамилия Онищенко и структура «Союзмолоко». Беларусь с ее более чем 2-миллиардным экспортом мясомолочной продукции является предметом торга. Президент Росси может мимолетом напомнить А. Лукашенко о том, что кредитование Сбербанком РФ закупок белорусской техники может прекратиться и быть переориентированным исключительно на российскую технику. Так или иначе, правда в вопросе о либерализации торговли на стороне России. Она уже вступила в ВТО и приняла обязательства обеспечивать выполнение правил и стандартов этой организации в рамках ЕЭП.

Четвертое – продолжение кредитования в рамках Антикризисного фонда ЕврАзЭС или прямого кредитования Беларуси правительством РФ. Белорусская финансовая система несбалансированна. Долги накопились, а кэш флоу не позволяет сделать резерв на нейтрализацию внешнеторговых шоков. В. Путин едва ли будет углубляться в детали кредитного договора с Беларусью, но напомнить А. Лукашенко о необходимости либерализации цен и, конечно же, приватизации он точно не забудет. При этом В. Путин демонстративно сделает вид, что это вопрос экспертов, а не президентов.

Пятое – приватизация белорусских активов. Эта тема будет подниматься в контексте получения кредитов, а не как навязывание Кремлем правительству РБ своего представления об экономической политике. А. Лукашенко понимает, что на кону – белорусская нефтепереработка, МАЗ, МТС, Беларуськалий и с десяток других весьма привлекательных белорусских активов. Он наверняка будет торговаться, а вот для В. Путина торг по большинству этих предприятий покажется неуместным. Россия уже сделала щедрую предоплату Беларуси.

Шестое – возможность Беларуси пользоваться транзитными возможностями России по нефти и газу. В этой теме так же заинтересован Казахстан. Кремль весьма неохотно пойдет на разрушение своей монополии на свои же газо- и нефтепроводы, на допуск чужих товаров на железную дорогу по внутрироссийским тарифам. А. Лукашенко наверняка будет ссылаться на общие с Казахстаном интересы. В. Путин предложит решать такого рода вопросы в рабочем порядке на уровне соответствующих компаний. Российские структуры, которые оказывают транспортные услуги, наверняка получат соответствующие указания.

Позиция официального Минска

А. Лукашенко непросто вести переговоры с В. Путиным. Юлить и вилять в интеграционных рамках ЕЭП все сложнее. Альтернативных рынков сбыта, источников финансирования у Беларуси сегодня нет. Это результат не давления Кремля, а собственной стратегической ошибки официального Минска по выбору модели развития. Вот и пришло время платить по счетам. А. Лукашенко будет делать все, чтобы оттянуть эту неприятную процедуру, но В. Путина очередной порцией обещаний не «купишь».

Белорусский президент постарается сделать публичный акцент на выигрышных для себя пунктах повестки дня (АЭС, ПРО, русский язык, православие, «мы вместе против Запада», развитие коммерческих связей с регионами). Такой подход направлен исключительно на подпитку внутренней пропаганды в РБ. На российское руководство такие аргументы уже не действуют. Кремль представит А. Лукашенко свой план действий, в котором будет четко указано, что будет если. Вот таких «если» там будет немало. Они будут касаться как коммерческих сделок по покупке белорусских активов, так и законодательных изменений по созданию институтов Евразийского Союза. А. Лукашенко постарается выторговать время, возможно, монетизировать ресурс военного сотрудничества и при этом не допустить слухов о сдаче Беларусью суверенитета. Кремль наверняка ответит цифрами о размере энергетического гранта и присутствием белорусских товаров на внутреннем рынке России.

В. Путин и А. Лукашенко никогда не были друзьями. Им с трудом удавалось быть полноценными партнерами. На новом интеграционном этапе российский президент едва ли предложит своему белорусскому коллеге дружбу, но на полноценном партнерстве по кремлевскому варианту точно будет настаивать.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!