Белорусский бизнес на ушах

Автор  26 января 2012
Оцените материал
(0 голосов)

Власти играют с бизнесом в партизаны

Ярослав Романчук                                     январь 2012

Любимая поза белорусского бизнеса – на ушах. Она выбрана им не по доброй воле, а по принуждению партнера – государства. Нет, чтобы по взаимному согласию, гармонично и с обоюдной выгодой. Нет же. Государство в декларируемом частно-государственном партнерстве ведет себя, как садист. Ему наплевать, что белорусский бизнес – не мазохист, и от бесконечной боли удовольствие не получает. Получает только синяки, вывихи, переломы – бывают и смертельные случаи.

    В начале каждого года мы наблюдаем обострение садистских наклонностей государства в отношении бизнеса. Не стал исключением и 2012 год. Казалось бы, надо сделать паузы. В 2011 году белорусские предприниматели получили утроенную дозу боли и издевательств. Обесценение активов инфляцией и девальвацией, принуждение к уплате налога «с воздуха» (от формальной переоценки на бумаге валютных активов), резкое удорожание кредита – через эту особо изощренную комбинацию пыток и боли белорусский бизнес прошел в прошлом году. Не без потерь. Это как партнера, сидящего на электрическом стуле, хлестать жесткой плеткой и заставлять петь попсовую “Oops, I did it again”. Причем петь весело и задорно, как и положено в Год предприимчивости.

Смакование налогового и ценового садизма

В начале 2012 года правительство-садист никак не может остановиться. Плохих новостей для национального бизнеса в январе хватило  бы на целый год. АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк) смаковала свое каждое действие, ставя предпринимателей на уши. Повысили базовую ставку в три раза. Поскольку к ней привязана арендная плата, то и арендные платежи угрожают вырасти в три раза. Бизнес опять в своей любимой позе – на ушах. Суетится, возмущается, размахивает руками – больно!
    Удар арендой открыл ящик бюрократической Пандоры. Налоговые органы начали требовать уплату экологического налога задним числом. Формальный повод - чтобы неповадно было загрязнять природу, мать нашу. Настоящая причина в том, что чиновникам-садистам просто кайф смотреть, как зашуганные руководители предприятий с искаженными от боли лицами мечутся между юристами, налоговиками и правительством, призывая к здравому смыслу и элементарной правовой порядочности. Опять бизнес на ушах.
    Чиновники-садисты вошли в раж. Им хочется вернуть, по крайней мере, себе 500-долларовую зарплату. Как здесь обойтись без повышения налогов? Никак! Вот уже местные органы власти дружно повышают налог на землю. Это чтобы земля пухом не казалась. Все-таки национальное богатство – за него и плати. В нормальном партнерстве бизнеса и власти богатство наоборот является источником дохода, а в анормальном – причиной хронической головной боли и инфарктов. Опять бизнес на ушах. Земельным налогом при особо изощренной методике установления кадастровой стоимости можно легко загнать бизнес с землю – навечно.
    Чтобы жизнь для индивидуальных предпринимателей медом не казалась, чиновники решили и им повысить единый налог. Мол, жируют, бестии. Пусть поделятся с трудовым народом своими «сверхдоходами». И будут делиться, куда денутся. Впридачу получат новые тарифы на жилищно-коммунальные услуги. Мало того, что за формальную регистрацию по домашнему адресу они платят три счетчика. Пусть попробуют все прелести перекрестного субсидирования. Пусть на своей шкуре испытают острый зуд от желания быть предпринимателем. ИП на ушах, а их несменяемый партнер – садист чувствует себя, как огурчик.
    Белорусские бюрократы-садисты инновационно, с особой изощренностью подходят к отношениям с партнером. В 2012 году они через налоговый кодекс ввели вроде бы невинный такой инструмент – контроль за трансфертным ценообразованием. Звучит по-европейски, вроде бы дурно не пахнет, а на самом деле налоговые органы «выбили» себе право тотального ценового контроля. Вслед за таможней налоговики могу интерпретировать понятие «рыночная цена» и наказывать за «нерыночную». Если ты ввозишь в страну компьютер/станок/вещь, но тобой указанная цена на этот товар не соответствует цене каталога, которым пользуются таможенники, ты будешь платить пошлину от цены, которую тебе скажет таможенник, а не той, которая указана у тебя в инвойсе. Отныне то же самое будет и с налоговиками. Они получили право контролировать все сделки, в которых цена отличается, как минимум, на 20% от «настоящей рыночной». Вот где начнется настоящая вакханалия интерпретаций. Когда нет и не может быть четких, однозначных критериев для определения понятия «рыночная цена», методик проведения отличия между «настоящей» и «фальшивой» рыночной ценой, когда такое право Налоговый кодекс предоставил самим налоговым органам, ждите разгула регуляторного садизма в особо крупных масштабах.

Back в совок под знаменем Директивы № 4

По сути дела, налоговики «выбили» себе свой знак ограничения скорости «40» и право устанавливать его по своему усмотрению, на любой, даже самой безопасной автостраде. А усмотрения у белорусских налоговых органов, особо не обремененных правовой культурой, особо не ограниченных независимыми судами, известные. Коммерческие организации вынуждены будут с документами в руках доказывать, почему именно эту, а не иную цену они посчитали «настоящей рыночной». Это вам даже не калькуляция цены. Здесь используются цифры, а в определении «настоящей рыночной цены» присутствуют сплошь интерпретации.
    Свободный рынок – это свобода заключения сделок, определения условий, в том числе ценовых. Абсурд сложившейся правовой ситуации в Беларуси в том, что базовое понятие рынка – рыночную цену – определяют налоговые органы. Другие органы госуправления претендуют на то, что именно от них исходит определение «рыночной» цены на землю, которую они для пущей важности называют кадастровой. Именно она является основой для исчисления налога на землю.
    Белорусский бизнес еще не осознал всю прелесть того нового садистского инструмента налоговых органов, которые они получили с 1 января 2012 года. При легко прогнозируемых проблемах с наполнением бюджета, особенно местных, налоговые органы будут на полную катушку использовать свое право определять «настоящую рыночную цену». Очевидно, налоговики придумают некие индексы для корректировки этого показателя на сезонность, место продажи, страну происхождения и т.д. В категорию «фальшивая рыночная цена» могут попасть товары, которые продаются со скидками, на распродажах, а также поставки на рынки богатых стран. То, что для швейцарца или американца дешево, для обыкновенного белоруса может быть запредельно дорого. С другой стороны, оптовые цены китайских/бангладешских/вьетнамских производителей являются приятным сюрпризом для белорусских потребителей, но шоком для наших производителей. Чьи интересы будут защищать налоговые органы в борьбе за «настоящую рыночную цену»? Уж точно не потребителей. Им по Вертикали спустят приказ защищать отечественного производителя от «фальшивых», т. е. нереально низких для белорусских монополистов и олигополистов, цен. Тем более что за выполнение плана по сбору налогов можно и премию получить, и продвижения по службе дождаться.
    Да, на Западе существует контроль за трансфертным ценообразованием, чтобы коммерческие организации не оптимизировали свои платежи по налогу на прибыль. Это как раз тот случай, когда инструмент в руках шведского, немецкого или датского налоговика – это реальная борьба с коррупцией, попытка (даже там часто неудачная) установить единые правила игры на рынке. В руках же белорусских налоговиков, которые поставлены в рамки выполнения планов по сбору налогов, обременены приказами защищать государственный бизнес и не пускать на рынок импорт, контроль над трансфертным ценообразованием грозит превратиться в тотальный контроль над бизнесом, в источник коррупции и рейдерского беспредела. Одним компаниям можно будет все, в том числе скидки, надбавки, накрутки – в любой комбинации. Другие же, особенно не понравившиеся органам госуправления (причины нелюбви не имеют значения) должны будут затрачивать тысячи часов бухгалтеров, маркетологов и директоров, чтобы доказать право на свою «настоящую рыночную цену».
АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк) продолжает играть с белорусским бизнесом в партизаны. Распорядители чужого загнали предпринимателей в землянки, взяли их ежовые рукавицы регулирования и обложили налоговой данью в размере 63 рубля с каждой сотни валовой прибыли. При этом пообещали не применять пытки и выпускать подышать на волю самых дисциплинированных и прилежных. Для поднятия предпринимательского духа приняли Директиву № 4 – и успешно закопали ее в горе нормативной шелухи постановлений, распоряжений, приказов, указов и методологических разъяснений. Так что в 2012 году любимая поза белорусского бизнеса не меняется. На ушах сложно думать, невозможно убежать от кризиса. Зато сколько злорадства и самовлюбленности у нашего правительства-садиста. Очевидно, оно хочет дописать несколько глав в Камасутру интимного партнерства бизнеса и власти.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!