Цена президентских выборов

Автор  19 декабря 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Политическая кампания как терминатор доверия и стабильности

Ярослав Романчук

Общий финансовый баланс президентской кампании выходит далеко за рамки прямых затрат на организацию выборов. Белорусские власти потратили ~$1,5 на одного избирателя, что дает нам сумму не более $11млн. Мелочи. Однако это лишь верхушка айсберга. На повышение зарплаты до $500, финансирование сотен госпрограмм, поддержку государственного бизнеса и банков были потрачены миллиарды долларов. Эти ресурсы были заинвестированы в укрепление веры избирателей в правильность модели Госплана/Госснаба и пятилетних экономических циклов. Обыкновенные избиратели получили небольшие надбавки к зарплате и пенсии. Номенклатура и директорат порадовались дотациям, субсидиям и дешевым кредитным ресурсам. Это была предоплата государства за голоса, лояльность и поддержку. «Товар» был в яркой обертке, но скоропортящийся. В 2011 году пришло время полного расчета, но избавиться от приобретения не представлялось возможным.

Экономика, как и любая другая гуманитарная наука, не отвечает на вопрос, что было бы, если бы. Нельзя отмотать историю обратно. В природе не может быть точных экономических расчетов в условном наклонении. Поэтому со строго научной точки зрения бессмысленно заявлять о неких абсолютных цифрах, процентах или рублях. Мол, если бы выборы были демократическими, если бы победил кандидат Х, то ВВП был бы на 4,9% больше, зарплата – на 25% выше, а торговый оборот – на 18,4% больше, чем сегодня. Такие утверждения – полная чушь. Тем не менее, об упущенной выгоде, «омертвленном» капитале, прямых убытках и потере человеческого капитала говорить можно и нужно. Речь идет о тенденциях, а не цифрах, трендах, а не количественных показателях.
Белорусы заплатили очень высокую цену за очередное искусственное оплодотворение национального «экономического чуда». Правительство думало, что можно без последствий совмещать продолжительное принятие слабительного (щедрая денежная эмиссия, кредитная экспансия, бюджетная поддержка госсектора) и снотворного (сдерживание цен, фиксация обменного курса, блокировка реструктуризации и приватизации). Природу человека и законы экономики нельзя обмануть.

Расплата инфляцией и девальвацией

В 2011 году АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк) совершили все возможные смертные грехи макроэкономической политики. Они «прибили» национальную валюту незапланированной в начале года денежной эмиссией (в Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2011 год она не была предусмотрена). Прибили, но не убили. Почти трехкратная девальвация – это первый печальный антирекорд белорусской власти. Физические и юридические лица выжили и вроде бы уже даже привыкли, чисто по-белорусски: «Можа, так i трэба?»
Потребителей, рублевых вкладчиков и всех тех, у кого на счетах были Br-рубли жестко огрели по голове гиперинфляцией. Власти о ней никого не предупреждали. Ее не было даже в самом пессимистическом прогнозе острожных скептиков и международных организаций. Хуже, чем в Беларуси, в 2011 году не было ни у кого в мире. В итоге инфляция превратилась в мощный инструмент перераспределения ресурсов в экономике. На 1.01.11 рублевые депозиты населения составляли чуть больше Br9,8трлн., а на 1.12.11 они выросли до Br12,47трлн. В долларовом эквиваленте эти суммы составляют $3,3млрд. и $1,5млрд. $1,8 миллиардов долларов покупательной способности перекочевали в руки рублевых заемщиков, в первую очередь органов госуправления и госпредприятия. На 1.01.11 валютные депозиты населения составляли $4,38млрд., а на 1.12.11 они составили $4млрд., т. е. сократились на $375млн. Удивляет не то, что отток был, а то, что он был такой небольшой.
За 2010 год рублевая денежная масса М2 увеличилась на 27,4%, а за 11 месяцев 2011 года – еще на 44,9%. Широкая денежная масса М3 за 2010 год выросла на 31,9%, а за 11 месяцев этого года – на 107,2%. Такой мощный наркотик не в состоянии была бы перенести даже более сильная экономика. Поэтому у нас и случилась инфляционно-девальвационная спираль.
    Для реципиентов кредитов в 2010 и первой половине 2011 год президентская кампания и ее последствия были безусловным благом, особенно для тех, кто имел валютную выручку. За 11 месяцев 2011 года задолженность по кредитам, выданным банками, выросла на 67,7%. Это гораздо больше, чем за весь 2010 год (39,5%). За раздувание денежного кредитного пузыря белорусы заплатили огромную цену в миллиарды долларов. И это еще не вся цена. Окончательный расчет будет тогда, когда станет ясным реальное состояние белорусских банков, которые хранят вклады населения. Им тоже был нанесен мощный удар под дых. Беларусбанк и Белагропромбанк находятся в шоке от резкого сокращения нормативного капитала. Без рекапитализации им очень сложно будет выполнять обязательства перед своими клиентами.
Правительство, в свою очередь, поставило себя перед очень сложным выбором: потратить пару миллиардов долларов из золотовалютных резервов на рекапитализацию своих основных банковских структур или напечатать триллионы Br-рублей для поддержания их ликвидности. Второй вариант – это прямой путь к трехзначной инфляции в 2012 году, первый – к увеличению нестабильности на валютном рынке. Третьей опции – направить на рекапитализацию банков бюджетные ресурсы – практически нет. Сам министр финансов А. Харковец признался, что очень напряженный бюджет 2012 года требует проведения серьезной оптимизации. В нем не будет лишнего десятка триллионов рублей для проблемных банков.

Долговая ловушка и кредитная петля

Дело в том, что – и это очередная цена президентских выборов – резко увеличились долги страны и критически важные социальные трансферты. Доля расходов по погашению и обслуживанию государственного и местных долгов, на субсидирование процентных ставок по кредитам, на выплату заработной платы в 2012 году планируется в размере 52% от всех расходов консолидированного бюджета.
    Дебиторская задолженность на 1.10.11 составила Br81,1трлн. и за 2011 год выросла в 1,6 раза. Кредиторская задолженность увеличилась в 1,7 раза, превысив Br100трлн. Государственный долг на 1.11.11 составил эквивалент Br122трлн., что в 3,2 раза больше, чем на начало 2011 года. Внешний госдолг на 1.11.11 превысил $12млрд., что на 24% больше, чем в начале года. По итогам 2011 года совокупный долг государства и коммерческих субъектов составит около $35млрд., из которых около 45-48% - краткосрочный. Резкое увеличение внешнего долга не может не сказаться на состоянии валютного рынка. Срочно нужны прямые иностранные инвестиции, а они в больших объемах без приватизации крупных госпредприятий не придут. Кремль/Газпром «приговорили» белорусскую экономику к продаже Белтрансгаза. Это далеко не самое плохое, что наши союзники по ЕЭП сделали с нашей страной после выборов. Щедрые кредиты, нефтегазовые договоренности (плюс $4млрлд.), свободный вход на товарные рынки – все это заблокировало политическую волю к проведению реформ. Сползание Беларуси в долговую ловушку, затягивание на шее долговой петли выгодно для тех, кто хочет за бесценок купить самые ценные белорусские активы. Риски реализации такого сценария после президентской кампании резко выросли.

Нет веры - нет будущего в стране

Очередным негативным последствием экономической политики 2011 года является сбой основных информационных индикаторов, которые предупреждают об опасности. Возьмем, например, один из методологических трюков уходящего года - расчет ВВП Беларуси в долларовом выражении. Этот показатель важен не столько сам по себе, сколько для оценки уровня внешнего долга, дефицита торгового и платежного балансов. В 2011 году ВВП в рублях будет примерно Br265трлн. Правительство намекает, что это около $58млрд. Это значит, что они берут среднегодовой курс ~$4500-4600. В этом случае размер совокупного долга на начало 2012 года составит чуть больше 60% ВВП, госдолг ~22-24% ВВП, а дефицит торгового баланса товарами ~ 8,5 – 9% ВВП. Если же взять куда более реалистичный курс Br8000/$1, то ВВП в долларах составит $33,1млрд. Это значит, что совокупный долг Беларуси составит 104-106% ВВП, госдолг – 38 -40% ВВП, а дефицит торгового баланса товаров превысит 15% ВВП. В таком раскладе это значит, что ВВП Беларуси в долларовом выражении за 2011 год катастрофически сократился на $21,6млрд. Это тоже цена за эксперименты над экономикой в 2010-2011 годах. Это цена сохранения Госплана/Госснаба. Это цена за твердолобость тех, кому по должности положено следить за индикаторами опасности для отечественной экономики.
    Аналогичная ситуация – сильное искажение сути и смысла – имеет место по доходам и расходам бюджета, объему прибыли предприятий, налоговой базе, рентабельности, платежеспособности и производительности труда. В 2011 году цифры перестали быть точными индикаторами качества работы и эффективности управления. В результате цифрам перестали верить. Перестали доверять власти и ее представителям. А отсутствие веры парализует экономическую активность. Слабые, плывущие по течению люди списываются или уходят в ракушку собственных кухонь/дач. Сильные, с горящими глазами и желанием жить лучше все чаще принимают решение уехать из страны.
В 2011 году резко увеличился отток денег и талантов из Беларуси. Деньги вернуть можно, а вот потеря десятков тысяч творческих, предприимчивых белорусов, которые устали пробираться сквозь изнурительные лабиринты белорусского Госплана/Госснаба, равносильна потере десятков миллиардов долларов. Большая его часть – это не деньги, машины, станки или здания. Это нематериальные активы, которые, как мы знаем, составляют 2/3 ценности всей мировой экономики.

Другие материалы в этой категории: « Бог терпел и нам велел Ученые вредители »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!