Помазанные коррупцией

Автор  05 декабря 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Деградация государства в условиях глобального кризиса

Ярослав Романчук

Экономический кризис является большим испытанием не только для домашних хозяйств. Он показывает истинное нутро государства. Выходят наружу отвратительные скелеты в многочисленных шкафах министров, депутатов и политических партий. Главный из них – всеохватывающая, всепоглощающая коррупция. Когда не хватает денег в бюджете, когда бизнес увольняет работников, а банки пытаются латать свои проблемные балансы, распорядители чужого (политики и чиновники) не затягивают свои пояса, а увеличивают объемы подконтрольных им коммерческих операций. Данные о восприятии коррупции в мире в 2011 году от активного борца с этим злом Transparency International подтверждают, что за красивым PR-слоганом политиков «все для человека» скрывается их циничная правда: «после нас – хоть потоп».

Коррупция как почти универсальное явление

Transparency International делает выводы о восприятии коррупции на основе 17 опросов, в которых оцениваются такие факторы, как исполнение антикоррупционного законодательства, доступ к информации и конфликт интересов. По шкале от «0» (тотальная коррупция) до «10» (нет коррупции) 2/3 стран получили оценку менее 5 баллов. Из 183 стран мира свободными от коррупции являются только шесть стран. По десятибалльной шкале они имеют показатели 9 баллов и выше. Это Новая Зеландия, Дания, Финляндия, Швеция, Сингапур и Норвегия. Следующая по честности и чистоте от коррупции является группа из 9 стран (от 8 до 9 баллов). К мало коррумпированным странам относится еще 12 стран (с 7 до 8 баллов). А вот к красной зоне очень высокого коррупционного риска относятся аж 72 страны (от 1 до 3 баллов). Еще 43 страны находятся в зоне устойчивой коррупции (от 3 до 4 баллов). Получается, что только около 10% стран имеют институты, систему государственного и корпоративного управления, которые обеспечивает честные отношения между государством с одной стороны, бизнесом и обществом с другой. Всем странам постсоветского пространства, за исключением попавшей под скандинавскую культуру и институты Эстонии, до сих пор неведома жизнь без коррупции.
В 2011 году Эстония получила 6,4 балла что позволило ей войти в Топ-30 самых некоррумпированных стран мира. В Польше коррупция воспринимается на 5,5 баллов. Это значит, что страна, образно говоря, на половину коррупционная. Может повести, а может и наоборот. Литва (4,8) и Латвия (4,2 балла) не дотянули даже по половины шкалы. Они остаются в красной зоне коррупции.
Еще хуже обстоят дела со странами СНГ. Беларусь и Россия оказались на 143 месте с показателем 2,4 балла. Третий партнер по Евразийскому союзу Казахстан показал чуточку лучший результат – 120-ое место и 2,7 баллов. Беспросветной является ситуация Украины. В 2011 году эта страна приняла очередной закон борьбы с коррупцией, что никак не повлияло на ее восприятие в стране. Украина заняла 152-ое место с показателем 2,3 балла. Хуже только африканские страны, Кыргызстан (164-ое место). Туркменистан и Узбекистан делят 177-ое место. Терпимость людей к коррупции («так все живут»»), культура иждивенства в плане получения государственной поддержки в виде денег или бесплатных (дотированных) услуг, консенсус политических элит в плане места и роли государства в экономике – вот фундаменты коррупции на постсоветском пространстве и в мире в целом.

Полюсы недовольства политическим статус-кво

В 2011 году народный гнев по отношению к политикам и большому бизнесу, который в большинстве случаев справедливо ассоциируется с «воровской властью», достиг нового уровня. Народные избранники, призванные защищать граждан и предпринимателей, функционально стали, в первую очередь, распорядителями чужого. Они злоупотребляют правом использовать силу и принуждать к определенному финансовому, производственному и торговому поведению. Откаты, распилы, заносы – этот специфический вокабуляр появился тогда, когда эти явления приобрели устойчивый, массовый характер. Политики и чиновники злоупотребляют своим монопольным статусом, «топят» в бесперспективных проектах миллиарды долларов, скрывая от людей как имена настоящих бенефициаров, как и размер ущерба для домашних хозяйств и бизнесов.
Терпение людей на исходе. Левые, правые, центристские политические партии превратились в одно безыдейное, жадное власти месиво. Выборы ничего не решают. Политтехнологии и PR-кампании – доведенные до совершенства технологии массового обмана. Меняются лица, таблички на дверях мало доступных для обыкновенных людей кабинетов, а суть политики остается неизменной: 1) отдай половину (и больше) заработанного государству, 2) не требуй деполитизации денег, 3) прими, как данность, монополию государства в инфраструктурных секторах, образовании, здравоохранении и пенсионном обеспечении, 4) не перечь государственному регулированию производства и торговли, 5) плати за ошибки других, потому что это твой гражданский долг.
Для обыкновенного человека не имеет значения, под каким соусом его лишают права выбора и полноценной защиты своего имущества и сбережений. «Социальная справедливость», «устойчивое развитие», «общечеловеческие ценности», «выравнивание шансов», «поддержка национального бизнеса», «гарантии экологического баланса» - ум и воображение PR-технологов и имидж мейкеров рождают красивые обертки на любой вкус, под любые политические идеологии, кроме последовательного либерализма с его базовым принципом laissez-faire.
    Каждому обману рано или поздно приходит конец. Данные Transparency International по восприятию коррупции в мире свидетельствуют о том, что возмущенный разум людей близок к точке кипения. Резко падает доверие к международным организациям, правительствам и политическим партиям. Уменьшается явка на выборах. Ширятся уличные протесты. Движение «Займи Wall Street» активизировало мощные социалистические народные массы. Недовольство политиками у них перемешивается с полным непониманием сути свободного рынка и капитализма.
Одновременно увеличивается число убежденных противников государственного интервенционизма. Чайная партия в США пока не стала глобальным феноменом, но далеко не все граждане, особенно занятые в частном бизнесе, требуют тотального огосударствления. Процесс поляризации людей на национальном и глобальном уровне набирает обороты. На фоне финансовой нестабильности, дефицитов бюджета, товарных и валютных пузырей наверняка участится число протестных акций, «горячих» событий и конфликтов. Распорядителям чужого очень не хочется терять власть, часто бесконтрольную, над огромными «ничейными» ресурсами. Работники богатых стран против сокращения зарплат и щедрых социальных пособий, в том числе по безработице. Безработные развивающихся стран против протекционизма США, ЕС и Японии. Производители богатых и не очень стран против «засилья» китайских товаров. Китай же требует от Запада настоящего капитализма в виде свободной торговли и конкуренции. Юг недоволен Севером. Север не готов кормить резко возросшее число ртов – на своих иждивенцев денег не хватает. И все это сдабривается многообразием и изощренностью форм коррупции.
    Граждане требуют от правительств большей прозрачности, подотчетности и эффективности в управлении. Когда бедность, безработица и бесшабашность распорядителей чужого идут рука об руку с вопиющей коррупцией, высокомерием большого псевдочастного бизнеса, вероятность массовых протестов и гражданских конфликтов резко увеличивается. Так большинство арабских стран объятых революциями весной - летом 2011 года, имели индекс восприятия коррупции менее 4 баллов. Кумовство, взяточничество, «крышевание» избранных бизнесов – все это стало мощным катализатором революции в гораздо большей степени, чем социальные сети.
В богатых странах правительства не могут справиться с ростом госрасходов и долгов. Они прибегают к повышению налогов. В ответ состоятельные граждане спасают свои доходы от разорительного налогового бремени через разного рода оптимизационные схемы в «налоговых раях», а бедным остается растущая дырка в бюджете и неподъемные долги.
    Мир стоит на пороге глобального катарсиса. Есть опасения, что он будет не терапевтическим, а брутальным. Речь идет не только о коррупции, львиная доля которой уходит корнями в органы государственной власти. Мы наблюдаем закат эпохи глобального государственного интервенционизма. Этот Левиафан слишком богатый, слишком высокомерный и аморальный, чтобы сдаться без боя.

Динамика Индекса восприятия коррупции (ИВК) 2004 – 2011гг.

Место 2011

Место 2009

Место 2004

Страна

ИВК-2011

ИВК-2009

ИВК -2004

Индекс

1

1

2

Новая Зеландия

9,5

9,4

9,6

2

2

3

Дания

9,4

9,3

9,5

2

6

1

Финляндия

9,4

8,9

9,7

5

3

5

Сингапур

9,2

9,2

9,3

29

27

31

Эстония

6,4

6,6

6

41

49

67

Польша

5,5

5,0

3,5

50

52

44

Литва

4,8

4,9

4,6

61

56

57

Латвия

4,2

4,5

4

112

89

114

Молдова

2,9

3,3

2,3

75

75

71

Китай

3,6

3,6

3,4

120

120

122

Казахстан

2,7

2,7

2,2

143

139

74

Беларусь

2,4

2,4

3,3

143

146

90

Россия

2,4

2,2

2,8

152

146

122

Украина

2,3

2,2

2,2

Источник: Transparency International 2004, 2009, 2011гг.

Изменение восприятия коррупции в Беларуси и других постсоветских странах

Страна

Место по Индексу восприятия коррупции

2002

2003

2005

2006

2007

2008

2009

2010

2011

Эстония

29

33

27

24

28

27

27

26

29

Беларусь

36

53

107

151

150

151

139

127

143

Литва

36

41

44

46

51

58

52

46

50

Польша

45

64

70

61

61

58

49

41

41

Латвия

52

57

51

49

51

52

56

59

61

Россия

71

86

126

121

143

147

146

154

143

Украина

84

106

107

99

118

134

146

134

152

Казахстан

88

100

107

111

150

145

120

105

120

Молдова

93

100

88

79

111

109

89

105

112

Источник: Transparency International 2002 - 2011
*Первое место – самая некоррумпированная страна мира. «+» - значит очищение страны, «-» - больший уровень восприятия коррупции

Другие материалы в этой категории: « Ученые вредители Уловка-22 на 2012 год »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!