Евра-S

Автор  21 ноября 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Трансформация суверенитета и принуждение к рынку

Романчук Ярослав, ноябрь 2011

СНГ + Таможенный союз Беларуси и России + ЕврАзЭС + Союзное государство + ОДКБ = Евразийский экономический союз (Евра-S). За 20 лет интеграционное количество переходит в качество. Впервые речь идет об образовании на основе принципов и стандартов ВТО. Впервые объединение происходит, когда одна из стран (Россия) уже стала членом ВТО. Впервые в основу интеграции положены принципы рынка (свобода перемещения денег, товаров, услуг и рабочей силы) и демократии в принятии решений наднациональными органами. Тот факт, что на самой последней стадии переговоров «Евразийский Союз» стал «Евразийским экономическим союзом» говорит о том, что Россия впервые согласилась с мягкой интеграционной моделью Европейского Союза образца 1970-ых-1980-ых годов, отбросив попытки воссоздать СССР.

Интеграция в фаворе за неимением других успехов

Евра-S может стать реальностью в далеком 2015 году. За это время мир может перевернуться в пылу очередной глобальной рецессии. Высоки риски развала зоны евро, падения цен на нефть и существенных изменений интенсивности потоков капитала и товаров. За это время Россия может столкнуться с проблемой бюджетного голода, социального напряжения и дезинтеграции. В условиях сильной неопределенности, слома многих основополагающих экономических трендов на выходе может быть все, что угодно. Поэтому обещания трех президентов создать Евра-S через четыре года – это всего лишь политический взнос, подтверждающий участие в долгосрочной интеграционной игре.
    Интеграция – это электорально очень выгодная тема. Политически она особенно актуальна для России. Медведев/Путин остро нуждаются в позитиве для россиян в апатичной и безынтересной парламентской и президентской кампании. На фоне растущего разочарования и раздражения населения добрые вести о внешнеполитических успехах, особенно на фоне проблем в США и ЕС, могут восстановить хотя бы часть народного доверия к Кремлю и ее новому – старому хозяину В. Путину.
Для А. Лукашенко тема интеграции еще важнее. Глава Беларуси переживает тройной кризис: кризис доверия, отношений с Западом/международными организациями и макроэкономический (более 100-процентная инфляция, 3-кратная девальвация и более чем 2-кратное падение доходов в долларовом выражении). Победа на интеграционном поле 18 ноября 2011 года имеет такой же эффект, как подписание договоров с Россией 9 декабря 2010, за десять дней до дня президентских выборов. Торжественные улыбки и открытая похвала президента России, подкрепленная $1-миллиардным кредитом Сбербанка РФ, посылает четкий сигнал теряющей доверие белорусской номенклатуре: «Батька выкрутиться. Батька сможет! Батьке нет альтернативы»

Прагматические интересы Назарбаева и Путина

Сегодня Тройка (Лукашенко – Медведев/Путин - Назарбаев) не готова играть в политический союз даже на долгосрочной основе. Тем не менее, у каждого президента есть свои четко выраженные интересы. Договоренности были достигнуты не из-за ностальгии к прошлому, а по причине совпадения интересов президентов каждой из стран. Расклад на краткосрочную перспективу, на реализацию Единого экономического пространства (ЕЭП) следующий.
Участие Нурсултана Абишевича в проекте «Евра-S» является своеобразным гарантом независимости Беларуси. Человеку, который создал независимый Казахстан, явно не улыбается окончание политической карьеры в статусе генерал-губернатора возрожденной неосоветской империи. Поэтому именно казахстанский президент развеял сомнения в том, что речь идет о возрождении СССР. Ему тоже нужны противовесы. Россия для Казахстана – противовес Китаю. Россия для Казахстана – путь к самостоятельной торговле природными ресурсами в Европе, в экспансии капитала. ЕЭП – это для казахстанского бизнеса доступ к газо- и нефтепроводам, к железной дороге по одинаковым с российскими тарифами. Казахстан взял курс на радикальную модернизацию экономики. Он активно изучает опыт Сингапура и Южной Кореи. Российский рынок сбыта для казахстанских товаров критически важен. Поэтому Н. Назарбаев участвует в проекте ЕЭП и поддерживает идею Евра-S.
Мы говорим «Дмитрий Медведев», - подразумеваем «Владимир Путин». Для Кремля ЕЭП – это спасение интеграционного лица. Это последний шанс показать россиянам и миру, что Россия способна выстраивать конструктивные, взаимовыгодные, прагматические отношения с соседями. Путь к Евра-S – это продолжение игры с перспективой включения в нее, в первую очередь, Украины. Отсюда следующий посыл уходящего российского президента относительно органов управления ЕЭП: «Это равноправная комиссия, она будет работать, надеюсь, эффективно, а принципы ее работы строятся на рыночных, демократических началах и, надеюсь, будут учитывать лучший мировой интеграционный опыт».
В. Путину важны имиджевые, стратегические проекты. Он понимает, что сломать через колено и принудить к некому политическому образованию нельзя ни Казахстан, ни Беларусь. Кремль понимает, что остаться в серьезной интеграционной игре – это проводить единую ценовую политику по энергоресурсам с Беларусью, установить единые правила по транспортным перевозкам и доступу к трубам с Казахстаном. Вступление России в ВТО означает обязательство Кремля перейти на мировые цены на энергоресурсы и снизить торговые барьеры. Т. е. Россия все равно обязалась это сделать, а тут заодно можно зацепиться за реальный интеграционный проект. К тому же, ЕЭП и членство России в ВТО позволяют усилить давление России на Беларусь в плане проведения рыночных реформ и доступа российских товаров/капиталов на белорусский рынок.
Интеграционный проект Евра-S чрезвычайно важен для В. Путина, который имеет 12 лет для модернизации страны внутри и отношений с внешним миром. Геополитическая игра за право быть одним из полюсов многополярного мира предстоит жесткая. В ней важно иметь союзников. Логично и прагматично начать реальное партнерство с Беларусью и Казахстаном, даже если в краткосрочной перспективе сократить доходы Газпрома, Роснефти и РЖД.

Интеграционная победа Лукашенко и Беларуси

Александр Лукашенко одержал очередную тактическую победу. Все еще находясь между Сциллой (внутренние экономические проблемы) и Харибдой (холодные отношения с западными кредиторами) он выжал максимум возможного из отношений с Россией и Казахстаном. Глава Беларуси прекрасно чувствует состояние президентов-партнеров. На этот раз он не предложил им ностальгический проект прошлого, а поддержал проекцию будущего. Как раз под амбиции и тактические интересы лидера каждой страны. Он прекрасно понимает мотивацию В. Путина и Н. Назарбаева и отдает им пальму первенства в инициации и раскрутке Евра-S. Взамен себе он хочет вполне конкретные вещи: газ по внутрироссийским ценам (в ЕЭП – равные условия для всех партнеров, и Газпром не имеет права на ценовую дискриминацию Беларуси), нефть и нефтепродукты без пошлин и разного рода премиальных надбавок/накруток. Продажа «черного золота» должна идти на одинаковых условиях для Томска, Перми, Ярославля и Минска. То же самое касается электрической энергии. Витебсэнерго, Минскэнерго и другие энергетические компании в условиях действительно равной конкуренции должны иметь право напрямую, без участия монополиста в лице Интер РАО ЕЭС, закупать электроэнергию на рынке России. Только за счет таких энергетических договоренностей Беларусь в 2012 году получит по сравнению с текущим годом выгоду в $5 – 6млрд., что оценочно равно ~15% ВВП Беларуси после девальвации. Никакие временные потери от повышения пошлин на автомобили и другие группы потребительских товаров не идет ни в какое сравнение с этим выигрышем. А. Лукашенко постоянно подчеркивает тезис о равноправии партнеров и условий хозяйствования в рамках ЕЭП. Он, в первую очередь, имеет в виду правила функционирования рынка энергетических товаров. «…Если мы будем разумно, на равноправной основе, как это сегодня у нас принято, сотрудничать, поверьте, мы только будем сближаться. Нас экономики к этому будут толкать. И никто ни у кого не будет нахлебником» - утверждает А. Лукашенко.
Вторая очевидная интеграционная выгода Беларуси – интенсификация сотрудничества с Казахстаном. А. Лукашенко тоже кровно заинтересован в том, чтобы Россия допустила казахстанские компании к нефте- и газопроводам, чтобы выровняла ж/д тарифы для открытия пути казахстанским энергоресурсам на Европу. Опять же – через Беларусь. А это загрузка белорусской инфраструктуры, дополнительные поступления в бюджет, диверсификация поставок энергоресурсов для нашей страны, т. е. противодействие монополии Газпрома и нефтяному диктату Кремля (в рамках ЕЭП он от него должен добровольно отказаться). Для А. Лукашенко появляются новые сильные партнеры по модернизации ТЭКа. Акции Мозырского и Новополоцкого НПЗ могут быть проданы не только российским нефтяным компаниям, но также казахстанским, под обязательства загрузки. При этом и российское, и казахстанское политическое руководство склонны игнорировать требования прозрачности проведения подобных сделок.
Третье преимущество А. Лукашенко и Беларуси от ЕЭП – сохранение и даже расширение доступа белорусских товаров на российский рынок. Это своеобразная страховка от Г. Онищенко, главного «санитара» российского рынка. «Самое главное, уйдут в небытие наши конфликты какие-то, непонимания, недопонимания и, в конце концов, какие-то «молочные», «сахарные» и прочие войны. Мы декларировали свободу передвижения товаров, услуг, капиталов. Это что, не для людей? Конечно для людей» - заключил глава Беларуси.
Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), как наднациональный интеграционный орган, должен быть эффективным нейтрализатором давления российских отраслевых лоббистов. А. Лукашенко надеется на это, оставляя за скобками то, что именно ЕЭК будет иметь полномочия принуждать Беларусь к выполнению норм и стандартов ВТО, т. е. к кардинальному пересмотру с/х политики, а также взаимоотношений между государством и промышленностью. А. Лукашенко надеется, что Виктор Христенко, председатель ЕЭК, одновременно министр промышленности России, будет лояльно относиться к регуляторным практикам белорусского правительства и позволит ему медленную, как минимум, трехгодичную адаптацию к торговым и производственным стандартам России. В период 2012-2014 годы Беларусь получит шанс и огромные ресурсы для того, чтобы провести рыночные реформы. Таким образом, А. Лукашенко сыграл по своему любимому интеграционному сценарию «Утром деньги, вечером – стулья». Он надеется, что на этот раз Кремль согласится на новый энергетический «интеграл». В ситуации макроэкономического кризиса внутри страны, самоизоляции от Запада А. Лукашенко выбрал для себя оптимальный вариант, правда, на краткосрочную перспективу. Как минимум, до окончания нынешнего цикла политических кампаний в России.

Подводные камни ЕЭП и Евра-S

Все выгоды А. Лукашенко в рамках ЕЭП/фьючерса Евра-S построены на предположении, что с 1 января 2012 года Беларусь получит российские энергоресурсы по внутрироссийским ценам. Делается акцент на то, что уже в 2012 году откроется возможность Беларуси торговать газом/нефтью с Казахстаном. Еще на инерции интеграционного торжества А. Лукашенко рассчитывает на получение российских кредитов, необходимых для макроэкономической стабилизации Беларуси. Ни накануне, ни во время торжеств по случаю подписания соглашения о создании ЕЭП и Евра-S не было четких заявлений В. Путина, Газпрома, Роснефти или Интер РАО ЕЭС о новой энергетической политике с Беларусью. То ли это будет новогодний подарок Кремля Беларуси, то ли с 1 января 2012 года никаких единых правил игры на энергетическом рынке не будет. Это первая серьезная опасность для А. Лукашенко и его ставки в этой интеграционной игре. То же самое касается доступа Казахстана к российским трубам. Процесс согласования правил доступа может затянуться на много месяцев, а ведь для главы Беларуси деньги и плоды интеграции нужны здесь и сейчас.
Вторая особенность реализации проекта «ЕЭП» кроется в установлении единых правил игры на товарных рынках, в определении единых условий государственной поддержки производителей. Высший евразийский экономический совет (вице- премьеры трех стран) и Коллегия (рабочий орган ЕЭП), которая уполномочена принимать решения об изменении пошлин, санитарном, ветеринарном и миграционном контроле, а также следить за распределение промышленных и с/х субсидий, может потребовать быстрой адаптации Беларуси к согласованным Россией правилам и стандартам ВТО. Если Россия будет настаивать на одномоментности действий по выравниванию правил игры на энергетическом и товарном рынках, то для Беларуси 2012 год может стать годом начала системных рыночных преобразований. К ним А. Лукашенко, судя по целому ряду заявлений о правильности стратегии Госплан/Госснаб пока не готова.
Л. Медведев, говоря о преимуществах ЕЭП перед Европейским Союзом, сказал, что Тройка не является «конгломератом разрозненных стран». Как раз является, ибо  в Беларуси по своей сути – не рыночная, а централизованная экономика. Схожесть же России и Казахстана – не в приверженности идеям свободного рынка и отрытой конкуренции, а в идентичности интервенционистских практик. Как показывает исторический опыт, национальным бюрократиям гораздо сложнее договориться, чем частным предпринимателям.
Еще один опасный подводный камень – низкое качество госуправления в во всех странах Тройки ЕЭС. Одно дело – декларировать четыре свободы (перемещения товаров, денег, услуг и рабочей силы), другое – реализовывать их на практике. По качеству госуправления, торгового законодательства, таможенных процедур и регулирования бизнеса Беларусь, Россия и Казахстан относятся к группе аутсайдеров и жестким интервенционистов. Едва ли создание ЕЭП по мановению волшебной палочки превратит Россию и Казахстан в адептов свободного рынка и открытой конкуренции. Никуда не исчезли мощные лоббистские корпоративные кланы, которые зарабатывают как раз на дискриминационных практиках. Если у В. Путина, Н. Назарбаева и А. Лукашенко не будет политической воли нейтрализовать их влияние, ЕЭП грозит участь СНГ, ЕврАзЭС или Союзного государства РБ и РФ.
18 ноября 2011 года президенты трех стран поставили свои подписи под тем, что каждый из них обязуется поменяться, пойти на серьезные реформы, прежде всего, во внутренней политике своих стран. Сказать, подписать легче, чем сделать. На данном этапе слова важнее для В. Путина, чем для А. Лукашенко. Нашему правительству срочно нужны дела и … деньги. Очень скоро, в 2012 году, мы убедимся, чего стоит последний интеграционный «танец» на постсоветском пространстве.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!