Три квартала опасной праздности

Автор  24 октября 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Конец экономики устойчивого развития

Ярослав Романчук

Белорусский Госплан испускает дух. Экономика идет в разнос. Первые три квартала 2011 года стали завершающим этапом политики «забрать и перераспределить». Дисбалансы рушат привычные механизмы управления. Искажения цен лишили коммерческие организации возможности полноценного планирования. Рост ВВП за 9 месяцев на 7,9%, инвестиций в основной капитал на 14,9% и экспорта на 68,7% в условиях почти 75-процентной инфляции и 250-процентной девальвации показывает огромный социальный и институциональный вред от экстенсивного роста. В здоровой экономике такой высокий рост основных валовых показателей наверняка сопровождался бы увеличением производительности труда и доходов. В Беларуси же вместо роста зарплаты до заданных на 2011 год в пятилетнем плане $600 на 250% увеличилось число людей, живущих за чертой бедности, а средняя зарплата за январь–август под грузом разбухшего ВВП и экспорта опустилась до $200 в месяц.

Переправа изменилась, а кони остались

Правительство Беларуси явно растерялось. Оно привыкло работать по шаблону. Утверждаешь план роста, доводишь валовые показатели до госпредприятий, знакомишь с ними банки, которые должны весь этот рост профинансировать - и поехали. В январе–сентябре 2011 году АпСоНа (Администрация Президента, Совет Министров, Национальный банк) действовала по этой привычной госплановской матрице. Распорядители чужого проигнорировали знаки опасности, которые поступали со стороны платежного и торгового балансов. Министры не видели взаимосвязи между политическими событиями конца 2010 года и способностью привлечь $6,5млрд. иностранных инвестиций в неизменно государственную белорусскую экономику. В отношении России АпСоНа тоже действовала по принципу «никуда не денется, раскошелится и поделится».
Новый премьер-министр М. Мясникович заступил на хозяйство в прекрасном расположении духа. Управлять номенклатурой он умеет, как редко кто в стране. Лично знает руководителя каждого района и крупного предприятия, не говоря уже про аппараты министерств и ведомств. Такие социальные и административные связи, безусловно, помогают в условиях вялотекущего, однонаправленного движения экономики. Однако в Беларуси в 2011 году резко изменилась ситуация. Вместо спокойной переправы по привычному броду пришлось преодолевать бурную, опасную реку. Старые кони могли бы справиться со старой переправой, но к новым условиям они явно не подходили. Тем не менее, все они остались в своей упряжке.
Первый квартал 2011 года не предвещал опасной макроэкономической бури. Машина распределения ресурсов и производства работала в привычном режиме. Темпы роста ВВП зашкаливали за 10%, а инвестиции – за 25%. Нацбанк еще мог брать в долг и поддерживать стабильность курса. Правительство тоже думало, что без проблем обеспечит приток валюты, если не через евробонды, то через российские кредиты. Переоценка возможностей в финансировании экстенсивного производства и недооценка опасности дефицита платежного баланса и валюты резко усилили моральную угрозу для белорусской экономики. Под моральной угрозой понимается неадекватная оценка экономических рисков и угроз, которая ведет к пассивному созерцанию разрастания кризисных явлений. Получается, как с опухолью. Человек не обращает внимание не небольшую царапину на ноге. Она начинает болеть, нога опухает, но он продолжает жить в обычном режиме, не понимая, что игнорирование болезни может привести к ампутации ноги или вообще к летальному исходу.

Две неровные части экономики

В отличие от человека экономика не умирает. Правительство запускает в ней очень опасные механизмы перераспределения ресурсов. Для одних (меньшинство) наступает время большой жатвы/жратвы, для других (большинство) – болезненный период затягивания поясов и отказа от планов покупки автомобиля, построения квартиры или обучения ребенка в вузе. Так случилось в Беларуси в январе – сентябре 2011 года.
Экономика страны разбилась на две неровные части. Первая часть – избранные госпредприятия, крупные экспортеры, близкий к номенклатуре частный бизнес и должники, имеющие обязательства перед кредиторами или поставщиками в Br-рублях. Они, в основном, обеспечивали рост валового продукта, активно тратили бюджетные деньги, пользовались дешевыми Br-рублевыми кредитами, вовсю удовлетворяли повышенный спрос внешних рынков на белорусские товары (после девальвации). Они же пользовались курсовой разницей для получения дополнительных дивидендов.
При отсутствии в стране действенного механизма банкротства и в условиях высокой инфляции оттягивание уплаты рублевых долгов/кредитов означал их обесценение. Этими механизмами дополнительного обогащения, в первую очередь, воспользовались госпредприятия и госструктуры, которые одной ногой стоят в госуправлении, а второй – в коммерции. В выигрыше остались получатели рублевых кредитов, особенно если у них были валютные доходы. Ставки по Br-рублям оставались гораздо ниже уровня инфляции, а «ножницы» в курсах позволяли проводить выгодный обмен $/Br и расчет с кредиторами.
Большинство людей и коммерческих организаций вынуждены были затягивать пояса или потреблять сбережения. Мириться с резким снижением уровня жизни не хотелось, но давление инфляции и девальвации было слишком сильным. Номинальная начисленная зарплата в январе–августе составила Br1654тыс., а в августе – Br1992тыс. Белстат утверждает, что реальная зарплата (с учетом инфляции) за восемь месяцев 2011г. по сравнению с аналогичным периодом 2010г. выросла на 10,1%, но люди-то по привычке все пересчитывают в доллары. В августе 2010 года зарплата составляла Br1287тыс. или $452, а в августе 2011 года рублевый эквивалент средней зарплаты превратился по рыночному курсу примерно в $230. Беларусам именно такой пересчет кажется реальным, а не белстатовские манипуляции индексами и формулами расчета.
Аналогичная ситуация складывается по пенсиям. В сентябре 2011г. средний размер пенсии составил Br767тыс. или $88, в то время как в сентябре 2010 года пенсия была Br530 тысяч или $186. Заметим, что рублевая пенсия по отношению к бюджету прожиточного минимума (БПМ) пенсионера - что в сентябре 2010г., что в сентябре этого года - практически не изменилась (1 пенсия = 2,1БПМ).
Есть чему огорчиться людям при оценке покупательной способности своих банковских вкладов. На 01.10.2010 люди хранили в банках рублевые депозиты на сумму Br10850млрд., что составляло $3,8млрд. На 0.10.2011 сумма рублевых депозитов населения составила Br12339млрд., но в долларовом выражении это всего $1,4млрд. Получается, что они стали на $2,4млрд. меньше. Люди еще до конца не осознали последствий очередного шока без терапии. Они стараются хоть как-то спасти хотя бы часть своих сбережений, покупая товары длительного пользования или организуя шоп туры в соседние страны. Нет сомнений, что нас ждет резкое падение внутреннего спроса после того, как правительство начнет реально бороться с инфляцией и ликвидировать завалы на валютном рынке.

В долгах, как в шелках

Валютные проблемы и инфляция отодвинули на второй план хроническую проблему складских запасов, а ведь она никуда не делать. По состоянию на 1.10.2010 складские запасы составляли Br5,34трлн. или 54,2% среднемесячного объема продукции. На 1.10.2011 они выросли до Br9,35трлн. (53,4%). Промышленность за три квартала увеличила объем производства на 10,6%, но существенная часть выпуска осела на складах, где товары едва ли становятся дороже. Поскольку основным источником финансирования промышленного производства стали кредиты банков, то рост складских запасов означает увеличение риска «омертвления» капитала и превращения его в безнадежные долги.
На 1.09.2011г. задолженность по кредитам и займам составила Br111,9трлн., что в 1,7 раза больше, чем на 1.09.2010г. В 2011 году темпы роста кредиторской и дебиторской задолженности побили все рекорды. Особенно впечатляет рост дебиторской задолженности. По сравнению с началом года она выросла в 1,6 раза. В условиях усложнения финансового положения предприятий и банков, высокой инфляции реальная покупательная способность этих денег для собственников будет гораздо меньше.
После проведенной девальвации обостряется проблема внешних долгов. На 1.09.11 внешняя дебиторская задолженность составила Br22,3трлн. По сравнению с началом года она выросла в 2,5 раза. Внешняя кредиторская задолженность составила Br25трлн. и выросла по сравнению с началом года в 2,3 раза. Сколько в этих суммах реальных долгов, а сколько схем по выводу капитала за рубеж мы точно не знаем, но раз деньги боятся своего правительства, значит, добра экономике не ждать. Внешние долги реального и финансового сектора Беларуси в 2011 году превысят $23млрд. После девальвации их облуживание становится самой большой головной болью как для их руководителей, так и для руководства страны.
Белорусские предприятия с трудом себе представляют, откуда брать оборотный капитал, чтобы удержаться хотя бы на уровне первой половины 2011 года. За январь–август 2011г. 47,9% всех коммерческих организаций работали с рентабельностью до 5%, еще 23,5% предприятий с 5 – до 10%. Для сравнения в январе–августе 2010г. с рентабельностью до 5% работало 37,1% и еще 23,1% были в рамках 5-10% рентабельности. В условиях, когда резко подорожают кредиты, ЖКУ, транспортные расходы число убыточных предприятий может увеличиться, как минимум, в три раза. Рабочие также будут требовать повышения зарплаты, что еще больше усугубит финансовую устойчивость предприятий.
Призрак банкротства не ленно бродит по городам нашей страны, а быстро материализуется. Белорусские власти своими действиями в 2011 году, особенно в марте–сентябре, значительно помогли ему обосноваться в прихожих квартир и приемных предприятий. Настроение мерзкое еще и от того, что у АпСоНы нет реального антикризисного плана и политической воли провести в Беларуси полноценные рыночные реформы. Шокировать людей и бизнес политики и чиновники научились, а вот проводить интенсивную терапию до сих пор не умеют.

Динамика макроэкономических показателей Беларуси

Три квартала 2006 – 2011гг.

Показатель

Январь – сентябрь

2006

2007

2008

2009

2010

2011

ВВП, в трлн. Br

56’6

69’5

93,2

100

116,6

186,7

Темпы роста ВВП %

9,6

8,4

10,7

-0,3

6,6

7,9

ИПЦ (инфляция) %

3,1

5,4

9,4

7,9

6,8

74,5

Промышленность %

12,2

8,2

13,1

-4,5

10,3

10,6

Сельское хозяйство %

2,2

5,6

6,9

2,4

1,1

5,1

Доходы консолидир. бюджета (8 мес.) трлн. Br

23,8

30,1

42,1

39,2

30,6 (без ФСЗН)

29,1 (без ФСЗН)

Баланс консолидир. бюджета % ВВП

2,5

3,9

5,9

-1,6

-2,4

2,2

Инвестиции в основной капитал трлн. Br

12,7

16,8

24,0

31,0

36,1

54,6

Динамика инвестиций в основной капитал, % к предыдущему году

31,9

16,6

23,2

14,5

9,5

14,9

Перевезено грузов организациями транспорта общего пользования, млн. т

160

171,5

183,0

177,6

224,8

245,4

Розничный товарооборот, трлн. Br

22,1

27,4

36,9

40,3

49,4

73,4

Темпы роста розничного товарооборота

17,5

16

22,7

2,6

16,2

11,0

Экспорт товаров и услуг, в млрд. USD (8 мес.)

14,5

17,2

26,6

15,3

18,3

26,0

Экспорт, в % к аналогичному периоду прошлого года (8 мес.)

27,0

18,3

55,4

-42,4

19,3

68,7

Импорт товаров и услуг, в млрд. USD (8 мес.)

14,9

18,6

28,7

18,8

21,9

30,0

Импорт, в % к аналогичному периоду прошлого года (8 мес.)

37,6

24,8

54,8

-34,2

16,3

46,8

Торговый баланс по товарам (8 мес.) млрд. $

-1,06

-2,36

-3,68

-4,7

-5,0

-3,92

Торговый баланс по товарам с Россией млрд. $

-4,27

-4,73

-9,6

-6,3

-4,8

-6,42

Динамика реальных денежных доходов населения, % (8 месяцев к аналогичному периоду предыдущего года)

17,8

16,2

11,8

2,9

10,8

5,8

Реальная зарплата %

19,4

10,2

8,5

-1,3

10,0

10,1

Вклады населения, на 01.09 в трлн. Br

7,1

9,5

13,2

16,7

21,9

28,45

Темпы роста вкладов населения (по сравнению с началом года) %

28,5

21,9

24,5

26,2

20,4

30,1

Номинальная начисленная среднемесячная заработная плата, январь-август, тыс. Br

573

679

846

978

1150

1654

Пенсия в сентябре в тыс. Br

249

302

389

393

530

767

Источник: Белстат РБ 2006 – 2011гг.

 

Динамика качественных показателей экономики Беларуси

Три квартала 2006 - 2011 гг.

Показатель

01.10.06

01.10.07

01.10.08

01.10.09

01.10.10

01.10.11

9 мес. 2011 г. к 9 мес. 2010г. в %

9 мес. 2010 г. к 9 мес. 2009г. в %

Запасы готовой продукции в млрд. руб.

2489

3303

4119

6159

5338

9350

75,2

-13,3

Запасы готовой продукции (к среднемесячному объему производства) %

53

56,6

49,3

77,8

54,2

53,4

-1,5

-30,3

Число убыточных предприятий в %

15,4

12,9

7,4

10,2

8,3

7,8

-6,0

-18,6

Рентабельность % (январь – август)

14,1

12,1

16,1

10,6

10,1

12,5

23,8

-4,7

Рентабельность продаж % (январь – август)

8,2

7,1

9,0

6,5

6,3

9,8

55,6

-3,1

Кредиторская задолженность трлн. руб. на 01.09.

25

29,4

38,9

48,5

52,8

94,56

79,1

8,9

Дебиторская задолженность трлн. руб. на 01.09

18,7

22,6

33,3

43,1

47,6

79,1

66,2

10,4

Объем рублевой денежной массы М2 (на 01.09)

11

13,5

20,5

18,0

25,1

35,42

41,1

39,4

Остатки задолженности по выданным кредитам (на 01.09)

16,5

25,1

39,2

57,2

76,8

122,39

59,4

34,3

Процентная ставка   комбанков по рублевым кредитам, август, %

8,8

8,5

9,6

10,8

8,7

13,8

58,6

-19,4

Источник: Белстат РБ 2006 – 2011гг.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!