Интеграция ценою в $10 миллиардов

Автор  19 октября 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Лукашенко ответил Путину в стиле Януковича

Ярослав Романчук

Лукашенко меняет тактику поведения с Путиным

Александр Лукашенко начал очередной раунд интеграционной игры с В. Путиным. На этот раз он не прет, как танк, не выпячивает свое «я», даже не использует традиционную риторику об окопах, войне и совместных врагах. А. Лукашенко в своем видении об интеграции (http://www.izvestia.ru/news/504081) ведет себя тоньше, хитрее, вспоминая свои успешные переговоры и отношения с Б. Ельциным. Он пытается расположить В. Путина к себе единством взглядов и оценок прошлого, настоящего и будущего.
А. Лукашенко считает «развал Советского Союза глубочайшей, трагической ошибкой XX столетия». Это о прошлом. Оценка текущей ситуации в мире, как непростой, кризисной, требующей интеграции, чтобы создать мощного конкурента для Европы, Америки и Азии, чтобы показать более перспективную модель отношений с соседями – это о настоящем. Необходимость «качественно нового интеграционного образования» - это о будущем.

Белорусский президент впервые готов формально признать интеграционное лидерство за В. Путиным. Ведь именно российскому президенту гораздо больше нужен статус «собирателя земель». А. Лукашенко пишет: «Идея Единого экономического пространства России, Беларуси, Украины и Казахстана принадлежит как раз В.В. Путину». Заметим, что речь идет именно об ЕЭП. Это важный элемент логики А. Лукашенко. На нем он строит свои интеграционные предложения к российскому коллеге. Мол, если сказал «А», говори и «Б». Серьезные государственные мужи отвечают за свои слова. Вот глава Беларуси и пытается поймать В. Путина на его слове об интеграции. «Политику и политиков уважают только в случае их серьезности и последовательности», «здесь блеф — себе дороже» - пишет глава Беларуси. Именно на последовательности он и делает акцент.

Очередной союз при сохранении суверенитета

А. Лукашенко понимает, что свои интеграционные позиции с прицелом на президентство единого союза конца 1990-ых он никогда не вернет. Ему нужно получить опцию second best. Глава Беларуси открыто говорит, что ему нужно от России. «Не только равенство партнеров, в том числе равенство условий хозяйствования с равным доступом к единой энергетической и транспортной системе, позволит создать надежную основу для нашего союза».
Это квинтэссенция позиции А. Лукашенко. Для него единые цены на нефть, нефтепродукты и газ, единые транспортные тарифы, равный доступ к газовым и нефтяным трубам – это «аксиома». Еще А. Лукашенко указывает на два условия успешной интеграции. Первое – чтобы россияне не создавали параллельных производств, которые уже работают в Беларуси «Зачем искусственно насаждать дублирующие производства там, где спрос может быть удовлетворен с гораздо меньшими затратами и на высоком уровне качества действующими предприятиями?» Второе – «совместное строительство АЭС в Беларуси, совместное создание и вывод в космос спутников, создание системы управления ими».
    А. Лукашенко без обиняков говорит: «Верю, что именно такая идеология закладывается в наш новый союз». Он говорит, что это нужно не столько ему, сколько белорусскому народу. Он, народ, не приемлет любого ущемления прав участников интеграционного проекта. Он требует «только равенства партнеров». «Любые ущемления, может быть кажущиеся сегодня мелкими, завтра создадут трещины, которые развалят сначала доверие, а затем и созданную неимоверными общими усилиями новую структуру». Только на условиях равенства в интеграционный процесс поверят люди и бизнес. Наконец, самый главный момент, «краеугольный камень» в интеграционном предложении А. Лукашенко – «суверенитет наших государств, который не отменяет даже самая тесная интеграция».

Интеграционный декалог: задания для Путина

Итак, подведем баланс интеграционного видения А. Лукашенко. С 1 января 2012 года Россия для получения пропуска к интеграционному образованию «Евразийский союз» в неопределенном будущем должна выполнить следующее в рамках Единого экономического пространства:

  1. обеспечить одинаковые (равнодоходные) цены на сырую нефть и электроэнергию для Беларуси,
  2. отменить экспортные пошлины/квоты на нефтепродукты для Беларуси,
  3. допустить белорусские компании к участию в разработке, добыче сырой нефти в России,
  4. выровнять транспортные ж/д тарифы и обеспечить свободный доступ к ж/д инфраструктуре для белорусских компаний и их казахстанских партнеров,
  5. обеспечить равный доступ белорусским компаниям и их казахстанских партнерам к трубопроводам (газовым и нефтяным),
  6. обеспечить загрузку белорусской газо- и нефтетранспортной систем,
  7. ликвидировать (не поддерживать) развитие тех производств, которые уже есть в Беларуси еще с советским времен,
  8. кредитовать строительство АЭС в Беларуси,
  9. кредитовать и помогать создавать белорусский спутник,
  10. беспрепятственно пускать белорусские товары, в первую очередь, продовольственные, на российский рынок.

Монетизация всех тех действий, которые должна совершить Россия, чтобы выровнять условия партнерства и интеграции можно оценить примерно на $7 – 10млрд. Т. е. В. Путин должен пойти на то, чтобы увеличить интеграционный грант Беларуси до 20 – 25% ее ВВП (если считать валовой внутренний продукт по 2011 году). Это даже больше, чем в самые добрые для Беларуси интеграционные времена, когда совокупный объем энергетического гранта  составлял 15 – 17% ВВП.
А. Лукашенко хочет выжать максимум из интеграционного предложения В. Путина. Выполнение Россией десяти интеграционных требований А. Лукашенко является необходимым, но недостаточным пропуском от Беларуси для одобрения ею интеграционного проекта «Евразийский союз». О том, что готова сделать Беларусь с 1 января 2012 года А. Лукашенко не пишет. Даже проект «единая валюта» в списке обязательств официального Минска не значится, не говоря уже о том, чтобы наделить реальными полномочиями наднациональные органы.

Очередной аморфный Союз без будущего

А. Лукашенко никогда не перестанет разыгрывать интеграционную карту, пока Кремль не решится сказать «Хватит!» Своей статьей он втягивает В. Путина на территорию, где он чувствует себя, как рыба в воде. Так что перехват интеграционной инициативы может о-очень дорого обойтись В. Путину. А. Лукашенко манит его также тем, что «глубокая, продуктивная интеграция с наиболее близкими соседями была, есть и будет естественным путем развития». Мол, сама природа, сам Бог велит нам интегрироваться. Тут он делает реверанс себе. Мол, «интеграционные наработки в рамках Союзного государства... служат несущим каркасом договорно-правовой базы Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России». Понятно, кто создавал Союзное государство. Правда, не совсем понятно, какого качества и прочности каркас из него получился.
    В качестве предостережения А. Лукашенко однозначно намекает на то, что вступление в Евразийский союз не означает «замыкаться в этой интеграции», а создавать общее экономическое пространство «от Лиссабона до Владивостока». А. Лукашенко напоминает В. Путину библейское «в начале было слово» и на прощание – чтобы он помнил о цене входного билета в евразийскую интеграцию – как бы невзначай оставляет себе путь к отступлению: «Интеграция не самоцель. Это инструмент достижения наивысшей цели – роста благосостояния и качества наших людей».
    Белорусские люди могут не понять и не принять интеграционной игры, если А. Лукашенко не добьется интеграционного гранта, который поможет ему выйти их инфляционно-девальвационной спирали. Россияне же будут требовать от В. Путина реального, а не бумажного собирательства земель. Не когда-то в будущем, а как можно быстрее. Да и самому В. Путину пустые интеграционные проекты за 11 лет набили оскомину.
    Начавшийся публичный обмен мнениями между Лукашенко и Путиным не сулит интеграции ничего хорошего. Вежливое ухаживание, цветочно-конфетный период быстро закончится. До президентских выборов В. Путин вынужден танцевать под интеграционную пластинку. А. Лукашенко это прекрасно понимает. Поэтому попытается сделать все, чтобы «выбить» от В. Путина интеграционный декалог ценой в 25% белорусского ВВП. Если новый виток интеграции закончится так, как в свое время заканчивались СНГ, Таможенный Союз или Союзное государство, то, очевидно, это будет последняя попытка белорусско-российской интеграции с нынешним президентом Беларуси.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!