Ничегонеделание

Автор  25 августа 2011
Оцените материал
(0 голосов)

В Беларуси нет дееспособной власти

Ярослав Романчук, август 2011

В Беларуси более 85 тысяч государственных служащих, но нет действенной системы управления. В стране десятки министров и больших начальников, но никто из них не может самостоятельно принять важное решение. В нашем государстве есть депутаты «парламента», но их функция сведена к нажиманию на нужные кнопки - опять же по приказу сверху. Страна, в которой более одного миллиона человек получает зарплату за счет налогоплательщиков, сегодня практически лишена Органа управления.

Отсутствие в стране человека, на котором замкнуты тысячи функций, «замораживает» систему принятия решений. Отпуск А. Лукашенко парализует систему государственного управления. В его отсутствие министры предпочитают заниматься «текучкой», перекладыванием бумаг, бесконечной разработкой концепций и законопроектов. Государственная система управления, на которую мы, налогоплательщики, ежегодно тратим $2,5 – 3млрд., держится на волоске. Человеческая слабость/болезнь Лукашенко, его отдых/чрезмерная загрузка – и колосс на глиняных ногах рухнет. Получается, что мы тратим миллиарды долларов впустую.

Почему никто не кричит «Король голый!»

Беларусь быстро и уверенно идет к банкротству. Баланс доходов и расходов никак «не бьет». Страна живет не по средствам. Торговля несбалансированна. Платежный баланс поет грустный романс. Бюджет наполняется на бумаге, а у министерств нет копеечных сумм на оплату взносов, расчет за поставленные товары или оказанные услуги. Нет денег на командировочные, суточные и даже организацию спортивных сборов.

Банки и предприятия с ужасом думают, где взять доллары/евро на оплату валютных кредитов. Люди приходят в бешенство от сорвавшихся с цепи цен и свободного падения курса белорусского рубля. Родители со слезами на глазах отправляют детей в школы/университеты. Попробуй одень, обуй, сними квартиру и заплати за учебу на среднюю зарплату, которая в июле составила по реальному, народному курсу ~$247. Старики с ужасом наблюдают за стремящимися к небу ценами на лекарства и уменьшающимися пенсиями (в июле средняя пенсия по возрасту опять же по рыночному, народному курсу составила $95).

Сокращение зарплаты и пенсии в долларах/евро более чем в 2 раза за семь месяцев 2001 года – это социальная катастрофа, ЧП общенационального масштаба. Однако у нас в стране только по случаю уборки урожая могут сформировать штаб и объявить мобилизацию.

Белорусский нео-социализм трещит по швах, но у власти нет лидера, который бы взял ответственность на себя и осмелился сказать «А сейчас перестройка!» В 2010 году денежные доходы населения составили Br108,6трлн. или $37,5млрд. Даже если в 2011 году они составят Br140трлн., то по реальному рыночному курсу в 2011 году это будет ~$18млрд., т. е. более чем в 2 раза меньше. Такого удара по благополучию белорусов власть Лукашенко не наносила со времен лихих 1990-ых. Какие еще нужны признаки, чтобы диагностировать социально-экономическую трагедию? Однако Лукашенко и АпСоНа (Администрация президента, Совет Министров, Национальный банк) предпочитают ничегонеделание.

Отпуска в плановом режиме. Никакого аврала и напряженности. Рутинные совещания и консультации. Бумажки между министерствами, исполкомами и ведомствами ходят все так же неторопливо и бессмысленно. А тем временем градус напряжения и недовольства даже среди госслужащих резко вырос. Их доходы ведь тоже уполовинились. Тем не менее, система госуправления как была, так и продолжает оставаться то ли в коме, то ли во сне, как будто после принятия мощного снотворного. А ведь они ворчат, когда просыпаются: «Король-то голый! Госплан гниет и плохо пахнет!»

Если на падение доходов в долларовом выражении можно закрыть глаза, ссылаясь на рост номинальной зарплаты и пенсии в рублях, то обстановка на валютном рынке даже мертвого разбудит и возбудит. Разница между официальным и рыночным, народным курсом белорусского рубля грозит превысить 100%. Паралич бизнеса очевиден. Планирование даже до конца 2011 года невозможно. Неплатежи ставят заводы и малый бизнес на колени. Долги растут, как снежный ком. Вместо обещанной по Директиве № 4 либерализации и поддержки предпринимательства АпСоНа резко усилила смертельную хватку госрегулирования.

Для спасения своих предприятий директорам приходится идти на нарушение закона. Даже госпредприятия научились прятать валютную выручку за рубежом, чтобы не продавать 30% ее объема государству по курсу Br5040 за $1. Де факто 30-процентная валютная обязаловка означает уплату дополнительного налога в размере 6 – 8% экспортной выручки. Любые штрафы/взятки/откупные за невозврат валютной выручки гораздо меньше, максимум 2% от не поступившей выручки. Поэтому экспортеры выбирают меньшее из двух зол. Тем не менее, пока только в курилках (с выключенными телефонами) и в зарубежных командировках они в сердцах и под мухой шипят: «Король-то голый! Госплан гниет и плохо пахнет!»

Если закрыть глаза на валютное удушение экономики и вслед за председателем Нацбанка товарищем Надеждой Ермаковой, заслуженным экономистом РБ, считать, что доллары для нормальной жизни в Беларуси не нужны, то не замечать перебоев на товарном рынке страны невозможно. Разве что вы живете на полном государственном обеспечении и вообще не заходите в отечественные магазины. Дефицит мяса, молочных продуктов, цемента, строительных материалов, лекарств и много другого есть прямой результат государственного регулирования цен. При открытых границах с Россией заводы спасаются экспортом, а население – челночной перепродажей белорусских товаров, резко подорожавших из-за ослабления белорусского рубля.

Есть только один надежный, тысячи раз проверенный способ решить проблему дефицита и утечки товаров за рубеж – полная либерализация цен, в том числе на национальную валюту. Эту азбучную истину должен знать каждый, даже не хватавший звезд с неба выпускник, даже не совсем продвинутого провинциального экономического университета. Казалось бы, хватит мучить белорусов дефицитом, хватит пугать очередным обвалом белорусского рубля. Натерпелись мы уже за свою недолгую новейшую историю. Нет же. АпСоНа, как заправский администратор – садист, продолжает вести страну вперед, с широко закрытыми глазами.

Совет Министров, будь он настоящим правительством, давно бы принял решение устранить первопричину дефицита, но М. Мясникович с министрами во имя сохранения своих должностей предпочитают заниматься ничегонеделанием. Они копируют модель поведения своего шефа. Они смотрят друг на друга, то с презрением, то с поклонением, то с претензиями, но решиться на либерализацию цен никто не может. От такого обмена взглядами директора предприятий, импортеры и умные люди на госслужбе глазами молча кричат: «Король-то голый! Госплан гниет и плохо пахнет!»

Доказательства недееспособности власти

Раз в Беларуси решения принимает один человек, незачем иметь обслуживающий его государственный аппарат в 85 тысяч человек. И это без армии, милиции и других силовых, контролирующих и наблюдающих за всем структур. Процедуры согласования разных решений такие сложные и длительные, интересы министерств/ведомств/исполкомов такие противоречивые, что ничегонеделание является оптимальной формой сосуществования разных структур государственной власти.

Лидером ничегонеделания в экономической политике является А. Лукашенко. Ему надо было бы разорваться на мелкие кусочки, чтобы решить тысячи углубляющихся проблем и ужесточающихся конфликтов. Он сам создал такую систему государственного управления. Чтобы не впасть в прострацию и депрессию, нужно не только применять мощные антидепрессанты, но и, как говорят в народе, не брать до головы. Такая тактика предпочтительнее, да и печень лучше сохраняется.

Пусть население думает, что все под контролем. Пусть Вертикаль верит, что Верховный главнокомандующий имеет гениальный план спасения. Пусть бизнес тешит себя надеждой, что Главному экономисту дадут кредиты, и мы как-то выкрутимся. На самом деле у Лукашенко нет ни стратегии, ни плана, ни ресурсов, ни профессионалов, чтобы сохранить нерушимой связку АпСоНа+Госплан и не повергнуть страну в глубокий экономический кризис.

Нельзя назвать дееспособным Национальный банк, который допускает 6-8-кратное превышение планового показателя годовой инфляции. Цены производителей в 2011 году могут вырасти более чем на 100%, а ИПЦ (индекс потребительских цен) – на 60 – 80%. Нельзя назвать дееспособным руководителя, который не реагирует на такую провальную монетарную политику. Назначение Н. Ермаковой главой Нацбанка в столь драматический для экономики страны час можно отнести скорее к ничегонеделанию, чем к адекватному реагированию на инфляционно-девальвационный кризис.

Нельзя назвать дееспособным правительство, которое допускает двукратный разрыв между официальным и рыночным обменными курсами белорусского рубля, которое годами не может справиться с огромных дефицитом платежного и торгового балансов. В I полугодии 2011 года отрицательное сальдо внешней торговли товарами составило $4,5 млрд. за аналогичный период 2010 года было на $1млрд. меньше.

Нельзя назвать дееспособной Вертикаль, которая за год удваивает государственный долг, берет валютные кредиты и не использует их. В I полугодии 2011г. в экономику было привлечено (кроме банков) $8млрд. иностранных инвестиций (так их называют наши власти). Из них 64% не были использованы. Доля инвестиций в основные средства составила мизерные 5,3%.

Дееспособными в Беларуси остаются только силовики. Пока остаются. Они по инерции беспрекословно выполняют приказы Лукашенко. Однако милицию, армию и КГБ не мобилизуешь на увеличение добавленной стоимости в экономике. Люди в погонах не обучены премудростям современного промышленного производства, маркетингу или инновационной деятельности. Они приучены исполнять приказы. Не бесплатно, а за солидное вознаграждение. По мере сокращения их реальных зарплат А. Лукашенко будет терять последний дееспособный институт белорусского авторитарного государства и Госплана. Если это случится, он станет жертвой собственного ничегонеделания.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!