Захлопывание и замалчивание проблем

Автор  02 августа 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Первое полугодие власти надували щеки и товарно-денежные пузыри

Ярослав Романчук

В I полугодии 2011 года белорусские власти ревниво запрещали делать молодежи на улицах и площадях то, что они делали в своих кабинетах и на заседаниях. Властные политики и чиновники аплодировали 11-процентному росту ВВП, увеличению выпуска промышленной продукции на 11,5%,  росту инвестиций в основной капитал на 27,6% (при годовом плане 16-17%) и взрывному увеличению экспорта товаров и услуг на 54,8% (план на год – 16 – 16,4%). Они молчали про полный провал в привлечении прямых иностранных инвестиций $0,7млрд. при годовом плане $6,4-6,5млрд.), угрожающе высокую инфляцию (индекс потребительских цен за 6 месяцев составил 36,2%) и почти вдвое подешевевший белорусский рубль.

Долларовый тест рублевых доходов

За январь – май 2011 года реальные располагаемые денежные доходы населения выросли на 12,4% при годовом плане 8-9,5%. Номинальная начисленная среднемесячная зарплата за первые пять месяцев года составила Br1,52млн., что на 40,8% больше, чем за январь-май 2010г. По данным Белстата, реальная зарплата выросла на 19,6%. Средняя пенсия составила Br587тыс., что на 25,1% больше, чем за первые пять месяцев 2010 года. В июне начисленная средняя зарплата составила Br1,78млн.

На первый взгляд, цифры обнадеживают сторонников старого курса А. Лукашенко. Экономика растет. Доходы увеличиваются. Статистическое процветание радует глаз официальных органов. Горькая правда рублевых показателей заключается в том, что сегодня они отражают скорее пожелания властей, чем объективную динамику благосостояния. Как белорусский бизнес, так и обыкновенные граждане привычно пересчитывают все в доллары. Трудно найти чиновника, который бы сегодня доверял национальной валюте. Это печальный итог реализации экономической политики в I полугодии 2011 года.

При пересчете зарплаты и пенсии в доллары, нет смысла использовать официальный курс Национального банка. Обыкновенный человек реально может купить доллары до Br6200 за $1. И то еще нужно постараться. Пересчитаем среднюю зарплату и пенсию за январь-май по этому курсу. Получается $245 и $95. Даже зарплата июня составляет только $287. В январе – мае 2010 года номинальная начисленная зарплата составила Br1,1млн., а пенсия в июне составила Br470 тысяч. По реально действующему рыночному курсу эти показатели составляли $367 и $157 соответственно. Получается, что за январь-май 2011 года в долларовом выражении средняя зарплата в Беларуси снизилась на 33,2%, а пенсия – на 39,5%. Таким цифрам хлопать аморально. О таких тенденциях аморально молчать.

Люди беднеют, банки богатеют

Экономическая политика четко разделила Беларусь на два неравных лагеря. Большинству был нанесен болезненный удар по сбережениям и текущим доходам. У них забрали. Белстат убедительно показывает, в чью пользу шло перераспределение ресурсов. Государственные банки в разы увеличили доходы от операций с валютой, а самый большой из них Беларусбанк увеличил чистые доходы от операций с валютой в десятки раз. За январь-июнь 2011 года от операций с инвалютой эта финансовая структура заработала чистыми Br2,1трлн. или $426млн. по официальному курсу на конец первого полугодия. Для сравнения за аналогичный период 2010 года заработок был только Br87млрд., т. е. более чем в 24 раза меньше. Валютные операции дали почти 40% от всех чистых доходов банка. Для сравнения в I полугодии 2010 г. было только 11,7%.

Второй по размеру банк страны Белагропромбанк тоже быстро сориентировался на рынке и превратился в динамичного валютчика. За первые шесть месяцев 2011 г. он заработал Br225млрд. ($45,5млн.), что в 3,7 раза больше, чем годом раньше. Еще один крупный государственный банк Белинвестбанк увеличил чистый доход от операций с иностранной валютой в 5,6 раза, до Br221млрд. Заметим, что частные банки заработали на валютном горе белорусов гораздо меньше. Чистые доходы крупнейших из них существенно меньше, чем государственных. Так Приорбанк заработал по данному виду коммерческих операций Br72млрд., а Белвнешэкономбанк – Br14,5млрд. В отличие от белорусских госбанков российский БПС-банк, принадлежащий государственному Сбербанку, по итогам I первого полугодия получил чистый убыток по операциям с инвалютой в объеме почти Br1трлн. рублей. Кто обслуживает крупнейших экспортеров, кто распределяет валюту в условиях множественности курсов, тот  зарабатывает прибыль.

Получается классическая система перераспределения богатства. На инфляционной и девальвационной беде населения и малого бизнеса начальники из банковских кругов и их административное начальство создают себе новые капиталы. Богатство не исчезает. Оно перетекает в карманы тех, кто думает в ближайшие годы активно заняться приватизацией. Затягивание выхода на единый курс белорусского рубля говорит не об отсутствии технических знаний в Нацбанке, а о доминирующей политической воле. Она направлена на то, чтобы сконцентрировать капитал в руках будущих белорусских олигархов. С другой стороны, сохранение 30-процентной курсовой разницы и 30-процентной обязательной продажи валютной выручки – это де-факто введение еще одного налога, оборотного налога на экспорт. Вместо того чтобы сокращать госрасходы и выходить на сбалансированный бюджет, АпСоНа (Администрация президента, Совет министров, Национальный банк) решилась на увеличение фискальной нагрузки на экономику. Поэтому близкий к балансу консолидированный бюджет является явлением временным. Иначе бы кредиторы из ЕврАзЭС и МВФ не ставили бы условия навести порядок в государственных финансах. Интенсификация операций по перераспределению ресурсов от экспортеров к импортерам и на госпрограммы – это еще одна особенность I полугодия 2011 года. Сохранение совокупных госрасходов (консолидированный бюджет + Фонд социальной защиты населения) на уровне 45% ВВП говорит о неготовности властей к проведению глубокой бюджетной корректировки и переходу в режим затягивания поясов. Вот и молчат чиновники по этому поводу и затыкают рот тем, кто хлопает в знак несогласия.

Взрыв инвестиций как взрыв мозга

В I полугодии инвестиции в основной капитал по сравнению с аналогичным периодом 2010 года выросли на 27,6%. Столь бурные темпы роста в условиях макроэкономической нестабильности и сильных структурных искажений говорит о стремлении властей во что бы то ни стало не допустить рецессии. Поэтому быстрее всего росли инвестиции государственного сектора, за счет опять же денег налогоплательщиков. Структура инвестиций в основной капитал не оставляет иллюзий по поводу их качества. Строительство, машины и оборудование – типичные госпроекты сомнительного коммерческого качества. Иначе министр экономики Николай Снопков не говорил бы: «Мы видим на данный момент неэффективность мер господдержки. В своем предложении мы исходим из того, что каждый государственный рубль должен приносить максимальную отдачу».

Руководитель Минэкономики предложил перейти на режим выделения бюджетных средств на конкурсной основе, но успокоил красный директорат и отраслевые министерства тем, что применение таких форм поддержки, как возмещение части процентов за пользование банковскими кредитами, предоставление бюджетных займов и ссуд на срок не более 5-ти лет и выделение безвозмездных субсидий будет продолжаться. В этом году речь идет не о ликвидации госпрограмм, которые не приносят прибыли и не дают эффекта, а «о перераспределении бюджетных средств и наиболее эффективном их использовании». Опять перераспределение. Опять номенклатурные стандарты определения эффективности. Опять вытеснение государством частных и иностранных инвестиций.

Минэкономики бессильно самостоятельно расставить приоритеты в структурной политике. Иначе оно бы не шептало, а кричало о необходимости проведения массовой приватизации, выходе на единый обменный курс и ценовой либерализации. Надо сказать, что в условиях кризиса не Совмин, администрация президента, а именно Минэкономики выступает инициатором либерализационной политики. Н. Снопков и его коллеги слышат «хлопки» возмущения бизнес сообщества. Оно требует выхода на единый курс и прекращения практики дискриминации бизнеса, который в I полугодии столкнулся с резким ухудшением условий работы на рынке. По данным Белорусского союза предпринимателей и нанимателей в ситуации, когда средний размер импортной составляющей в материальных затратах составляет 40-60%, издержки субъектов хозяйствования выросли на 100- 180%.

При таком резком росте издержек говорить о сохранении остатков конкурентоспособности не приходится. Что толку, что промышленное производство выросло на 11,5%, если бизнес мечется между выживанием и эмиграцией. Бизнес сообщество хлопает экономической политике властей и уже не молчит. Все самые крупные союзы предпринимателей однозначно отрицательно оценивают валютную, административную и фискальную политику властей. Диалог между бизнесом и государством не получается. Рас-PR-енное частно-государственное партнерство, по сути дела, похоронено высокой инфляцией и девальвацией. В I полугодии 2011 года АпСоНа создала атмосферу такой неопределенности, что частный бизнес занял выжидательную позицию, а самые нервные вообще перевели капитал или бизнес за рубеж. Иного способа защититься от хлопающей своим достижениям номенклатуры, от молчащей по поводу нарастающих проблем бюрократии у белорусских предпринимателей нет. Инфляционно-девальвационный удар был совершен и по их благополучию и планам на будущее.

Другие материалы в этой категории: « Ничегонеделание Мероприятия для олигархата »

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!