Нечестное государство

Автор  24 мая 2011
Оцените материал
(0 голосов)

Постсоветским странам не хватает честной политики

Ярослав Романчук

В начале мая 2011 года общественная организация Global Integrity опубликовала очередной доклад Global Integrity Report, в котором глазами более 1200 экспертов оценила уровень честности правительств более чем 100 стран мира. Они не измеряют уровень коррупции, а по 23 вопросам анкеты оценивают прозрачность и подотчетность государственного, частного и общественного секторов.

В 2010 году авторы Доклада отмечают существенное улучшение антикоррупционных практик в Аргентине. По сравнению с 2008 годом она улучшила свой рейтинг на 17 пунктов. Активизирует борьбу с коррупцией Эфиопия (плюс 15 баллов) и Перу (плюс 12 баллов по сравнению с 2007 годом). И в Молдове гэп сократился с 40 до 29 пунктов.

Восточная Европа в целом пятится назад в антикоррупционных практиках. После вступления в ЕС и НАТО они расслабились и позволили себе смягчить контроль над выполнением законов. Реформы по укреплению институтов приостановились, а в отдельных странах наблюдается регресс. Общий показатель Польши упал с 88 баллов в 2008 году до 78 в 2010. Румыния продолжает проигрывать борьбу коррупции. В 2006 году у нее было 84 балла, а в 2010 – 78 пунктов. Болгария тоже ухудшила свои показатели. В нашем регионе по-прежнему существуют проблемы в обеспечении прозрачности проведения приватизации, госзакупок, ликвидации конфликтов интересов, а также обеспечении граждан доступа к полной информации о деятельности всех органов государственного управления.

Когда «хороший» закон не воспринимается людьми

В докладе нет общего рейтинга всех стран мира. Главным показателем оценки честности правительства является разница между двумя показателями. Первый характеризует качество правового поля и наличие необходимых законов. По нему у Беларуси по итогам 2008 года из 100 возможных пунктов (самое качественное и полное правовое поле) 81 балл (в 2009 - 2010гг. опросы в Беларуси не проводились). Это значит, что формально законы у нас в значительной степени соответствуют требованиям по обеспечению прозрачности и подотчетности. Однако правоприменительная практика, неформальные институты и реализация прав граждан и юридических лиц, закрепленных в формальных актах законодательства, дает нам оценку всего 48 баллов.

Дефицит в 33 пункта позволяет экспертам Global Integrity говорить о коррумпированности белорусской экономике. «Закон, как дышло» - это про нас. Мало иметь хорошие законы. Надо еще их строго выполнять. С другой стороны, если закон так легко обходить, значит, он далек от совершенства. То, что работает на Западе, далеко не всегда эффективно и применимо в постсоветских странах. Более того, созданные под западную культуру, традиции и привычки правовые нормы могут оказаться источником коррупции в Беларуси, России или Украине. Из 100 баллов рейтинга Global Integrity наша страна получила 66 баллов. Это дало нам место в группе стран со слабыми, непрозрачными правовыми институтами.

Аналогичная ситуация в России. По оценке 2010 года (на основании опросов экспертов и журналистов) формальная правовая система получила 90 баллов из 100. Это очень высокий показатель. Однако когда эти качественные законы соприкасаются с российской культурой, отношением к закону, собственности и к другим людям, получается только 56 баллов. Гэп (разница между двумя показателями) составила 34 пункта. Из 100 баллов рейтинга 2010 года Россия получила 71, что квалифицирует ее как страну с правовой системой, правоприменительной практикой и подотчетностью правительства среднего качества.

Как бы странно это не звучало, но формальное законодательство в Польше хуже, чем в России. Из 100 возможных баллов поляки за формальное правовое поле получили 86 баллов. Однако у поляков в отличие от белорусов и россиян гораздо лучше обстоят дела с законопослушанием. Из 100 баллов Польша получила 71 балл, что в сумме дало ей 80 баллов.

И в Украине неплохо обстоят дела с формальным законодательством. Оно достаточно качественное. В 2009 году оно было оценено на 77 баллов из 100. Однако эти законы мало кого к чему-то обязывают. По практике выполнения законов, реальных механизмах обеспечения прозрачности и подотчетности Украина получила только 39 баллов. Гэп в 38 пунктов считается очень большим. Из-за этого общая оценка Украины составляет только 58 баллов. Данная оценка подтверждает вывод о том, что наш южный сосед живет скорее по понятиям, чем по законам.

Ситуация гораздо лучше в Казахстане. В рейтинге 2008 года качество формального законодательства, обеспечивающего прозрачность и подотчетность органов государственного управления, оценивалось на 80 пунктов из 100. В отличие от Беларуси, России или Украины казахи следуют букве закона гораздо четче. По практике применения и выполнения законов Казахстан получил 69 баллов, что дает ему общий балл 76.

Чем теснее и дольше страна сотрудничает с Европейских Союзом или является ее частью, тем лучше обстоят у нее дела с борьбой с коррупцией, с обеспечением прозрачности и подотчетности деятельности органов власти. Отметим, что постсоциалистические страны даже за 20 лет не сумели избавиться от правовой культуры старых времен. Так Литва в 2008 году имела 85 баллов за качество формального законодательства и 63 балла за правоприменительные практики. Разница в 22 балла свидетельствует о сложности преодоления советского наследия. Чехия имеет 84 и 64 балла соответственно, что тоже квалифицирует ее как страну с проблемами в принуждении к исполнению законов. Аналогичная ситуация в Венгрии: 83 и 62 балла (разница 21 пункт).

Удивили результаты оценки Канады. По качеству формальных законов, определяющих прозрачность и подотчетность государства, она получила 90 баллов, но по выполнению этих правильных законов – только 61 балл (разница 28 пунктов). Очевидно, что даже законопослушные канадцы не могут совладать с большой бюрократией и сложными регуляторными требованиями. В США ситуация лучше. В Америке разница между качеством формального закона (90 баллов) и практикой его применения и выполнения (78 баллов) составляет 12 пунктов.

Китайцы, как и россияне, тоже научились писать правильные законы. Global Integrity оценивает их качество на 76 баллов. Однако практика их выполнения получает всего 43 балла. Гэп в 34 балла говорит о том, что китайцы живут по своим, неписанным законам. Именно это спасает их от больших издержек выполнения сложных правовых норм.

Методология определения честности государства

Методология Global Integrity позволяет оценить качество государственного управления и уровень коррупции в стране. Для оценки страны учитывается около 300 индикаторов. Вместо попыток изменения коррупции эксперты Global Integrity оценивает прямо противоположное коррупции явление – доступ граждан и бизнеса к правительству своей страны, их способность осуществлять мониторинг поведения органов госвласти и возможность проведения адвокаси для улучшения качества госуправления.

Понятие «доступ» раскладывается на целый ряд категорий и вопросов, которые затрагивают как вопросы избирательного законодательства, свободы СМИ, так и вопросы прозрачности бюджета и наличия конфликта интересов при распределении бюджетных ресурсов или управлении активами. Эксперты рассматривают не только формальные законы, но также практику их выполнения и применения посредством анализа целого ряда индикаторов: наличие персонала для выполнения положений законодательства, бюджета, политическую независимость, доступ граждан к основным антикоррупционным механизмам.

Индикаторы Global Integrity – уникальный инструмент для количественной оценки антикоррупционных механизмов в стране на национальном уровне. При оценке используются также данные Transparency International. Каждый эксперт оценивает по шкале от «0» (самое низкое качество правовой среды по борьбе с коррупцией) до «100» (полный порядок в антикоррупционных правовых механизмах и практиках).

Индикаторы Global Integrity сгруппированы в шесть главных категорий и 23 подкатегорий.

  1. Неправительственные организации, информация о деятельности органов государственной власти и СМИ
  2. Выборы
  3. Конфликт интересов в органах государственной власти, система сдержек и противовесов.
  4. Государственная служба и профессионализм.
  5. Надзор и контроль над деятельностью органов госуправления.
  6. Правовое поле для борьбы с коррупцией, независимость судебной власти, принуждение к исполнению закона и профессионализм лиц, которые этим занимаются.

 

 

Новые материалы

Подпишись на новости в Facebook!